Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Россию должны были потрясти 10 терактов Распад империи: как старая элита начала борьбу против Трампа 25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины Что будет после Алеппо
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Свидетельства ал-Масуди о славянах и русах

Редчайшее свидетельство о нетипичном агрессивном поведении русов. Хотя причины его нам не ведомы. Верить свидетельству или нет, были ли это действительно наши предки - сложно сказать.
***

Абу-л-Хасан ал-Масуди (ок.896-956) родился в Багдаде. Он был путешественником и писателем. Он оставил довольно обширное литературное наследие, но до нас дошло только несколько его произведений.

Сохранился его огромный труд& «Золотые копи или россыпи самоцветов» (Мурудж аз захаб ва ма'адин ал-джавахир), который сам по себе есть сокращением его обширного произведения в 30 томах& — «Известия времени» (Летописи времени)(«Ахбар-аз-заман»), от которого сохранился только один том. «Золотые копи или россыпи самоцветов» было написано в 336/947-948 г. и переработано в 345/956-957 г..



Также сохранился трактат «Книга предупреждения и пересмотра» (Китаб ат-танбих ва-л-ишраф). В этих произведениях сохранились многочисленные фрагменты, касающиеся славян и русов.

Ал-Масуди очень много путешествовал. Он предпринял путешествия в Китай, в Индию и на Цейлон, плавал в Африку на Занзибар, путешествовал в Египет и страны Магриба. Также ал-Масуди предпринял путешествие на Каспий. Одной из целей этого путешествия было выяснение истинности сообщений некоторых арабских географов относительно того, является ли Каспийское море связанным проливом с Черным и Азовским и образует ли они единый водный бассейн.

В связи с этим путешествием ал-Масуди касается подробно народов обитающих на его берегах, а также загадочных русов, которые за несколько десятилетий до его путешествия предприняли опустошительный набег на страны южного Каспия.

Судя по тексту Масуди, сам лично он русов не видел. Но он собрал о русах большое количество известий из различных предшествующих арабских источников и кроме того, опирался на рассказы купцов, которые с ними непосредственно сталкивались.

Для нас свидетельства о русах ал-Масуди интересны по нескольким причинам.

Во-первых, ал-Масуди собрал известия не только о восточных, но и о западных славянах и не противопоставляет русов и славян, а пришел к выводу, что русы являются славянами.

Во-вторых, ал-Масуди помещает русов, на востоке славянских земель, что в целом верно представляет размещение древнерусского государства по отношению к остальным славянским землям.

В-третьих, он сообщает о проживании славян на Дону. Также он сообщает о совместном компактном проживании русов и славян в столице хазарского царства Итиле, что показывает, что несмотря на сложение древнерусского государства, далеко не все восточные славяне признавали себя русью в начале X века.

В-четвертых, ал-Масуди сообщает подробности о походе русов на Каспий около 913(4) года, о которых нет свидетельств русских летописей. В-пятых, ал-Масуди объяснил, как он пришел к заключению о том, что русы нападали на Андалусию, а не норманны.

Прежде всего, из свидетельств ал-Масуди становится понятно, что к его времени накопилась уже достаточно обширная литература о славянах. Источниками о них являлись как известия арабов в Испании, так и византийцы и купцы торгующие на Каспии с восточными славянами. Отсюда некоторая путаница в источниках.

Не всегда авторы, жившие за тысячи километров от Руси, могли разобраться в этих записях, и определить, кто такие русы по отношению к остальным славянам. Славяне представлялись отдельным арабским авторам гигантским конгломератом племен, который занимает практически всю Европу, вплоть до ее западных и северных пределов ее. Ал-Масуди не только знает о множестве славянских племен, но и о том, что часть из них уже приняла христианство:

«Славяне разделяются на многие народы; некоторые из них суть христиане, между ними находятся также язычники, точно также солнцепоклонники. (Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.125)

О существовании норманн и Скандинавии арабские историки и географы не знали. В отличие от русских летописей, цитируемые ал-Масуди источники не приводит скандинавов как потомков Иафета:«Следующие народы происходят от Яфета: Ашбан, Рус, Бурджан, Хазрадж, Турк, Славяне, Яджудж и Маджудж, Фарс, Мадян, обитатели островов моря и Булгар». (Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.125)

