Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина уже аплодирует перевороту, а майдауны прячутся от ответственности Кто остановит донецкую войну? Ахиллесова пята России Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 04 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Спасти Россию

Доклад Ассоциации православных экспертов. Январь 2015 года

В ушедшем 2014 году Россия столкнулась с беспрецедентной в постсоветской истории ситуацией – началом полномасштабной гибридной войны США против России в глобальном масштабе. Несмотря на серьёзность наступивших последствий в российской экономике и кровавую гражданскую войну на Украине, ставших следствием этого процесса, значительной частью политической элиты и политического экспертного сообщества не осознан даже сам факт начала гибридной войны, не говоря уже о новых, серьёзнейших угрозах для России, вытекающих из новой геополитической ситуации. В авторитетных СМИ иногда даже приходится слышать дискуссии на тему «началась ли холодная война против России или нет».

В либеральном сегменте экспертного сообщества и политической элиты распространено мнение о том, что действия США являются лишь ответом на избыточно «имперскую» политику России, и отказ от неё позволит добиться быстрого прекращения давления со стороны США и восстановления отношений с западным миром. Ещё более распространена «прагматическая» точка зрения, которой придерживаются многие государственники и представители политической элиты России: сохранение статус-кво на Донбассе, а также защита занятых позиций только в политико-дипломатическом поле позволит в скором будущем добиться новых взаимовыгодных соглашений с США и ЕС. По этой причине, как считают сторонники такой точки зрения, Россия должна активно участвовать в переговорах с США и ЕС, сохранять с ними высокий уровень экономического партнерства и по-прежнему рассчитывать на изменение позиций лидеров Европейского союза. Сторонники такого подхода всё ещё надеются достичь взаимовыгодного компромисса с Западом – и полная безуспешность всех предыдущих попыток в течение прошедшего периода – с февраля 2014 года по настоящий момент — их ничуть не смущает. Типичным примером такой точки зрения стал недавний доклад Евгения Примакова в Меркурий-клубе[1]. Несмотря на то, что США публично ставится вопрос уже о полном отключении России от системы международных финансовых расчетов SWIFT и других санкциях «иранского» и «северокорейского» уровня, Евгений Максимович все ещё предлагает налаживать взаимовыгодный диалог с ЕС и США.



Представляется, что обе указанных наиболее распространенных точки зрения являются опасным самообманом и обоснованием стратегически неверного целеполагания во внутренней, экономической и внешней политике России. В действительности, над Россией и российской государственностью нависла смертельная опасность, которая может воплотиться в реальность уже в краткосрочной перспективе. Только решительный пересмотр современного «межеумочного», компромиссного и откровенно вялого политического курса может спасти Россию от этой опасности.

Политика США: Россия как враг №1

Активность США по ведению гибридной войны против России беспрецедентно высока и не ограничивается только принуждением ЕС к ужесточению санкционного режима.

Она включает в себя несколько составляющих:

а) собственно вооруженную – в виде войны подконтрольного США марионеточного киевского режима против пророссийских сил в регионе Новороссии;

б) экономическую – в виде принуждения Европейского союза к санкциям против России в кредитно-финансовой сфере и блокированию совместных энергетических проектов, через влияние на глобальный рынок нефти в направлении понижения цен, через попытки ведения «валютной войны» против российского рубля – декабрьское падение курса рубля было именно её видимым проявлением;

в) информационную – через демонизацию России и её президента Владимира Путина в глобальном медиа поле посредством американского международного информационного вещания и подконтрольной США части глобальной медиакратии, прежде всего европейской;

г) политическую – посредством стимулирования раскола в российской политической элите и поддержки внутри российских общественных сил, заинтересованных в организации беспорядков и свержении президента РФ Владимира Путина. Реализация данной составляющей находится в начальной стадии, однако она является потенциально наиболее опасной.

д) Дипломатическую – через попытки «перекупки» последовательных союзников и партнеров России, прежде всего Ирана, Индии и Кубы. Эти попытки на текущем этапе в значительной степени не очень успешны, однако интенсивность их в дальнейшем будет только нарастать. Дипломатическая практика США доходит и вовсе до смешного, когда визиты официальных представителей США в ряд государств мира резко переносятся на сроки 1-2 дня после визитов российских представителей – чтобы уговорить руководство этих стран не углублять сотрудничество с Россией.

