Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина больше не интересна Война, начатая американским вторжением в Ирак, продолжается 13 лет Администрация Трампа показала лицо: итак, приоритеты расставлены? Опасный обман по имени «президент Трамп»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Стратегия Путина

Что-то невероятное происходит с миром, нечто очень значительное и серьёзное, такое, чего никогда раньше не было. Дело не в кризисе, не в мученической смерти доллара и даже не в конце однополярного мира во главе с Америкой. Мы всё чаще сталкиваемся с изменениями в восприятии окружающей действительности, настолько глубокими, что не всегда успеваем их вовремя и правильно осмыслить. Старые методы воздействия на ситуацию и личность, всегда работавшие безотказно, ни с того ни с сего перестают действовать в самый неожиданный момент. Напротив, новые идеи, кажущиеся нам абсурдными и неправдоподобными, вдруг начинают управлять реальностью и даже строят её в соответствии с новыми законами, которые раньше воспринимались как фантастика.

В результате конфигурация известной нам Вселенной перестраивается прямо на глазах, начиная от невидимых и неизвестных прежде звёзд и планет и заканчивая политическими событиями. Всё это начинает двигаться по какой-то невообразимой траектории и приводит к таким выводам и результатам, которых мы раньше и представить себе не могли. И нам приходится жить в этом стремительно трансформирующемся пространстве и так же мгновенно меняться вместе с ним.

Для начала – небольшая справка по событиям из новейшей истории.

После мирового кризиса 2008 года ни одна из породивших его проблем не была решена: в первую очередь США отказались проводить реформу МВФ, которая уменьшила бы роль доллара как мировой резервной валюты (см. об этом отличную статью П. Акопова: http://www.vz.ru/politics/2015/8/27/763369.html). Третьим странам было отказано в увеличении квоты, что означало их выключение из общей финансовой системы. Назревшую перестройку мировой экономики просто остановили на несколько лет, завалив тлеющий глобальный кризис пластами дёрна в виде новых тонн серо-зелёной бумаги.

«Хитрый план» крупнейших финансовых корпораций по откачке денег из развивающихся экономик и превращению их в свои сырьевые и промышленные колонии с самого начала был чрезвычайно авантюрным, чтобы не сказать дурацким. Во-первых, сохранить его в тайне, при современном уровне доступа к информации и скорости её распространения, не представлялось возможным. Во-вторых, надеяться на то, что третьи страны, узнав об уготованной им участи, покорно пойдут под нож во славу великой Америки, мог только ослепший от высокомерия экономический бомонд. В-третьих, по закону физики, на всякое действие рано или поздно найдётся свой лом, который реальным весом разнесёт в щепки все умозрительные конструкции.

Наверное, шесть-семь лет назад США было бы куда легче взять на себя роль застрельщика нового финансового порядка и плавно, без эксцессов влить в закосневший долларовый пузырь здоровые молодые экономики. Почему они не стали этого делать, а пошли по пути дестабилизации мира с целью его окончательного подчинения?

Отчасти тут сыграла роль психология хищника, который видит окружающее только в поле дихотомии «жертва – нападающий». С другой стороны, отход от нормального человеческого существования и поклонение дьявольским и антигуманным ценностям одновременно означает отказ от обычного человеческого мышления. Стоит взглянуть на нынешних отцов-основателей, пропагандирующих инцест, легализацию наркотиков и людоедство, живущих до ста лет благодаря искусственному продлению жизни, чтобы понять, о чём идёт речь. Такое существо, которое можно назвать человеком лишь условно, перестаёт адекватно воспринимать реальность и видит её через мутную призму, искажённую извращёнными представлениями. Соответственно все его действия будут направлены не на созидание, а на разрушение. Взывать к его здравому смыслу бесполезно, поскольку разума как такового у него уже нет.

Между тем, человечество устало от агрессии в разных её проявлениях – военной, экономической, идеологической. Мир значительно поумнел после разгрома фашизма и больше не ведётся на прямую пропаганду насилия. Чтобы натравить один народ на другой, США приходится прибегать к всё более изощрённым способам мозговёртства, и не факт, что они всегда работают безотказно. Люди тянутся к добру и подсознательно ищут пути, чтобы сделать принципы гуманности основными в жизни, даже в такой её сложной, с точки зрения морали, части, как большая политика.

Поэтому взять на себя роль флагмана нового порядка и, без преувеличения, спасти мир от диктатуры тирана, проявляющего себя через избранную сверхдержаву, могла лишь страна, стоящая на противоположных Америке идейных позициях.