Однако к X веку арабские авторы разобрались и выяснили, что русы объединили и подчинили только часть славянских племен. Настойчиво интересовавшийся русами ал-Масуди также выяснил, что это славяне, и что племена, которые они объединяют, составляют восточную часть славянского мира. & Вот как пишет об этом исследователь и переводчик ал-Масуди Микульский Д. В. :

«Как бы то ни было, сведения, полученные Масуди о походе русов на мусульманские земли в 913—914 гг., а также воспоминания о том, что он слышал о них во время пребывания на

сирийско-византийской границе, стимулировали его интерес к русам и способствовали сбору путешественником всевозможных известий об этом народе. Расспрашивая людей, что-либо знавших о русах, Масуди пришел к выводу, что они представляют собой одну из составных частей славянства, о котором нашему автору доводилось читать в сочинениях некоторых арабо-мусульманских географов. Территорию, занимаемую русами, Масуди локализует на самом востоке славянской общности, западнее земли хазар» (Микульский Д.В. . Арабский Геродот, стр.207).

Ал-Масуди отделяет западных славян от Руси. «Границы славянских земель наш автор определяет весьма приблизительно: на заладе славяне граничат с ифранджа

(франками), на юге — с бурджан (дунайскими болгарами) и ар-рум (византийцами), на востоке — с русами» (Микульский Д.В. , Арабский Геродот, стр.209)..

Ал-Масуди не всегда конкретизирует, каких славян он имеет в виду.& Но по контексту иногда можно определить о западных или восточных славянах идет речь. Так, из следующего отрывка, описывающего лонгобардов становится понятно, что ал-Масуди передает сведения о западных славянах, а не о руси.

«Народ Нукабарда[1] происходит от Амира сына Яфетова. Они поселились между греками и франками; их государство обширно, царь их почитается. Обитают они во& многих городах и суть большею частью христиане; некоторые же из них не имеют никакой веры. Они нападают на Франков и Славян, которые в свою очередь, нападают на них и прогоняют их. По наружности они похожи на греков». (Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.126).

Но у ал-Масуди есть и более детальное описание западных славян. Он посвящает целую главу своего сочинения описанию западных славян, которых просто называет «славянами». В этой же главе он относит и русов к славянам.

Глава 34. Описание Славян, их обиталищ, рассказы об их царях и о расселении их племен.

Сказал Масуди: Славяне суть из потомков Мадая, сына Яфета, сына Нуха; к нему относятся все племена Славян и к нему примыкают в своих родословиях. Это есть мнение многих людей сведущих, занимающихся этим предметом.

Обиталища их на севере[2], откуда простираются на запад. Они составляют различные племена, между коими бывают войны, и они имеют царей.

Некоторое из них исповедуют христианскую веру по Якобитскому толку
[3], некоторые же не имеют писания, не повинуются законам; они язычники и ничего не знают о законах.

Из этих племен одно имело прежде в древности власть (над ними), его царя звали Маджак, а само племя называлось Валинана
[4]. Этому племени в древности подчинялись все прочие славянские племена, ибо (верховная) власть была у него и прочие цари ему повиновались.

Затем следует славянское племя Астабрана
[5], которого царь в настоящее время называется Саклаих; еще племя, называемое Дулаба[6], царь же их называется Вандж-Слава. Затем племя, называемое Бамджин[7], а царь называется Азана; это племя самое храброе между Славянами и самое искусное в наездничестве.

Еще племя, называемое Манабан
[8], а царь называется Занбир[9]. Затем племя, называемое Сарбин[10]; это славянское племя грозно (своим противникам) по причинам, упоминания коих было бы длинно, по качествам, изложение которых было бы пространно, и по отсутствию у них закона, которому они бы повиновались.

Затем идет племя, именуемое Марава
[11]; затем племя, называемое Харватин[12]; затем племя, называемое Сасин[13] и племя, по имени Хашанин[14]; затем племя, по имени Баранджабин[15]. Названные нами имена некоторых царей этих племен суть имена известные (общепринятые) для их царей.

Упомянутое нами племя под именем Сарбин сжигают себя на огне, когда умирает у них царь или глава; они сжигают также его вьючный скот.