Между тем, причины перехода США к такой жесткой антироссийской политике остаются неосознанными многими. Как уже отмечалось выше, распространено мнение о «реактивном» характере действий США – то есть, что США лишь пытается «наказать» Россию за политику в отношении Украины и Новороссии, или желает ограничить её геополитический потенциал. Представляется, что эти точки зрения являются ошибочными. Нет, США ставят задачу ликвидации российской государственности, причем уже в краткосрочной перспективе – и главным инструментом решения этой задачи они видят свержение Президента РФ Владимира Путина и организацию на пространстве России полномасштабной политической дестабилизации.

Поворот США к активной антироссийской политике вызван не конъюнктурными, а фундаментальными причинами. По факту она перешла на первый по важности уровень среди приоритетов во внешней политике – президент США Барак Обама назвал «агрессию России» одной из трех главных опасностей для мира. Такие заявления никогда не делаются «просто так» или с целью напугать оппонента. Ранее такие характеристики звучали только в отношении государств, о смещении руководства которых США принимали окончательное решение и достигали этой цели военным путем – например, в отношении саддамовского Ирака и каддафистской Ливии.

Постановка задачи по ликвидации российской государственности лишь внешне представляется радикальной – на самом деле она рациональна и представляется действующей администрации США вполне достижимой. Можно отметить следующие основные причины постановки такой цели.

1. Стремление США выйти победителем из глобального финансово-экономического кризиса через стратегию «управляемого хаоса» и глобальной военно-политической дестабилизации, для чего требуется абсолютное преимущество над всеми другими игроками в военно-политическом отношении.

Российская Федерация является единственным государством в мире кроме США, имеющим равный с США потенциал в ракетно-ядерной сфере, а также более слабый, но сопоставимый по потенциальным техническим возможностям потенциал обычных вооружений и научный потенциал военно-промышленного комплекса. Следовательно, пока этот потенциал существует, США не могут монопольно диктовать свою волю остальным государствам мира. Поставить руководство РФ под полный контроль США без ликвидации или значительного ослабления этого потенциала невозможно, и на это действующее руководство РФ не пойдет ни при каких обстоятельствах.

2. Оценка Российской Федерации как уязвимого и доступного для успешных деструктивных воздействий государства.

Экономика РФ справедливо оценивается действующей администрацией США и её экспертным пулом как критически зависящая от экспорта энергетического сырья, а значительная часть российской политической и экономической элиты – как зависимая от Запада, коррумпированная «оффшорная аристократия», стремящаяся к интеграции в истеблишмент Запада и зачастую даже не рассматривающую Россию как место проживания своих наследников. Главной проблемой и уязвимостью России становится разрыв между военно-политическим потенциалом, характерным для развитого государства, и экономикой, характерной для сырьевой полуколонии. Россия также раздираема глубокими социальными и национальными противоречиями: уровень социального неравенства в РФ является одним из самых высоких в мире, а национальный и религиозный состав её населения территориально разнороден. Экономически преуспевающие регионы России сталкиваются с мощным миграционным потоком инокультурного населения из постсоветских государств Средней Азии и Закавказья. Это – общеизвестные факты. При этом Россия все ещё не объединена общей государственной идеологией, которая могла бы нивелировать эти противоречия, а также является открытой, неизолированной страной, участвующей в процессах экономической и информационной глобализации. Следовательно, Россия неизбежно столкнется с общественно-политической дестабилизацией при серьёзном ухудшении экономической конъюнктуры.

3. Глубокие ценностные разногласия между Бараком Обамой и Владимиром Путиным, сильная личная неприязнь Барака Обамы к Владимиру Путину при недостатке демонстративных для электората успехов внутренней и внешней политики Барака Обамы, необходимых для успешного продвижения кандидата от Демократической партии на следующий президентский срок.

Провозглашаемая Бараком Обамой концепция «американской исключительности» не является продолжением традиционной для президентов США концепции «американского лидерства». Концепция Барака Обамы имеет прежде всего ценностный характер, и характеризуется стремлением преобразовать традиционные американские ценности (продвижение демократии, свободы личности и др.) в лево-либеральные. Характерным, хотя и не единственным, примером такой политики является уникальная по активности деятельность действующей администрации США по продвижению ЛГБТ-тематики в глобальном масштабе. Барак Обама находится в жесткой оппозиции консервативной, ориентированной на христианские и вообще традиционные ценности части американского общества – при этом Президент РФ Владимир Путин обращается к международному сообществу с заявлениями, поддерживающими традиционные ценности и нормы морали. Таким образом, Владимир Путин неосознанно участвует во внутри американской политической полемике на стороне наиболее последовательных и жестких критиков Барака Обамы.