Это правда, что политика России никогда не была захватнической. Если англосаксы разрушали древние, более развитые культуры, то Россия ассимилировала неосвоенные земли и отсталые народы, давая им свободно цвести и развиваться под своей крышей. Все попытки (чаще совершённые под чужим воздействием) отойти от стратегии добра, если её можно так назвать, оканчивались для России трагически и едва не разрушали её до основания. Примеров множество, из последних – Октябрьская революция и перестройка.

Почему лишь России по силам изменить миропорядок, а не бурно растущему Китаю, считающемуся сейчас её главной поддержкой? Потому что сознание определят бытиё, а не наоборот. Сколько бы ни было у Китая американских ценных бумаг, они не станут источником духовной силы. Также не заменит её ментальная диктатура, основанная на страхе перед наказанием. И сколько бы ни развивать экономику указаниями сверху, без свободы личности государству обеспечен лишь очень ограниченный прогресс. Страна, где отношение к собственным гражданам подчас очень далеко от принципов гуманизма, не сможет противостоять тирании, базирующейся на уничтожении слабого и инакомыслящего.

Иными словами, у Америки и Китая слишком много внутренних точек соприкосновения, при всех видимых различиях и во многом противоположном внешнеполитическом курсе. А нынешняя схватка Света и Тьмы – это, прежде всего, борьба идеологий.

Стратегия Путина базируется на парадоксальном для политики принципе: в ней не предполагается наличие врагов. Эта стратегия основана на исторически сложившейся миролюбивой политике России. Лишь такой метод выстраивания отношений с окружающими соответствует изменившимся представлениям о мире, и только такой способ взаимодействия может быть успешным.

Со слов самого Владимира Владимировича, у нас есть конкуренты, оппоненты, коллеги, партнёры. Они могут быть недобросовестными, недальновидными, заблуждающимися, непрофессиональными. Они могут ставить во главу угла только свои интересы. Они могут пользоваться некорректными и даже незаконными методами. Но они – не враги. Между нами и ними изначально нет антагонизма.

В любом конфликте Путин не видит силового решения, потому что его на самом деле нет. В старой парадигме мышления проблема решалась открытым противостоянием. США и сейчас пытаются действовать с помощью разного рода прессингов – от поставок оружия и открытого шантажа до невидимой глазу обработки мозгов – и раз за разом проигрывают, теряя контроль над своими творениями. Украина и ИГИЛ – два последних трагических примера, подтверждающих провал подобной методики. По Даниилу Андрееву, разбуженный демон становится неуправляемым и в итоге набрасывается на свой же народ, что мы видим в Незалежной и на Ближнем Востоке.

Новая стратегия, соответствующая изменившимся представлениям о жизни, переводит конфронтацию на более высокий уровень диалога враждующих сторон. С точки зрения гуманности, лучше разговаривать, чем стрелять. Переход военного решения в политическую плоскость всегда выглядит неожиданно, как это было, например, в Сирии в 2013-м, и выбивает почву из-под ног агрессора, лишённого точки приложения сил. Высказывание взаимных претензий и поиск общих путей их устранения открывают перед противниками неожиданную возможность примирения, о которой они до того даже не подозревали.

Точно так же ключом к успешному функционированию многочисленных интеграционных объединений, инициатором которых стал Владимир Путин, являются не сами принципы взаимной выгоды, учёта пожеланий участников и т.д., а их соответствие новой матрице, в которой страны будут объединяться по интересам, а не группироваться вокруг одного центра силы. И только по причине расхождения с нарождающимся миропорядком всё сильнее пробуксовывают американо-аравийские контакты, транстихоокеанское партнёрство, поворот на Кубу и прочие попытки США найти себе союзников.

Радикальные реформы в российской экономике также не находят поддержки, ибо их идейная основа – не поиск точек соприкосновения, а борьба с врагами до победного: с МВФ, ЦБ, с олигархами, правительством. «Взять всех и посадить» – это логика Шарикова. Гораздо труднее найти такую конфигурацию внутриполитического альянса, в котором всем, даже антагонистичным направлениям, будет удобно существовать и взаимодействовать. Поэтому не стоит говорить, что ничего не меняется или меняется слишком медленно. Задача лидера не в том, чтобы бросаться исправлять то, что попадается на глаза, а в том, чтобы выработать стратегию, при которой постепенно изменилось бы всё, и не как-нибудь, а в лучшую сторону.

Разорвав контакт с половиной сегодняшних партнёров, можно завтра лишиться другой половины, что, собственно, происходит с ФРС, не пожелавшей строить отношения с Россией и Китаем и в результате теряющей контроль над собственными рынками. А все несимметричные ответы, вроде контрсанкций и отмены «Южного потока», потому и получились столь действенными, что были направлены против обнаглевшего меньшинства во благо желающему сотрудничать большинству.

