Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Урок для Сбербанка. Кто выбирает позор, получает войну 72 часа: к чему готовится НАТО у границ с Россией Выяснены скрытые подробности теракта в Лондоне Взрыв под Харьковом: украинская армия остается без мин, снарядов и ракет
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Стешин: Удар будет с юга под Донецк на Моспино

Удар будет с юга под Донецк на Моспино, с целью отрезать город, взять его в полукольцо
(Интервью у военкора Дмитрия Стешина)

Известный российский журналист, фронтовой корреспондент «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин рассказывает в эксклюзивном интервью Глебу Боброву о своем восприятии гражданской войны на Украине, грядущих войсковых операциях и о будущем восставших республик Донбасса.

— Ты уже год на этой войне. Скажи, изменяются ли Украина и восставшие республики Донбасса на протяжении этого времени? Меняется ли сама война, жизнь прифронтовых территорий, сами люди — на твой взгляд?

— Целый год я прожил в Новороссии, эту жизнь невозможно разбить на отдельные командировки. И если уезжал ненадолго в Россию, все равно душой и сердцем был здесь — жадно следил за новостями, мучился и переживал. Для меня эта война началась в лесопосадке под Луганском. Болотов в маске давал первое интервью российской прессе, а Мозговой светил фарами своего старенького джипа. Мы с ним болтали долго о машинах, у меня оказался точно такой же старенький джип… Сейчас я даже не могу такое представить — Алексей Мозговой стал совершенно иным человеком. Пока эта война для меня временно завершилась в центре Дебальцево. И между мартом 2014 и мартом 2015 года оказалась даже не пропасть, а целая историческая эпоха. Гора разбитых иллюзий, связки порванных семейных и дружеских связей, море слез и крови.

Мне страшно оценивать, как поменялся Донбасс за год. В прошлом году, весной, до начала боевых действий, мы накрутили по региону несколько тысяч километров. Мне так нравился полуиндустриальный-полусельский быт шахтерских поселков, крохотные, почти игрушечные городки. Пейзажи, от которых иногда захватывало дух. От красоты. От воли, которая была по ним разлита. Смотрел на терриконы, и думал что египетские пирамиды, по большому счету — шляпа, если сравнивать их с рукотворными горами Донбасса. И конечно, в те дни поражало отношение к нам как к выходцам из большого «русского мира»:

— Да зачем мне твой паспорт, браток, я же без твоего паспорта слышу, как ты по-московски акаешь!

И несмотря на месяцы войны, это отношение к нам как к посланцам России, ее глазам и ушам, не поменялось. Мы не случайно носим на своих куртках, вместе с нашивкой PRESS, российский флажок. Женщина-филолог из Горловки, которая с начала обстрелов вела в интернете дневник, чем-то похожий на записки жителей блокадного Ленинграда, даже попросила разрешения потрогать эти флажки. И дотронулась осторожно, с каким-то полумистическим восторгом.

А потом был январь, деревня Никишино — ее освободили несколько часов назад, и укровоины по инерции продолжали накидывать по поселку по минометной мине в час. Для куража. Снег под ногами, который никто и ни разу не убирал с тех пор, как он выпал. Ни одного целого дома. Пушистый домашний кот, жадно поедающий внутренности домашней собаки, убитой гроздью осколков. Я подошел чуть ближе, и кот изготовился к броску на меня. В его глазах не было даже намека на тысячелетия истории, проведенных бок о бок с человеком. Он стал диким зверем всего за четыре месяца.

Электропровода, нарубленные в лапшу, цинично расстрелянный прямой наводкой детский садик под названием «Мир». Но единственный местный мужик, скорее — дед, уже забивал окна своего дома пленкой — ждал соседей, которые должны были вернуться домой из мытарств. Будут жить у него, пока не восстановят свои дома. Мужик был весел, бодр. Я даже подумал сначала: «сумасшедший»! Нет. Скорее — очень нормальный. Жизнь не кончилась на этом, но мне показалось, что дальше будет еще тяжелее. Война здесь шла всего четыре месяца, а вот нищета и разруха осталась на годы. Правда, с людьми, которые живут в Новороссии, этого можно не бояться — сделают лучше, чем было. Не сразу, но сделают. Только бы война закончилась скорее.

— А как меняется твое восприятие этой войны с каждым новым приездом на фронт?

— Зимняя война была туманной. Мне нравился этот туман. Можно было не бояться снайперов, и арт-огонь без визуальной корректировки не такой точный и убийственный. К январю, мне показалось, война в Новороссии превратилась в тяжелую, грязную пахоту. Не знаю, кто там воюет с другой стороны, но наши мужики реально «закусились» — стали сплошной иллюстрацией к легендарной фразе «Врешь, не возьмешь!». Воевать с такими людьми… мне кажется, лучше с ними не связываться вообще, на поле боя. Особенно, если с ними 25 летняя девчонка со снайперкой-веслом.

— Меня зовут Иволга. Хи-хи. Я из Макеевки.

— Зачем пошла воевать?

— За кисю за свою, ей три годика, а у нас знаете, как бахает! У меня все пошли воевать, и дядя, и отец.