У них есть обычаи, подобные обычаям Гинда; мы уже об этом отчасти упомянули выше в этом сочинении,
при описании горы Кабха[16] и страны хазарской, когда мы говорили, что в хазарской стране находятся Славяне и Русы, и что они сжигают себя на кострах. Это славянское племя и другие примыкают к востоку и простираются на запад. Первый из славянских царей есть царь Дира[17], он имеет обширные города и многие обитаемые страны; мусульманские купцы прибывают в столицу его государства с разного рода товарами.

Подле этого царя из славянских царей живет царь Аванджа, имеющий города и обширные области, много войска и военных припасов; он воюет с Румом[18], Ифранджем[19], Нукабардом и с другими народами, но войны эти нерешительны.

Затем с этим славянским царем граничит царь Турка. Это племя красивейшее из Славян лицем, большее них числом и храбрейшее из них силой. Славяне составляют многие племена и многочисленные роды; эта книга наша не входит в описание их племен и распределение родов.

Мы уже выше рассказали про царя, коему повиновались в прежнее время, остальные цари их, то есть Маджак, царь Валинаны, которое племя есть одно из коренных племен славянских, оно почитается между их племенами и имело превосходство между ними.

Впоследствии же, пошли раздоры между их племенами, порядок их был нарушен, они разделились на отдельные колена и каждое племя избрало себе царя, как мы уже говорили об их царях, по причинам, описание коих слишком длинно. Мы уже изложили совокупность всего этого и многие подробности в двух сочинениях наших Ахраб аз-Заман (летописи времени) и Аусат(Средняя книга).
(Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.135-138).

Как видно из содержания этой главы, ал-Масуди описывает в основном западные славянские племена. Он упоминает десять западнославянских племен Валинана, Астабрана, Дулаба, Бамджин, Манабан, Сарбин, Марава, Харватин, Хашанин, Баранджабин, из которых только часть надежно идентифицируются. & Кроме того, он еще упоминает племя Сасин. Исследователи считают, что ал-Масуди ошибочно саксонцев отнес к славянам.

И здесь же Масуди оговаривается о русах, о которых упоминал уже при рассказе о Кавказе. Фраза «это славянское племя» безусловно относится к руси. Также видно, что территории русов примыкают к восточным странам. Следовательно, находятся на востоке славянского мира, что соответствует расселению славянских племен.

Здесь я специально курсивом отметил тот кусочек этой главы, который приведен в норманнистическом издании «Древняя Русь в свете зарубежных источников, т.3». Большая часть содержания главы выброшена и в комментариях нет никаких пояснений, откуда взят этот отрывок.

Также опущены другие места, где речь идет о славянах. Это сделано, вполне сознательно, чтобы у читателей сложилось представление о крайней скудности и обрывочности знаний ал-Масуди о славянах, чтобы легче было подгонять некоторые термины под норманнистические трактовки. Интересным является и упоминание славянского царя Дира, владеющего большой страной, к которому приходят мусульманские купцы со своим товаром.

Его соблазнительно было бы отождествить с князем Диром, соправителем Аскольда. Но последующий контекст таков, что скорее всего, речь идет о каком-то из западнославянских князей, так как соседним с ним является царь Аванджа, который воюет с франками, византийцами и лонгобардами. А это в свою очередь показывает, что имя Дир встречалось и у западных славян и, следовательно, нет никаких оснований считать это имя скандинавским.

Также ал-Масуди указывает на русов как на славян в еще одном своем произведении «Книга предупреждения и пересмотра»:

«Шестая переправа (через Константинопольский пролив) известна под названием Абидос, это устье пролива, втекающего в море Египта и Сирии, а начало его (пролива) – из моря Меотис, называемого морем Хазар. Ширина его (пролива) в начале – около 10 миль, и там (стоит) город, приндлежащий Византии.

Известный под именем Мусанна, препятствует проходу в это море судам ал-Куз.кана и других видов русов. Византийцы называют их «русийа», что означает «красные». Вступили многие из них в наше время в союз с Византией, как вступили армяне, булгары, а они – вид славян, печенеги из (числа) тюрков. Наполнили ими многие крепости, которые примыкали к сирийской границе, и обратили их против бурджан и других народов, враждебных им (византийцам) и окружающим их государство».