Не менее важно и то, что критики Обамы регулярно ставят в американских СМИ Владимира Путина в качестве примера сильного лидера – не с целью поддержать Владимира Путина, а с целью показать «на контрасте» слабость Барака Обамы. В частности, журнал Forbes поставил Владимира Путина в рейтинге влиятельности мировых политиков за 2014 год на первое место, с 2007 года, когда Владимир Путин был объявлен «человеком года», он регулярно претендовал на повторение этой позиции по версии журнала Time, в частности, в 2014 году он по числу голосов опередил Барака Обаму, став третьим после собирательных образов борцов с лихорадкой Эбола и протестующих в Фергюсоне. Примечательно, что Барак Обама реагирует на подобную критику – известен видеоролик в YouTube со спортивной тренировки Барака Обамы в тренажерном зале в Варшаве в июне, которую он, вопреки обыкновению, провел вместе с другими посетителями (явный публичный ход в противовес «спортивному» имиджу Путина)[2]. Ощущение заочной конкуренции с Владимиром Путиным проскальзывает и в публичных выступлениях Барака Обамы (например, в его интервью National Public Radio в декабре 2014 г.)[3]. Бараку Обаме крайне необходим серьёзный внешнеполитический успех – и в контексте развернутой глобальной пропагандистской антироссийской кампании таким успехом может быть только «победа над Россией».

Несмотря на традиционно конспирологический взгляд российского экспертного сообщества на механизм принятия решений в высшем политическом руководстве США, уделяющий большое внимание теневым механизмам и лоббизму, Президент США обладает колоссальной властью и личностный фактор играет в принятии ключевых решений в американской внешней политике очень существенную роль, которую нельзя недооценивать.

Указанные причины, а также глобальный характер и высокая активность антироссийской политики США свидетельствуют о том, что она:

1. Не будет скорректирована, в том числе дипломатическими механизмами, и не зависит от ситуации на Украине и в Новороссии.
2. Будет вестись максимально интенсивно, с вовлечением всех возможных сил и средств.
3. Нацелена не на среднесрочную, а на краткосрочную перспективу, и успешное достижение её целей планируется на срок до завершения президентских полномочий Барака Обамы.

Такой целью, достижимой в краткосрочной перспективе, может быть только свержение Владимира Путина и хаотизация внутриполитической ситуации в России. Реализация этой цели, соответственно, позволяет открыть перспективу расчленения РФ и/или перевода отдельных её территорий под «международный» контроль, с последующей передачей США её военного и ракетно-ядерного потенциала.

Итак, применительно к американской политике можно сделать следующие выводы:

1. Достижение компромисса с США по украинской проблематике при действующей администрации США невозможно ни на каких условиях.
2. Политико-экономическое давление на Россию будет только нарастать, вне зависимости от конкретных шагов её политического руководства. Для введения новых санкций и/или применения новых антироссийских действий будут использоваться любые поводы и провокации.
3. Давление США на ЕС с целью усиления антироссийской составляющей в политике его государств будет нарастать, а значит – шансы на внесение раскола в «евроатлантическое единство» будут уменьшаться. Следовательно, надежды на увеличение самостоятельности внешней политики стран-лидеров ЕС и смягчение их антироссийского давления беспочвенны. Россия не имеет сопоставимых с США невоенных рычагов влияния на руководство и механизмы принятия решений стран-лидеров ЕС.

Тем не менее, нельзя впадать в отчаяние, ибо мы не имеем альтернативы сохранению российской государственности. Путь, реализуемый США по отношению к России, для нас неприемлем. И Россия, несмотря на крайнюю сложность и опасность сложившейся ситуации, все же имеет шансы выйти победителем в новой гибридной войне. И для этого потребуются серьёзные и жесткие решения. Альтернатива – катастрофа и гибель России.