Мне показалось, что по меркам американской армии, одна такая Иволга, воюющая «за кисю за свою», стоит трех мегатонн пропаганды и двух полков армейских психологов. Еще было ощущение, я отследил его в Дебальцево, общаясь с казаками, которые чистили северную сторону города, в войне наступил если не перелом… то хотя бы стал виден финиш, итог. Это все осознали после Дебальцево. И если для нас виден финиш, то на «той стороне», думаю, увидели занавес.

— Каковы, на твой взгляд, прогнозы развития ситуации на ближайший период, а также на средне- и дальнесрочную перспективы?

— Судя по очередным сорванным минским договоренностям и этим поправкам, у нынешних украинских властей нет желания разрешить ситуацию на Донбассе мирным путем, найти какие-то компромиссы. Выборы на Донбассе по законам Украины и под присмотром украинских военных, после года войны — это какое-то издевательство, толстый троллинг. Особенно на фоне полного отсутствия военных побед сил АТО.

Для Киева очевидно, что самостоятельная военная победа Украины в этой гражданской войне невозможна. Даже в случае массовых поставок западного вооружения и инструкторов.

Могу предположить, что власти Украины все-таки согласились поступиться частью своего суверенитета и втянуть в этот конфликт мировое сообщество. Есть только один способ — эскалация конфликта. Так как Запад воспринимает войну на Донбассе через телевизионную картинку, самые шокирующие изображения можно получить при войне в мегаполисе, из которого не до конца эвакуировано мирное население.

Могу предположить, что это будет удар с юга под Донецк на Моспино, с целью отрезать город, взять его как минимум в полукольцо. По моим данным, и по тому, что я видел своими глазами даже во время решающих боев в Дебальцево, ВСУ пробовали на прочность линию обороны ополчения под Донецком, искали слабые места. Это не были деблокирующие, отвлекающие удары — шла плановая подготовка к наступлению. И идет до сих пор, по данным разведки ДНР, на направлении предполагаемого удара «под Донецк» сейчас самая высокая концентрация войск ВСУ.

Армии ДНР и ЛНР на 80% закончили свое формирование. Последние дни в ДНР занимались чистками тыла — были задержаны военные коменданты Снежного и Макеевки, задержаны чиновники, имеющие неформальные связи с «той» стороной. Все это говорит о подготовке к наступлению или контрнаступлению.

Благо все прошлые наступления украинской армии проводились с открытыми флангами и заканчивались котлами. Просто вдумайтесь в эту фразу: «все наступления украинской армии заканчивались котлами», и нет надежд, что весенняя кампания закончится победой Киева.

Думаю, что по политическим причинам руководства ДНР и ЛНР все-таки будут вынуждены дать противнику сделать первый ход, возможно — прорваться в южные пригороды Донецка — Петровский и Буденовский районы. За этим последует создание очередного котла, и удар в обход Мариуполя к побережью.

Армия ЛНР, возможно, предпримет какие-то энергичные действия на Артемовском направлении, или поддержит ДНР в наступлении на Мариуполь — отвлекающими ударами, переброской соединений на побережье. Разумеется, никакие западные миротворцы вмешиваться в конфликт, сравнимый по интенсивности с боями Второй мировой, не будут.

— Сейчас везде сквозит праздничное ликование по поводу годовщины возвращения Крыма домой. Скажи: крымский опыт — поможет ли он нам — восставшим республикам Донбасса?

— Крымский опыт может быть полезен только в том случае, если состоится какое-то экспресс-вхождение республик в Российскую Федерацию.

Я думаю, будет востребован другой опыт — опыт восстановления инфраструктуры Чечни после боевых действий. На данный момент она в Чечне не просто восстановлена — там уже невозможно найти просто следы войны.

Я общался с энергетиками-аварийщиками, которые запитывали Луганск в октябре. Эти люди имеют колоссальный и уникальный опыт восстановления электросетей, они работали в 90-х на Северном Кавказе, в начале 2000-х годов там же.

— Как нам всем жить в дальнейшем, после войны — твое видение?

— Придется проводить денацификацию Украины. Проведя ряд открытых судебных процессов над военными преступниками, создав правовую базу. А схемы и методики денацификации взять на Западе, воспользоваться их наработками и заодно избежать каких-то обвинений со стороны бандеролюбивого мирового сообщества.

И я считаю, что необходимо будет создать какой-то отстойник в западных приграничных областях, куда смогут более-менее спокойно переместиться-мигрировать сторонники «свидомости», «незалежности», «западных ценностей». Это снимет напряжение в обществе.

Если Новороссия останется самостоятельным субъектом, окончательно отложившимся от остальной Украины, я бы пожелал вам национализировать все недра и крупные производства — без этого республики восстановить не получится.

соцсети

Просмотров: 2886
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Великий русский учёный Н.А. Морозов показывает, откуда пришло слово „Библия” Как генерал Ермолов отучил чеченцев красть людей Ведизм на Руси был до XVI века Полезные свойства ромашки: польза ромашкового чая и отвара Великий и могучий русский язык - Грамота древних Славян Замалчиваемая история