(Источник: Древняя Русь в свете зарубежных источников, т.3, с.118, Перевод В.М. Бейлиса по: Масуди/Танбих,& с.140-141) Как видим, ал-Масуди указывает на то, что в его время многие русы вступили в союз с Византией, т.е. поступали на службу к византийскому императору и они являются видом славян. ал-Куз.кана – это возможно ошибочная передача выражения «князь киевский». Видно, что в данном случае Масуди опирается на традицию, связанную с византийскими источниками. Даже приводит греческое название руси и его перевод.

Норманнисты всячески пытаются выпячивать встречающееся у некоторых восточных авторов раздельное упоминание славян и русов, представить их как различные народы. Но раздельное упоминание восточных авторов славян и русов связано с тем, что для многих из них было невозможно проверить имеющиеся под руками источники и выяснить этническую природу русов. Встречая другое этническое название, отличное от славян, они просто рассматривали их как другой народ. Масуди тоже не сразу пришел к заключению, что русы есть часть славян.

«Основываясь на данных более ранних арабо-мусульманских источников, можно предположить, что ученый не сразу пришел к такому выводу — ведь предшественники Масуди генетически не связывали славян и русов между собой. Это объясняется тем, что далеко не все славянские племена входили в состав Русского государства. Восточных славян, плативших дань киевскому князю, стали называть русами, а прочие славянские племена арабо-мусульманские географы обозначали термином «сакалиба»».(Микульский Д.В., Арабский Геродот, стр.208-209).

Кроме прямого отождествления руссов и славян у ал-Масуди встречаются фрагменты, которые указывают на культурную близость славян и русов. Так он упоминает славян и русов, как компактную общину, которая проживает на территории столицы Хазарии. При этом он также указывает на& сходство их погребальных обычаев, что также указывает на их близость.

«Что же касается язычников, находящихся в стране хазарского царя, то некоторые племена из них суть Славяне и Русы. Они живут в одной из двух половин этого города и сжигают своих мертвецов с их вьючным скотом, оружием и украшениями. Когда умирает мужчина, то сжигается с ним жена его живою; если же умирает женщина, то муж не сжигается; а если умирает у них холостой, то его женят по смерти.

Женщины их желают своего сожжения для того, чтоб войти с ними (мужьями) в рай. Это есть одно из деяний Гинда, как мы упомянули выше; только у Гинда обычай этот таков, что жена тогда только сжигается с мужем, когда она сама на это соглашается».
(Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.129)

Кроме того, ал-Масуди указывает, на то, что для язычников славян и русов был отдельный судья в Итиле. Выделение отдельного судьи для язычников славян и русов было продиктовано необходимостью учитывать культурные особенности и менталитет этих народов. Это также показывает, что особого различия между славянами и русами не замечали не только арабские и персидские купцы, но и хазары, которые тесно с ними соприкасались.

«Постановление столицы хазарского государства, что в ней бывает семь судей, двое из них для мусульман, двое для Хазар, которые судят по закону Тауры, двое для тамошних христиан, которые судят по закону Инджиля; один же из них для Славян, Русов и других язычников, он судит по закону язычества, то есть по закону разума». (Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.129-130).

Также ал-Масуди указывает и на одинаковую роль славян и русов при дворе хазарских правителей. Русы и Славяне же, о которых мы сказали, что они язычники, составляют войско царя и его прислугу».(Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.130).

Ал-Масуди был современником Олега и Игоря, эпохи объединения восточнославянских племен и образования древнерусского государства. Именно это и отражено в следующей записи ал-Масуди, где русы объединяют многие народы.

«Русы составляют многие народы, разделяющиеся на разрозненные племена. Между ними есть племя, называемое Лудана[20], которое есть многочисленнейшее из них; они путешествуют с товарами в страну андалус, Румию, Кустантинию и Хазар. (Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с130).

В этой записи указывается также одно из племен русов Лудана. Норманнистка Калинина бездоказательно заявляет, что в данном случае речь идет о названии норманн: лордманн, а в арабо-испанской литературе – ал-урдуманийа. Естественно, что никакой науки за этими поисками созвучий и подгонкой под норманнистические концепции не стоит. Мало того, что ал-Масуди не пользовался напрямую западноевропейскими источниками, он не знал и о названии ал-урдуманийа. Поэтому, это чистой воды подтасовка. Это название соотносится с соответствующей записью современника ал-Масуди Константина Багрянородного.

