Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 02 декабря 2016 (7525) Трясись, буржуй! Киев целит в крымский воздушный мост Украинский Нюрнберг
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Средство от ненавязчивой агрессии

Россия должна быть готова подавить смуту

«Мягкая сила», «цветные революции» и их последствия стали в современном мире синонимами хаоса, разрушения. Опасность, исходящая от этих явлений, принципиально нового характера. Для них не выработано ограничительных норм международного права, поэтому государствам приходится самим искать механизмы защиты от разложения общества, переворота, демонтажа политической системы. Как все это проецируется на Российскую Федерацию?

Термин «мягкая сила» в современном его понимании введен в оборот в 1990 году профессором Гарвардского университета Джозефом Наем. Ученый развил эту тему в книге «Мягкая сила: средства достижения успеха в мировой политике».

Локомотив протестов

«Мягкая сила» (Soft Power) как форма политического воздействия подразумевает способность контролировать и направлять поведение активной части общества и добиваться желаемых результатов на основе добровольных действий граждан в отличие от «жесткой силы», которая предполагает принуждение.

Сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов, исследуя способы и формы задействованных США технологий «мягкой силы» при строительстве «демократических обществ», отмечает: «Разработан целый комплекс механизмов воздействия и способов внешнего вмешательства, ориентированных на использование в странах, являющихся потенциальными объектами применения «мягкой силы». В него наряду с пропагандой таких политических ценностей и институтов, как демократические выборы, многопартийность, соблюдение прав и свобод человека, в том числе сексуальных меньшинств, входят информационные, коммуникационные и морально-психологические методы, которые зачастую применяются с нарушением норм международного права.

Конкретными целями использования «мягкой силы» могут быть смена государственного руководства, качественное изменение внутри- или внешнеполитического курса государства, его полная или частичная дезинтеграция, установление контроля над страной. Важным элементом является формирование внутри нее групп «активистов» и «лидеров», способных организовать протестные выступления для оказания политического и морально-психологического давления на власть. Для этого создается сеть неправительственных и некоммерческих организаций (НПО, НКО), официально провозглашающих своей целью гуманитарную и правозащитную деятельность. Извне им предоставляется необходимое финансовое обеспечение, оказывается информационно-пропагандистская поддержка со стороны СМИ, специализированных интернет-сайтов, социальных сетей и блогосферы.

Тем не менее очевидно, что нельзя все протестные акции в тех или иных странах объяснять только действиями извне «мягкой силы». Точно так же неправомерно оценивать деятельность всех неправительственных и правозащитных организаций, безусловно, являющихся частью гражданского общества, как инспирированную иностранной «мягкой силой». В данном случае речь идет о тех структурах, которые финансируются из-за рубежа и соответственно являются элементом внешней «мягкой силы». Однако в тех государствах, где существуют внутренние социально-экономические и политические проблемы, межнациональные и межконфессиональные конфликты, «мягкая сила» может быть задействована с наибольшим эффектом. Ее использование направлено в первую очередь на разжигание этих конфликтов. Причем применение «мягкой силы» предполагает в качестве локомотива провоцируемых ею протестных движений использование наиболее мобильных и социально незащищенных слоев, как правило, молодежи и определенных групп населения, по каким-либо причинам наиболее оппозиционных властям».

Примеры последних лет подтверждают, что «мягкая сила» может использоваться в комбинации с элементами «жесткой». Среди последних – применение экономических санкций, замораживание зарубежных авуаров, включение неугодных руководителей государств в «черные списки», прямое военное вмешательство в форме «гуманитарных интервенций». Использование «мягкой силы» так же, как и жесткой или их сочетания, происходит, как правило, под предлогом защиты «мирных протестов», соблюдения прав человека, урегулирования конфликтных ситуаций и продвижения демократии.

Новые цвета войны

«Цветная революция» – массовые народные выступления оппозиции и ненасильственные акции, приводящие в конечном итоге к смене власти. Министр обороны Сергей Шойгу и глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров назвали «цветные революции» новой формой войны.