Если Путин избегает агрессии, это не значит, что он к ней не готов. Одно дело – не бросать перчатки всем подряд «для пострелять», и совсем другое – достойно отвечать на брошенные вызовы. Принцип айкидо, который журналисты и блогеры с энтузиазмом приписывают российскому президенту, также основан на отказе от агрессии. С противником не вступают в схватку. Ему, как бешеному быку, уступают дорогу и дают врезаться в бетонный забор. Ну, а в случае, как говорится, чего, – «наш бронепоезд стоит на запасном пути». С государственным деятелем, пообещавшим мочить в сортире террористов и одним ударом вернувшем Крым, шутки не проходят.

Как-то так получается, что никто из нынешних политических лидеров, кроме Путина, не понимает сути происходящих изменений и их серьёзности. Европа, опущенная секс-меньшинствами и нахрапистыми мигрантами, забросила украинский, греческий и газовый вопросы в дальний угол и надеется на авось – а, может быть, в самой глубине души, – на того же Владимира Владимировича. Страны БРИКС слишком безынициативны, чтобы повлиять на происходящее. СНГ и ЕАЭС, за исключением наевшейся разноцветных переворотов Киргизии, до сих пор не определились с вектором внешней политики: то ли это будет США, то ли ЕС, то ли Китай, а то, может быть, вообще ИГИЛ.

Главная проблема в том, что все они, кто больше, кто меньше, пытаются двигаться в геополитическом пространстве, используя старые установки. Этим, естественно, пользуются США, раскачивая обстановку внутри стран. Последние примеры – ЕС, рыдающий от наплыва беженцев, Таджикистан, наивно пытающийся представить антиправительственную провокацию как бандитскую разборку, и Молдавия, вдруг решившая сию минуту поменять президента. Такие проблемы будут продолжаться до тех пор, пока их лидеры наконец не поумнеют и однозначно не выберут пророссийский курс – единственный, который сможет защитить их от очередной кровавой революции, никому не нужной, кроме Америки.

Китай стоит считать союзником по антидолларовому восстанию, так как в данной области его интересы находятся даже впереди российских. Но весь груз дипломатического урегулирования, создания идеологической платформы, воплощения в жизнь новой гуманистической стратегии, разработки деталей по переходу к многополярной модели мира лежит на России и её Президенте.

Наверное, многие в последнее время заметили, что, каков бы ни был состав и уровень встреч – «семёрка», «восьмёрка», «четвёрка», «двадцатка», «пятёрка», – все форматы замыкаются на Путине независимо от того, присутствует он там или нет. Очевидно, только он способен учесть интересы присутствующих и предложить гармоничное решение, устраивающее всех. В политике, в отличие от математики, от величины и количества слагаемых сумма не меняется. Она всегда будет равна одной наиболее значимой единице.

Владимир Путин многим представляется загадочным и непредсказуемым именно потому, что действует в новой энергетической или, если хотите, ментальной парадигме, в соответствии с её законами. Наверное, тем, кто упорно продолжает мыслить по-старому, стоит посочувствовать – они, скорее всего, вообще ничего не понимают. Что происходит на той же многострадальной Украине? Почему Киев, не выходящий из антироссийского запоя, тем не менее не решается наступать? А где Америка? Почему она это позволяет? Заснула, что ли? У неё из-под носа страну украли, а она спит!

Дело в том, что подобные ситуации должны рассматриваться не с позиций слабого и сильного, а только с точки зрения столкновения старого и нового мышления. Выигрывает, естественно, тот, кто идёт в ногу со временем. А время, как бы это странно не звучало, диктует быть добрым. Поэтому итог сегодняшнего жестокого и безрассудного противостояния двух миров представляется безвариантным.

Конечно, задачей для обычного политического деятеля было бы выиграть войну. Холодную, горячую, информационную, экономическую, сетевую, гражданскую – неважно. Суть позиции будет заключаться в противостоянии другой силе, а результат – в уничтожении либо в подчинении её себе. Так или иначе, в основе здесь лежит представление о злобном жестоком мире, в котором кругом враги, которые убьют вас, если вы не убьёте их раньше.

А вот повернуть мир так, чтобы Америка стала дружить с Россией – это задача только для Путина.


Юлия Бражникова

Просмотров: 1866
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Что сделал Брежнев для советского народа Влияние кукол Барби и им подобных на наших детей "Ты" или "Вы" Синь-камень Кубанский ученый разработал технологию печати солнечных панелей на принтере Александр Македонский и Древняя Русь