«Славяне же, их пактиоты, а именно: криветеины[21], лендзанины[22] и прочие Славинии – рубят в своих горах моноксилы, во время зимы…» (Константин Багрянородный, Об управлении империей, 9, Москва, 1991, стр.45)

Также, скорее всего, этот этноним повторяется в главе 37 у Константина Багрянородного: «…а фема Иавдиертим[23] соседит с подплатежными стране России местностями, с ультинами[24], дервленинами[25], лензанинами[26] и прочими славянами» (Константин Багрянородный, Об управлении империей, 37, Москва, 1991, стр.157). Здесь лензанины относятся явно к группе юго-западных восточнославянских племен, граничащих с печенегами на правом берегу Днепра. Скорее всего, это одно из племен в бассейне притоков Припяти на Западной Украине.

Ал-Масуди также принадлежит очень подробный рассказ о нападении русов на южный Каспий после 300(912/3г), которого нет в русских источниках.

«После 300 года гиджры (912/3) случилось, что около 500 кораблей, из коих на каждом было сто человек (из Русов), вошли в рукав Найтаса[27], соединяющийся с Хазарскою рекою. Здесь же хазарским царем поставлены в большом количестве люди, которые удерживают приходящих этим морем, также приходящих сухим путем с той стороны, где полоса Хазарского моря соединяется с морем Найтас.

Это делается потому, что Туркские кочевники - Гуззы приходят в этот край и зимуют здесь; часто же замерзает вода, соединяющая реку Хазарскую с рукавом Найтаса, и Гуззы переправляются по ней со своими конями, - ибо вода эта велика и не ломается под ними по причине сильного замерзания - и переходят в страну Хазар. Иногда выступает им на встречу хазарский царь, когда поставленные им люди слишком слабы, чтобы удержать Гуззов, препятствовать им в переправе по замерзшей воде и удалять их от его государства. Что же касается лета, то Турки не имеют тогда дороги для переправы по ней.

После того, как русские суда прибыли к хазарским людям, поставленным при устье рукава, они (Русы) послали к хазарскому царю просить о том, чтоб они могли перейти в его страну, войти в его реку и вступить в Хазарское море, которое есть также море Джурджана, Табаристана и других персидских стран, как мы уже упомянули - под условием, что они дадут ему половину из всего, что награбят у народов, живущих по этому морю.

Он же (царь) согласился на это. Посему они вступили в рукав, достигли устья реки и стали подыматься по этой водной полосе, пока не достигли реки Хазарской, вошли по ней в город Итиль, прошли его и достигли устья реки и впадения ее в Хазарское море.

От впадения же реки до города Итиль - это большая река и многоводная. И русские суда распространились по этому морю, толпы их бросились на Джиль, Дайлем, на города Табаристана, на Абаскун, который находится на Джурджанском берегу, на нефтяную страну и по направлению к Адарбайджану, ибо от области Ардабиля в стране Адарбайджане до этого моря расстояние около трех дней пути. И Русы проливали кровь, брали в плен женщин и детей, грабили имущество, распускали всадников (для нападений) и жгли.

Народы, обитавшие около этого моря, с ужасом возопили, ибо им не случалось с древнейшего времени, чтоб враг ударил на них здесь, а прибывали сюда только суда купцов и рыболовов.

Русы же воевали с Джилем, Дайлемом и с военначальником у Ибн-абис-Саджа и достигли до Нефтяного берега в области Ширвана, известного под названием Баку. При возвращении своем из прибрежных стран, Русы поворотили на острова, близкие к Нафте, на расстояние нескольких миль он нее. Царем Ширвана был тогда Али ибн ал-Гайтам.

И жители вооружались, сели на корабли и купеческие суда и отправились к этим островам; но Русы устремились на них и тысячи мусульман были умерщвлены и потоплены.

Многие месяцы Русы оставались на этом море в таком положении; никто из тамошних народов не имел не имел возможности подступать к ним на этом море, а все они укреплялись и были на страже от них, ибо море это обитаемо вокруг народами.