Валерий Герасимов:
«В основе «цветных революций» лежат политтехнологии, предусматривающие манипуляцию извне протестным потенциалом населения»

При всей неоднозначности отношения к ним современного общества и слабой изученности явления все же следует признать, что это в большинстве своем чрезвычайно эффективный инструмент преобразования политической картины мира. Именно с ними сегодня связывают технологические схемы и приемы принудительного демонтажа режимов в странах с неустойчивыми формами демократии, скроенной по западным лекалам, или в государствах традиционного восточного типа, где народовластие зачастую отсутствует как таковое. При этом сопровождающее перевороты разрушение (точнее, демонтаж) государственности и утрата суверенитета выдаются за демократизацию, модернизацию, либерализацию или «приобщение к европейской культуре», несколько реже – за действие «мягкой силы».

«Сегодня под предлогом распространения демократических ценностей характерным стало широкое задействование невоенных средств и адаптивное применение силы для смены неугодных режимов, – констатировал в докладе на Международной конференции в Москве в мае 2014 года начальник Генштаба генерал армии Валерий Герасимов. – Основным средством реализации политических замыслов становятся «цветные революции», которые, по мнению инициирующих их сторон, должны привести к ненасильственной смене власти. В их основе лежат политтехнологии, предусматривающие манипуляцию извне протестным потенциалом населения в сочетании с политическими, экономическими, гуманитарными и другими невоенными мерами».

В хаос по собственной воле

По мнению Владимира Путина, «цветные революции» являются формой экстремизма и приводят к трагическим последствиям. Ими помимо осуществления главной (и единственной) задачи – государственного переворота – становятся погружение страны в политический хаос, который американцы любят называть управляемым, переход страны под внешнее управление, гражданская война, геноцид мирного населения, интервенция.

Средство от ненавязчивой агрессии
Коллаж Андрея Седых

Страна не становится от этого более свободной, напротив, в подавляющем большинстве случаев попадает в тяжелую кабальную зависимость от США и их военно-политических союзников, превращаясь в колонию. Дальнейшая судьба таких государств печальна: люди, экономика, природные ресурсы становятся расходным материалом для инициирования следующих «цветных революций», провоцирования очередных международных конфликтов, в которых особая роль отводится новым акторам – странам-провокаторам, ведомым марионетками, поставленными Вашингтоном, готовыми на все ради расположения и благосклонности своих американских хозяев.

Белорусский пример

Основные принципы противодействия «цветным революциям», по мнению доктора политических наук Андрея Манойло, таковы:

1. Использовать технологии того же уровня, отдельные меры, средства и методы не принесут пользы.

2. Своевременно выявлять и перекрывать каналы поступления денег для организации «цветной революции» – она не начнется, пока в страну не будут скрытно заведены и размещены в национальных банках и фондах значительные средства, первые операции по их переводу могут происходить за полтора-два года до революционных событий.

3. Сделать так, чтобы основная ударная сила протестов – пассионарная молодежь (от 16 до 35 лет) потеряла свою идеологическую мобильность. Добиться этого можно только с помощью общественных организаций и движений, массового спорта и т. д. (опыт подобной работы, накопленный «Молодой гвардией» и «Нашими», полезен, но слишком односторонен и от «цветной революции» не спасет).

4. Уделить внимание проблемным регионам: Кавказу, Сибири, Дальнему Востоку – «цветная революция» в России может развиваться под лозунгами регионального сепаратизма и под руководством местных лидеров.

В России должна быть выработана собственная модель противодействия «цветным революциям» как внутри страны, так и на пространстве СНГ, в других регионах, где мы имеем национальные интересы. Бороться можно, поскольку ход событий предсказуем и прогнозируем. Есть опыт Белоруссии, справившейся с «васильковой революцией» весьма изящным способом: спецслужбы не препятствовали бузотерам, но отбирали палатки, продукты, все необходимое для организации протестного лагеря.

