Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Опасный обман по имени «президент Трамп» Пленки Коновода Продается все! Распродажа Украины набирает обороты Решили «пометить территорию»?
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Страны-агрессоры управляют политическими и экономическими процессами в России

В Государственной думе прошло обсуждение законопроекта «О введении мер защиты национальной экономики Российской Федерации и ограничении деятельности юридических лиц и граждан стран-агрессоров на территории Российской Федерации». Законопроект внесен Сергеем Катасоновым, Антоном Романовым и Евгением Федоровым. Законопроект пока отклонен, потому что не набран кворум.

Но один из авторов инициативы Евгений Федоров заверил, что борьба продолжается. В интервью он назвал шесть крупных международных аудиторских и консалтинговых фирм, работающих в России, которые подпадут под ограничения. В их числе «Делойт», КПМГ, «Эрнст энд Янг», «Бостон консалтинг групп» и «МакКензи».

– Евгений Алексеевич, расскажите про законопроект о странах-агрессорах, который внесен в Госдуму? Почему он так называется?

– Суть закона не в словах «страны-агрессоры», просто русский язык таким образом характеризует группу стран, которые ведут политику против России. Это страны, принявшие решение на государственном уровне об ухудшении жизни в России – допустим, уничтожить российскую экономику, о чем премьер-министр Англии публично заявил.

Или в США Обама многократно публично заявлял, что «наша задача ослабить российскую экономику» — это то же самое, что уничтожить, только в более мягкой формулировке.

Бывает агрессия военная, когда вторгаются вооруженные силы, как фашистская Германия, например, вторглась в 1941 г. Бывает агрессия экономическая, как в данном случае мы наблюдаем ее в виде санкций. Найдите другой термин, который характеризовал бы страны, ведущие враждебную по отношению к России политику на уровне государственного управления.

– В чем же суть закона?

– Суть закона в ослаблении агрессии, удара (то есть последствий агрессии) против России, а вообще лучше – предотвращение удара. Закон носит защитный характер по отношению к российской экономике, российскому государству и российским гражданам.

Каков метод защиты — которого сейчас в законодательстве нет, но после принятия закона произойдет — это защита от внешнего управления Россией, ее экономикой, отраслей промышленности. И естественно, это внешнее управление сказывается на уровне жизни российских граждан- всех 145 млн.

Но закон предусматривает, что если под контролем стран-агрессоров находятся компании, осуществляющие управление российскими отраслями, бизнесом, то деятельность этих компаний прекращается на территории Российской Федерации.

То есть этим компаниям не разрешают управлять российскими отраслями. Это совершенно реальная вещь – у меня в руках список: Центральный банк управляется американской компанией PricewaterhouseCoopers, Oliver Wyman, министерство финансов – KPMG Deutschland, министерство строительства – Deutschland provence.

– И, видимо, это не единственные примеры?

– Это огромный список, почти все министерства и ведомства, все крупные компании, они обязаны это делать – они имеют отделы управления в лице иностранных компаний под контролем США, это все американские компании.

Какая роль этих компаний? Их роль — формирование повестки дня для работы министерства, формирование курса министерства ведомства и так далее. То есть они вырабатывают ту позицию, которая потом озвучивается министром в виде доклада. Просто в системе министерств все органы исполнительные, а эти компании – креативные органы, организации, производящие управленческий креатив.

Например, откуда возникли эти странные идеи, как повышение пенсионного возраста, секвестр бюджета? Секвестр бюджета, напоминаю – это понижение зарплат. Изъятие пенсий и их «перекачка» – это все сентябрьские предложения МВФ, которые есть на сайте и реализованы они через такого рода компании.

Это совершенно сознательное уничтожение российской экономики через архитектуру ее управления, внутреннюю систему, законодательную систему, через «мозги» министерств и ведомств. Могут ли эти компании не реализовывать задачу развала российской экономики?

Например, американская компания, которая при Центробанке – эта компания специализируется на странах, против которых США объявили санкции. И они в этих странах помогает санкциям дойти до назначения. То же самое и в России. Могут ли они не выполнить приказ своего американского правительства? Не могут.

– Помимо влияния на экономику, они же и следят за исполнением санкций?

– В США есть специальное управление при казначействе, которое осуществляет контроль режима санкций в отношении других государств, и у этого управления огромные полномочия.

Последний штраф, который оно назначило за невыполнение режима санкций в отношении одной из французских компаний – 9 млрд долларов, например. Попробуй не выполнить его приказ — просто разорят.