Украина и Новороссия: от торга к жесткому противодействию киевскому режиму

Управляемый США современный политический режим Киева, приведенный к власти посредством переворота в феврале 2014 г., в результате президентских выборов в мае и парламентских выборов в октябре 2014 г., был легитимизирован в глазах международного сообщества. К сожалению, Российская Федерация, признав эти выборы, также приняла участие в легитимации данного режима. Решение о таком признании было продиктовано не только угрозой ужесточения экономических санкций со стороны ЕС, но и стремлением к выстраиванию непубличных «особых отношений» с занявшим пост президента Украины Петром Порошенко. На усиление Петра Порошенко надеялись как на средство перевода украинского режима к более прагматичной и мягкой по отношению к России политике. Из этих же соображений на должности посла России на Украине был сохранен Михаил Зурабов, ранее выстроивший с Петром Порошенко хорошие личные отношения.

Сейчас можно уверенно говорить о полном провале данной политики. Невозможно привести ни одного убедительного доказательства тайных «миротворческих» или «пророссийских» настроений у Петра Порошенко – зато можно привести массу примеров строго обратного.

Приход Петра Порошенко к власти в мае ознаменовался радикальным усилением интенсивности войны на Донбассе. Первоначальный «план Порошенко» (более напоминавший не мирный план, а предложение к ополченцам Донбасса о капитуляции) и июньский приказ о прекращении огня ВСУ на Донбассе (в реальности имитационный и не соблюдавшийся) был лишь имитацией миролюбия, поводом для обвинения ополчения ДНР и ЛНР в нарушении перемирия и, таким образом, обоснования отказа от перемирия и наступления с целью окончательного военного подавления ДНР и ЛНР. Лишь после активной скрытой военной помощи России во второй половине августа – начале сентября 2014 г. удалось переломить ситуацию и заставить ВСУ перейти к отступлению. Петр Порошенко пошел на мирные переговоры только после осознания военного поражения и его возможных негативных для себя внутриполитических последствий. Заключенное в сентябре минское перемирие также никогда ВСУ не соблюдалось. Провокация с обстрелом автобуса под Волновахой 13 января была использована как повод для фактического отказа от перемирия и перехода войск Украины в наступление. Последовали жесткие антироссийские заявления Порошенко, а также политические акции, такие, как «марш памяти» погибших под Волновахой, имевший целью поставить знак равенства между ополчением Донбасса и исламскими террористами, расстрелявшими в Париже редакцию журнала «Шарли Эбдо».

Военная активность была переведена киевским режимом до самого радикального уровня, характерного для августа 2014 года. Резко активизировались обстрелы Донецка из артиллерии, диверсионные группы начали обстрел жилых домов и инфраструктурных объектов – общеизвестно попадание мины в остановку троллейбуса, в результате которого были зверски убиты более 15 человек. В этих условиях ополчение Донбасса было вынуждено начать контрнаступление, выбить ВСУ с территории Донецкого аэропорта, поселков Авдеевка и Пески и провести окружение соединений ВСУ в районе Дебальцево и начать наступление на Мариуполь. ВСУ, осознавая неизбежность военного поражения, пошли на кровавые провокации, обстреляв жилые кварталы Мариуполя и обвинив в этом ополченцев.

Особо следует отметить лоббирование Петром Порошенко усиления полномочий СНБО и назначение на должность руководителя СНБО Украины Александра Турчинова – бывшего и.о. Президента Украины после февральского переворота и инициатора войны на Донбассе. Александр Турчинов после назначения публично выступил с предельно жесткими антироссийскими заявлениями и подчеркнул необходимость создания на Украине «наиболее сильной армии в Европе».