Существует система мер, которая уменьшает риски. Помимо перекрытия финансовых потоков и вовлечения молодежи в полезную деятельность необходимо создание «клапанов по выпуску пара», не позволяющих обществу «перегреваться» и затем выплескивать накопившуюся энергию в социальном взрыве.

Хулитель – тот же шпион

20 ноября 2014 года на заседании Совета безопасности РФ президент заявил: «Мы видим, к каким трагическим последствиям привела волна так называемых цветных революций, и сделаем все для того, чтобы это никогда не случилось в России».

Чтобы не допустить событий, подобных тем, что наблюдались в свое время на Болотной площади, нужны политико-экономические меры, в том числе повышение прав и обязанностей силовых структур, ужесточение уголовно-правовой ответственности граждан и общественных организаций.

Средство от ненавязчивой агрессии
Инфографика Андрея Седых

Можно использовать опыт западных стран («и у врага дозволено учиться»), во многих из которых приняты законы, предусматривающие суровое наказание за критику властных структур и силовых ведомств – вплоть до многолетнего тюремного заключения. Например, конгресс США 16 мая 1918 года принял поправку к «Акту о шпионаже», действующую до сих пор, согласно которой тем, кто «высказывается устно ли письменно в нелояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства или в отношении конституции Соединенных Штатов, или в отношении вооруженных сил», грозит до 20 лет тюремного заключения.

Для предотвращения «цветной революции» необходимо прежде всего принять самые жесткие меры к неправительственным и некоммерческим организациям, к оппозиционерам, выступающим с антироссийских, антигосударственных позиций. Должен быть введен запрет на деятельность финансируемых из-за рубежа источников смуты вроде Московской Хельсинкской и Межрегиональной правозащитной групп, «Мемориала», Фонда защиты гласности и др. Пора подумать над тем, как привлечь к ответственности таких общественных «деятелей», как правозащитники Людмила Алексеева (антисоветчица, ведущая программ на западных «голосах», в настоящее время известна нападками на президента и правительство, очернительством российских Вооруженных Сил и патриотических организаций, пропагандой отмены призыва в армию, который называет «коллективной карой») и Сергей Ковалев (во время первой чеченской войны открыто встал на сторону боевиков, призывал российских солдат бросать оружие и сдаваться бандитам, сегодня инициирует реабилитацию изменников и предателей); политолог Станислав Белковский (в эфире «Еврорадио» и, по собственному признанию, на приеме в американском посольстве предлагал нанести тактический ядерный удар по Черноморскому флоту силами 5-го флота США, разглагольствует об «агрессии» России на Украине и в Сирии); «историк» Игорь Чубайс (призывает войти в состав Украины, выступает за оправдание генералов Петра Краснова и Андрея Власова, воевавших в составе гитлеровских войск, отрицает блокаду Ленинграда и многие другие героические факты отечественной истории); музыкант Андрей Макаревич (поддерживает киевский режим в гражданской войне, вдохновлял своими песнями украинских карателей на массовые убийства в Донбассе, предоставлял средства на закупку амуниции для карательных батальонов); депутат Дмитрий Гудков (высказывается против государственного устройства РФ, требует смены всенародно избранного президента, введения новых санкций против наших политиков и журналистов).

Прокуратура и следственные органы России не проявляют должной инициативы по уголовному преследованию неправительственных и некоммерческих организаций, оппозиционеров, ведущих подрывную деятельность против нашей страны. А безнаказанность, как известно, ведет к новым преступлениям.

Василий Микрюков,
доктор педагогических наук, действительный член Академии военных наук
Просмотров: 1242
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто такие славяне Часть I Флаг и герб Тартарии Из города в деревню Дмитрий Медведев признался о контактах с пришельцами Русский язык, то о чём мы не догадываемся... Особенности Русской улыбки