После того, как они награбили и им надоела эта жизнь, отправились они к устью Хазарской реки и истечению ее, послали к царю хазарскому и понесли ему деньги и добычу по их уговору. Царь же хазарский не имеет судов и его люди не привычны к ним; в противном случае, мусульмане были бы в великой опасности с его стороны.

Ларсия же и другие мусульмане из страны Хазар узнали об этом деле и сказали хазарскому царю: "Позволь нам (отомстить), ибо этот народ нападал на страну наших братьев - мусульман, проливал их кровь и пленил их жен и детей".

Не могши им препятствовать, царь послал к Русам и известил их, что мусульмане намереваются воевать с ними. Мосульмане же собрались и вышли искать их при входе в Итиль по воде. Когда же увидели они друг друга, Русы вышли из своих судов. Мусульман было около 15 000 с конями и вооружением, с ними были также многие из христиан, живших в Итиле.

Три дня между ними продолжалось сражение; Бог помог мусульманам против Русов и меч истребил их, кто был убит, а кто утоплен. Около 5000 из них спаслись и отправились на судах в страну, примыкающую к стране Буртас, где они оставили свои суда и стали на суше; но из них кто был убит жителями Буртаса, а кто попался к мусульманам в стране Бургар
[28] и те убили их.

Сосчитанных мертвецов из убитых мусульманами на берегу Хазарской реки было около 30 000. С того года Русы не возобновили более того, что мы описали. Сказал Масуди: мы же привели этот рассказ в опровержение мнения тех, которые полагают, что Хазарское море соединяется с морем Маиотас и с рукавом Кустантинии посредством моря Маиотас и Найтас.

Если б это было так, то Русы непременно выступили бы по этому последнему морю, ибо оно есть их море, как мы уже упомянули.

Тому же. что мы описали, не противоречит никто из народов, соседних с этим морем, (а именно), что море персидских народов, не имеет рукава, соединяющегося с другим морем. ибо оно небольшое море, известное со всех сторон.

То, что мы писали о русских судах, распространено у всех народов и год известен; это было после 300 (гиджры)
(912–913 гг.), только от меня ускользнуло определение года. Может быть, упоминавшие, что Хазарское море соединяется с рукавом Кустантинии. под "Хазарским морем" разумели море Маиотас и Найтас, которое есть море Бургара и Руса. Бог же лучше знает, как оно есть.

(Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с130-134).

Этот отрывок ценен тем, что не только сообщает о неизвестном по русским источникам нападении русов на южнокаспийские страны, но и указанием того, откуда пришли эти русы. Из описания можно понять, что русы пришли по Черному морю, прошли Керченский пролив, пересекли Азовское море, поднялись по Дону и затем, перетащив ладьи в Волгу, спустились в Каспийское море. Отсюда можно предполагать, что начальной отправной точкой была Киевская земля. Дружина русов, скорее всего, спустилась по Днепру, как и в случаях нападения на византийские владения.

Подтверждение этому находим у современника ал-Масуди, Константина Багрянородного. В трактате «Об управлении империей», в главе 42 он указывает, где живут росы и откуда они отправляются на своих кораблях:

«В верховьях реки Днепр живут росы; отплывая по этой реке, они прибывают& к ромеям;…» (Константин Багрянородный, Об управлении империей, Москва, 1991, С.173). Также он указывает, что этим путем по Днепру они отправляются и в Хазарию: «В это Меотидское море впадает много больших рек; к северной стороне от него – река Днепр, от которой росы продвигаются и в Черную Булгарию[i], и в Хазарию, и в Мордию» (Константин Багрянородный, Об управлении империей, Москва, 1991, С.175).

Локализация Черной Булгарии вызывает затруднения, скорее всего речь идет о причерноморской территории между Днепром и Хазарией.

Это говорит об организации похода из центра Руси, из земель восточных славян. Если бы речь шла о нападении скандинавов, то соответственно нужно было бы ожидать, что они спускались бы от верховий Волги. Дружина русов в 50 000 человек (даже если эта цифра завышена) конечно же состояла из славян. Даже если восточнославянские князья использовали иностранных наемников, вряд ли они могли бы собрать из них большую армию. Тем более, нет никаких данных о переселении огромного числа скандинавов на Русь, чтобы из них сформировать такую дружину.