Уже этот краткий экскурс в общеизвестную историю недавних событий полностью опровергает тезис о «миролюбии» Петра Порошенко, а также тезис о существовании «партии мира» и «партии войны» в нынешнем украинском руководстве. Сейчас, после январского обострения войны, о «миролюбии» Порошенко уже не говорят в центральных СМИ, но ещё совсем недавно откровенную ложь о «партии мира» и «договоро способности» Порошенко можно было часто слышать на центральном телевидении из уст политологов-лоялистов. В января 2015 года, когда (символично!) Порошенко на великий православный праздник Крещения Господне начал новый этап войны против Новороссии, в ряде российских ИА появились удручающие по содержанию материалы о том, что необходимо не допустить, «отложить до весны» необходимое контрнаступление армии Новороссии, что освобождение Мариуполя «помещает встрече в Астане», хотя провал линии «Минских протоколов» был уже очевиден. Усилилась пропаганда «необходимости возвращения ДНР и ЛНР» в состав Украины с целью недопущения фашизации Украины». Впрочем, в ответ на эту демагогию известный журналист Александр Чаленко ответил, что действительность противоположна этой демагогии- независимая «Большая Новороссия» станет промышленным, динамичным государством, а Украина, оставшись без индустриальной и интеллектуальной Новороссии, станет аграрной страной, неспособной противостоять России. А вот если индустриальная Новороссия останется в Украине, то из нее можно создать милитаризованное нацистское антироссийское государство, ценой геноцида русских Новороссии, Подкарпатской Руси, уничтожения канонической Православной Церкви, но можно и режим Порошенко и Запад готовы заплатить такую цену, что показала «Крещенская бойня» в Новороссии и недавнее заявление Порошенко о том, что он «гордится Филаретом Денисенко»- главой раскольнической криминально- террористической группировки «Киевский патриархат», анафематствованного Русской Православной Церковью за организацию церковного раскола и откровенно террористические массовые захваты православных храмов, избиения священников и мирян, организацию, начиная с 1993 года, вербовок украинских националистов в террористические отряды Дудаева, Басаева и Масхадова в «Ичкерии», провозглашенной Денисенко «канонической территорией «Киевского Патриархата.!

Между тем, любому непредвзятому наблюдателю очевидно, что действующий киевский режим единым фронтом выступает за продолжение войны на Донбассе, и занимает общую строго антироссийскую позицию.

Между тем, иного трудно было ожидать. Ассоциация православных экспертов с самого момента заключения позорных Минских соглашений предупреждала об их опасности, бесперспективности и невыгодности как для России, так и для ДНР/ЛНР – вопреки согласному хору сторонников вранья о «партии мира». Нынешний киевский режим был приведен США с единственной целью – превратить Украину в плацдарм военной, диверсионной и политической активности против России. В условиях неизбежного при таком позиционировании разрыва экономических связей с Россией и вытекающего из этого ухудшения экономической обстановки на Украине, единственным легитимирующим киевский режим в глазах украинского общества основанием является военная истерия.

В условиях войны все экономические сложности можно списать на врага. Украинское телевидение переведено в состояние военно-пропагандистского, вполне геббельсовского рупора, транслирующего тезис об «агрессии России против Украины» — и, к сожалению, значительная часть украинского населения была этим тезисом «зазомбирована». Военная истерия способствует консолидации украинского общества вокруг киевского режима и нивелированию внутриполитических противоречий. Единственным способом сохранения для действующего киевского режима является постоянное поддержание войны на Донбассе, перевод её в затяжной режим. Периоды военного обострения украинское руководство чередует с имитацией готовности к мирному урегулированию.

Очередное колебание этого «маятника» мы видим и в последние дни. К великому сожалению, есть все основания опасаться, что сторонники «дружбы с Порошенко» в российской политической элите убедят российское политическое руководство в очередной раз наступить на те же грабли и согласиться на новые договоренности с лидером антироссийского режима, которого успех действий вооруженных сил Новороссии впервые поставил перед серьёзной внутриполитической угрозой. Анонсированное заявление лидера ДНР Александра Захарченко о начале наступления на Мариуполь было странным образом быстро дезавуировано. Есть все основания полагать, что на это решение повлияло обращение киевского режима к помощи Запада, а также угрозы ЕС и США дополнительно усилить санкции против России в случае взятия вооруженными силами ДНР Мариуполя.

Всем, принимающим ключевые решения в России, следует ясно понять – санкции против России будут ужесточаться в любом случае и при любых условиях, и не существует никаких механизмов даже замедлить срок ввода в действие заранее запланированных антироссийских мероприятий. Надежда за счет «хорошего поведения» отсрочить ввод новых санкций и других антироссийских мер не приведет ровным счетом ни к чему. При блокировании наступления вооруженных сил ДНР на Мариуполь результатом для России станет спасение радикально антироссийского милитаристского режима в Киеве, отсутствие значимого военного результата наступления для Новороссии и – новые антироссийские санкции. Выбор не состоит между вариантами «не брать Мариуполь и не получить санкции» и «брать Мариуполь и получить санкции». Выбор состоит между вариантами «брать Мариуполь и получить санкции» и «не брать Мариуполь и получить санкции».