И, кстати, эти компании имеют управленческо-политический характер деятельности, это доказывает, что если в России они за это получают деньги, в том числе из российского бюджета, то, допустим, на Украине часть этих компаний консультирует украинские власти, министерства и ведомства бесплатно.

Они выполняют функцию внешнего управления, а в России им за это еще и доплачивают. Поэтому наше предложение – убрать этот механизм манипулирования российской экономикой и государством, ведь это вопрос суверенитета хотя бы в отношении государств, которые проводят по отношению к России агрессивную политику.

– Получается, на вид это не просто законопроект, это политический переворот?

– Для этого у нас и есть национально-освободительное движение, это беспокоит всех, это последствия поражения 1991 г. Но идет борьба, и этот закон — как форма борьбы. И именно поэтому указанные компании так противятся принятию этого закона, пишут отрицательные заключения.

– Закон не прошел в первом чтении, что его ждет?

– Это освободительная борьба, но именно борьба – часть сил «против», часть сил «за». И я хочу сказать, что, когда говорят о примере этого управления, думают, что это где-то в космосе, виртуально все.

Но есть недавний пример, когда Путин, будучи председателем правительства, внес закон о национально-платежной системе, содержащей главу о национальных платежных картах. Он это внес, после чего «Викиликс» опубликовал, как этот механизм хорошо работает, а американский посол выступил против этого закона и попросил Госдепартамент повлиять в России на министерства и ведомства, чтобы кураторы изъяли главу о национальных платежных картах.

Во втором чтении из путинского закона была изъята глава о национальных платежных картах – по официальному указанию переписки американского посла и Госдепартамента, тут все открыто. И первое же, что случилось, когда начались санкции против России, первое, по чему ударили американцы – это ввели санкции в отношении держателей пластиковых карты Visa и Маster card, а это сто миллионов человек в России.

Потом это удалось сгладить ценой других уступок, откровенно скажем. И уже сейчас новый вариант этой главы, вернее, старый вариант этой главы – это опять по команде Владимира Путина – удалось провести в стране.

Это просто полномасштабная борьба. На одной стороне — национальный лидер Путин и часть, скажем так, элит. А на другой стороне — большая часть государственного управления, которую вполне устраивает коллаборационистский характер российской государственности.

– В создании закона Вы опираетесь на какой-то прецедент, в других странах есть аналогичные меры?

– В других странах по конституции такого рода процессы внешнего управления запрещены. В США это просто запрещено по законодательству – вводить систему внешнего управления. Там это решается на другом уровне, в принципе запрещается управлять страной извне, так там и сказано.

А у нас нет — и это только часть вопроса, который мы поднимаем. Посмотрите, что говорит Бастрыкин о прикрытии всей системы, о конституции, где 15 статья прямо предписывает исполнять иностранное управление.

Это все работает в соответствии с конституцией, вот конкретный небольшой вопрос по консалтингу можно решить в рамках сегодняшней конституции, а в целом систему управления можно изменить только конституционной реформой – о чем Бастрыкин и говорил, называя конституцию России – правовой диверсией.

В нашем законе просто показано, как в этой диверсии работают эти «мины», а глава Следственного комитета говорит, что это правовая диверсия, организация конституционной вертикали власти в части внешнего управления.

– Значит, принятие закона потянет за собой и изменение конституции?

– Принятие закона как такового – не потянет изменение конституции, а, скажем, направит в нелегальную схему управления эти методы внешнего управления. Эти же американские управляющие системы перейдут на нелегальное управление, и там без изменения государственной архитектуры власти мы суверенитета не достигнем.

Но решить эту проблему в целом — значит значительно снизить удар кризиса. То есть министры перестанут наперебой принимать иностранные предложения, явно и публично направленные на ухудшение жизни населения. Они же это делают каждый день.

Снизится фактор уничтожения через госуправление, а для того, чтобы наладить жизнь, нужно будет заняться конституционной реформой, то есть нужно проводить референдум по конституции в части отмены общепризнанных принципов и норм иностранного права, которые являются обязательными для российского законодательства, российской правовой системы.

Елена Рычкова

Просмотров: 705
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Один против тысяч или боевая магия витязей Герб и символы Беловодья Славянские божества на пляже Брайтон-Бич? Спасибо - слово паразит Кто мог создать хрустальные черепа? Как научиться контролировать энергетические потоки