Также Ал-Масуди рассказывает о нападении язычников на Андалусию около 912 года. По всей видимости, он рассказывает о другом нападении норманн на Испанию, чем то, которое произошло в 844 году.

«Перед 300(912/3) годом случилось, что в Андалус пришли морем корабли, на которых были тысячи людей, и напали на прибрежные страны. Жители Андалуса думали, что это языческий народ, который показывается им на этом море каждые 200 лет, и что он приходит в их страну через рукав, вытекающий из моря Укиянус, но не через рукав, на котором находятся медные маяки. Я же думаю, а Бог лучше знает, что этот рукав соединяется с морем Маиотас и Найтас и что этот народ - Русы, о которых говорили мы выше в этой книге; ибо никто, кроме них, не плавает по этому морю, соединяющемуся с морем Укиянус». (Источник: А. Я. Гаркави, «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских», С.-Пб., 1870, с.129)

Из текста видно, что ал-Масуди узнал о нападении каких-то язычников, которые пришли по Океану в Андалусию. В рукаве, который вытекает в Океан несложно узнать Балтийское море. Ал-Масуди как и многие восточные географы думал, что Балтийское море соединяется с Черным морем проливом. Это давало возможность представить арабским географам, каким образом русские суда могли плавать и в Балтике и на Черном море.

Обратите внимание, что ал-Масуди не знает вообще никого другого, кто бы плавал по Балтике. «…ибо никто, кроме них, не плавает по этому морю, соединяющемуся с морем Укиянус».

Если при нападении на Севилью в 844 году некоторые арабские авторы ошибочно указывали, что язычники пришли по Средиземному морю, (что интерпретировалось некоторыми авторами как нападение русов, которые в это же время нападали с моря на византийские владения), то ал-Масуди все-таки имел сведения, что эти язычники приходят по Атлантическому океану.

Но он также считал, что есть пролив между Черным и Балтийским морем. Поэтому он не видел никакой проблемы в том, что русы могут напасть и со стороны Атлантического океана. Отождествление загадочных язычников и русов является его, ал-Масуди, собственной догадкой.

Сами источники, из которых черпал информацию ал-Масуди, не сообщали и не отождествляли русов с нападавшими язычниками. Эта догадка строится на представлении о том, кто являлся в то время в Европе язычниками (он просто не знает о существовании других язычников - норманн) и на определенных представлениях о географии Европы.

Тем не менее, до сих пор вполне серьезные ученые занимаются спекуляциями на эту тему и пытаются отсюда вывести тождество норманн и русов. Но из данного текста хорошо видно, что ал-Масуди не пытается приравнять норманн и русов. О существовании первых он вообще не знает, а последних считает славянами. Поэтому максимум, о чем говорит этот отрывок, так это о том, что ал-Масуди ошибочно отождествил язычников напавших на Андалусию в 912-3 году с руссами-славянами, причем на том основании, что только они, эти русы-славяне, плавают по Балтийскому морю.

Таким образом, обширный материал, накопленный восточными авторами, и дополнительно собранный ал-Масуди в его поездках, показывает, что ал-Масуди рассматривает русов только как славян и не знает вообще ничего о норманнах.

Будучи на Каспии ал-Масуди не только не услышал ни одного рассказа о захвате и покорении восточных славян скандинавами, но и ни одного рассказа о мифических скандинавских купцах, которые якобы осуществляли трансконтинентальную торговлю по рекам Руси.

Ни один источник ему не сообщил о загадочном народе, который ведет торговлю с каспийскими странами, разговаривает на совершенно другом языке, чем славяне, имеет другие обычаи и культуру и приплывает с далекого севера.

Свидетельства ал-Масуди еще одно подтверждение абсолютной беспочвенности норманнизма.

А. Олейниченко

Из книги „Варяги и русы”.
Просмотров: 3941
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Являлся ли хан Батый князем Ярославом? Размышления о современной молодежи Кто и когда строил плотины в Африке? Почему на Новый год к нам приходит именно Дед Мороз, да еще и со Снегурочкой? Кресты и обереги. Христианство в былинах наслоение или почва? Атланты - Черноморский след