Нужно ясно понять, что никаких партнеров для переговоров – ни явных, ни закулисных – для Москвы в современном Киеве нет. Те, кто призывают к компромиссу с несуществующей «партией мира» в Киеве – в действительности призывают к односторонней сдаче российских интересов. Главной целью существования нынешнего режима в Киеве является производство антироссийской истерии. По существу, антироссийская истерия является основным экспортным продуктом современной Украины. Петр Порошенко и Арсений Яценюк заявляют об агрессии России на всех международных площадках, и США использует украинское руководство как фронтменов своей глобальной антироссийской информационной кампании. Подавляющее преимущество США в глобальной медиа сфере уже создало негативный антироссийский фон в Европе и во всем мире, и в значительной степени обуславливает решения руководителей ряда государств мира. Способствуя сохранению Петра Порошенко и возглавляемого им киевского режима, Россия способствует только ухудшению своего политического и имиджевого положения в мире.

Расчет на раскол между ключевыми фигурами действующего киевского режима, а также политика торга с его ключевыми персоналиями не оправдали себя. Такой подход способствует лишь консолидации проамериканского режима, а также объединению вокруг него украинского общества. От данной политики следует отказаться, перейдя к практике жесткого противодействия действующему киевскому режиму.

Немаловажно отметить также и то, что Петр Порошенко в результате последних действий перешел в оппозицию православному большинству Украины, публично поддержав т.наз. «Киевский патриархат» и приняв участие в лже таинствах этой группировки раскольников, отколов себя таким образом от Православия. Таким образом, работа на укрепление позиций Петра Порошенко вредно не только с политической, но и с духовной точки зрения – поскольку является поддержкой политической силы, открыто действующей против Православия. Даже сам символизм действий киевского режима, приурочивающего военные атаки на Новороссию к православным праздникам и датам – нынешняя атака ВСУ была приурочена к православному празднику Крещения Господня – красноречиво свидетельствует об истинном отношении Петра Порошенко и других лидеров киевского режима к Православию. Таким образом, именно Новороссия, ДНР и ЛНР, выступают в этой войне истинными защитниками Православия и в противовес национализирующейся и уходящей в полное подчинение де христианизированным Вашингтону и Брюсселю («защита прав ЛГБТ –основа политики США», Дж. Байден) Украине должны и публично провозгласить себя «авангардом православного русского мира».

Вывод может быть только один – необходимо решительно отбросить псевдо миротворчество и приветствовать самое решительное наступление ДНР и ЛНР, оказав им всю необходимую поддержку – полностью игнорируя давление США и ЕС. Необходимо раз и навсегда положить конец политике колебаний – которая, как говорил ещё Отто фон Бисмарк, хуже даже самой плохой политики. Только твердость поддержки Россией сопротивления Новороссии обеспечит так необходимые последней победы и, в конечном счете, заставит Запад считаться с российскими интересами.


Внутренняя политика: мобилизация патриотического гражданского общества

Российское общество испытало мощный патриотический подъем после присоединения Крыма к Российской Федерации. В значительной степени этот патриотический подъем сохраняется и сейчас — несмотря на ухудшение экономической конъюнктуры и переход военных действий на Донбассе в затяжную фазу. Вместе с тем, неизбежное дальнейшее ухудшение экономической обстановки, с одной стороны, и крайняя заинтересованность США в дестабилизации внутриполитической обстановки в России с другой предопределяет неизбежное обострение социально-политической обстановки в скором будущем.

Тревожные события уже происходят. Вновь активизировалось радикал-исламистское террористическое подполье – что проявилось в атаке на Грозный 4 декабря 2014 г.

Происходит и активизация деятельности радикальной либеральной оппозиции – причем сопровождается она весьма странными явлениями. Так, 30 декабря 2014 г. состоялась несогласованная акция протеста против приговора Алексею Навальному в Москве, собравшая, в среднем по различным оценкам, около двух тысяч человек. Алексей Навальный тогда сбежал из-под домашнего ареста и принял участие в акции – на месте проведения акции он был задержан и доставлен домой. В настоящее время он продолжает регулярно нарушать условия домашнего ареста. Следует также отметить странность приговора в отношении Алексея Навального: он сам приговорен к условному сроку, в то время как его брат Олег, очевидно, игравший в их афере подчиненную роль, приговорен к реальному отбыванию наказания в колонии общего режима. Такой приговор только дополнительно мотивирует радикальных либеральных оппозиционеров на активные действия. Эти обстоятельства, толерантность полиции к участникам несанкционированных мероприятий, а также факты прошлого (участие Навального в выборах мэра Москвы в 2013 году и его 2-е место с почти 30% голосов от общего числа участников выборов, факты о финансировании Навального с использованием бюджетных средств, вскрытые Следственным Комитетом) невольно заставляют предположить о «заигрывании» некоторых фракций в российской власти с радикальным либеральным протестом. Между тем, для подлинного контроля над подобными политическими явлениями необходимо тотальное превосходство в общественном потенциале, в том числе и в «уличной» составляющей, которого в настоящий момент нет. Существует печальный опыт заигрывания политических элит и «охранного отделения» с радикальной, разрушительной оппозицией в эпоху Николая II – общеизвестно, к каким результатам она привела.

Следует отметить, что «пост крымский» патриотический подъем, к сожалению, пока не получил надлежащего политического оформления: создание новых патриотических общественных организаций, в том числе направленных на пресечение сценариев «цветных революций», происходит медленно, а их актив недостаточен ни по численности, ни по мотивации. Активные в прошлом лояльные молодежные движения не очень активно проявляют себя – на фоне явной активизации и политизации «системных» либералов.

Между тем, практика показывает, что технологии «цветных революций» неэффективны против мобилизованных обществ с высоким уровнем политического участия населения. Представляется, что ключевую роль в мобилизации общества и идеологической мотивации новых общественных структур должна играть Русская Православная Церковь, а в регионах с преимущественно мусульманским населением и для исповедующих ислам этно сообществ и диаспор – традиционный ислам. Только они в современных условиях обладают достаточным авторитетом в обществе и, что немаловажно, сетевым и общественно-организационным потенциалом. Крайне важно их взаимодействие для предотвращения межнациональных и межрелигиозных конфликтов. В этой связи представляется ошибочным решение Правительства Москвы, запретившего проведение митинга представителей традиционных религий против оскорбления чувств верующих в условиях начала глобальной антиклерикальной пропаганды после терактов во Франции. Такая позиция московской администрации может вызвать негативную оценку у московских традиционных мусульман и способствовать нагнетанию межрелигиозной напряженности. Также ошибочными представляются разрешения на проведение «Марша предателей» 21 сентября 2014 года, политика заигрывания с компрадорскими «элитами» в сфере образования и культуры, например, поощрение откровенного пасквиля на Русскую Православную Церковь и Россию- фильма «Левиафан», политика дискриминации православных образования и радиовещания в Москве, политика сдерживания митингов в поддержку Владимира Путина на Новороссии, а нагнетание страхов перед мифическим «патриотическим майданом» мы расцениваем как попытку перенести ответственность за попытку дестабилизации России с больной головы на здоровую, ибо патриоты Новороссии и России, православно – патриотические силы- это самая надежная опора России и ее Президента Владимира Путина.

Поэтому Ассоциация православных экспертов обнадежена такими знаковыми событиями, как выступление Святейшего Патриарха Кирилла в государственной Думе 22 января 2015 года и заявление Президента России Владимира Путина 26 января 2015 года. Путин назвал украинскую армию «натовским легионом». Президент РФ заявил, что официальный Киев отказывается идти по пути мирного урегулирования конфликта в Донбассе

Необходимо создание общероссийской, многочисленной общественной сети патриотических, национал-патриотических, общественно-религиозных, профсоюзных организаций, разделяющих ценности патриотизма и выступающих против попыток организации «цветных революций» и других способов разрушения единства российского общества извне. Также представляется необходимым создание как на федеральном, так и на региональном уровне системы оперативных штабов по предотвращению межнациональных и межрелигиозных конфликтов с участием представителей традиционных религий, национал-патриотических организаций и лидеров этносообществ/диаспор, обладающих реальным авторитетом в своих сообществах.

Реализация данных мер позволит создать постоянно действующую, эффективную и самоуправляющуюся систему защиты государства и общества от попыток воздействия на него извне.

Кирилл Фролов

Просмотров: 1697
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Свастика - Сила Света Кто и когда строил плотины в Африке? Растения живые и чувствуют боль Почему мы рвем на груди рубаху, бросаем оземь шапку и показываем кукиш? Русы, варяги, викинги - путаница без арийцев Уход Радомира или как на самом деле был казнен Иисус?