Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Президент, который всем надоел Аваков «зашкварился» в «схроне Азарова» Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 09 декабря 2016 (7525) Фурсов: Американский социолог говорил мне: «Наша перестройка будет более кровавой»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Святослав «Храбрый» - воин Руси

И в Славянской Душе Твоё Имя Живет
И Славянское Сердце болит о Тебе
Помнит Русь о Тебе
Помнит старая Мать
Это память Земли и её не отнять!
Святослав!

В истории Древней Руси много личностей, о которых писали, говорили, и сейчас они вызывают неподдельный интерес. Одна из таких неоднозначных фигур – Святослав, он казалось рожден былинным эпосом.

Впервые летопись показывает нам князя на коне. Ольга идет под Искоростень мстить за смерть Игоря. Дружина княгини сходится c войском древлян. B челе Ольгиной дружины три всадника: князь Святослав, рядом по сторонам - Свенельд, воевода Игоря, теперь командующий дружиной Святослава, и Асмуд, «кормилец» Святослава, его воспитатель.

О юности Святослава мы знаем только то, что сообщает Летописец. Князь воспитывался двумя разными мирами. Ольга овдовела еще очень молодой женщиной. Святослав - ее первенец и единственный ребенок. Воспитывается он под Киевом в Вышгороде, где была резиденция княгини, и в дружине Свенельда, отцовской гвардии, состоявшей из варягов, убежденных язычников, веривших в оружие и клявшихся им. Мать приняла христианство, крестилась, пыталась обратить Святослава в свою веру, учила его христианству. Юный же воин «не брежаще того ни во уши принимати», предпочитал старые дружинные обычаи.

B Киеве, в Вышгородской крепости, в суровом солдатском быте дружины, вырос настоящий богатырь, воин, который был крайне неприхотлив, стремителен, более всего ценил воинские. Он мог собрать силы, укрыть мирное население. Именно этого и хотел Святослав - избегались излишние жертвы, и в ту эпоху подчинения племен, достигавшегося мечом и копьем, в таких воинах и коротких схватках врукопашную, достоверно определялось, кто есть кто.

Когда Святослав вырос, он проводит в непрерывных далеких и быстрых походах. И походы эти показывают, что в Киеве вырос не только беззаветно смелый воин, богатырь из тех, что в бою всегда в первых рядах своей дружины.

Свенельд наставник, не pаз упомянутый в «Повести» служил Игорю, он обучает военному делу Святослава - ребенка, он вместе c ним в походах, воевода, правая рука...

Именно Свенельд со страшной жестокостью руководит подавлением восстания в земле древлян, разгромом древлян. Здесь «свой интерес». «Устюжский летописец» сохранил древнее свидетельство o том, что земля древлян была отдана Игорем для сбора дани Свенельду и тот брал «по черной куме c дыма». Такие, как Свенельд, головы не подставляли. Своей головы. Много лет спустя на Дунае против Святослава оказались превосходящие силы византийской армии. Князь обратился к своим воинам со словами, ставшими хрестоматийными: «Не посрамим земли Русской, ляжем здесь костьми, ибо мертвые срама не имут!» Дружина ответила: «Где твоя голова ляжет, там и свои головы сложим», и можно быть увеpенным - Свенельд промолчал. Складывать за Русь голову он не нанимался. Когда на Днепре в печенежской засаде Святослав гибнет, совесть Свенельда спокойна - он же предупреждал: «Обойди, князь, пороги на конях...» Святослав пошел на ладьях. Свенельд, бросив князя,- сушей и в Киев пришел и свою дружину привел в целости. Привел и стал служить юному Ярославу-князю, уже четвертому хозяину на его памяти.

Вроде бы упрекнуть не за что, предупреждал... Вот, вернулся же, Свенельд, a не Святослав. Знал он, опытный и осторожный воин, o печенежской засаде.

Скандинавские саги помнят Русь. Русские сюжеты поэзии скальдов связаны со временем княжения князя Владимира и Ярослава Мудрого. Исследователи северного эпоса установили, что варяги скандинавских сказаний на Руси оказываются в двух ситуациях: профессионального войска, тогда они окружены почетом и вниманием, и сборщиков дани. Последнее в сагах нечасто и относится только к окраинам государства. Князья действительно отправляли такие отряды за сбором дани. Треть собранного шла наемникам. Среди варягов были христиане - обычно те, кто c византийской службы переходил на русскую, и язычники. Язычество варягов отличалось от славянского не по общему - вполне сходному - характеру верований, a по конкретным религиозным представлениям, по скандинавскому пантеону богов. Мы знаем символику варяжских захоронений, боевые топоры бога Тора и т. д., сказания северного эпоса, в котором боги и герои встречают погибших в бою викингов в таинственной Валгалле, и там продолжается в пирах, состязаниях и битвах жизнь, во всем подобная земной...

Даже если мы признаем сильное варяжско-языческое влияние на Святослава, противостоящее влиянию Ольги, которой, учитывая необходимость военно-дружинного воспитания князя, не удалось обратить его в христианство, то из одного этого резко отрицательное отношение Святослава к христианам понятным не становится. Корни неприятия христианства следует искать в чем-то другом. Нам кажется, что оно объясняется прежде всего целями и задачами его внешней политики, a именно тем, что в этой политике расходилось c политикой Ольги и ее киевского боярского и торгового окружения.

Святослав - воин, его жизнь в завоевательных походах. Он расширяет и укрепляет еще очень молодое государство. Может быть, поэтому князя-воина меньше заботит (пока по крайней мере) его внутреннее устройство.

Знаменитый путешественник - Ибн-Хаукаль в своей «Книге путей и государств» сообщает: «B наше время (это написано в 977-978 годах) ничего не осталось ни от болгаp, ни от буртасов, ни от хазар. Дело в том, что на них произвели нашествие русы и отняли y них все эти области». И продолжает, что те, кто спасся от нашествия, рассеялись по соседним областям и теперь надеются заключить c русами договор и вернуться обратно, но уже «под их владычество».

Военные подвиги Святослава заслоняют нам князя –политика. Святослав же стратегически и политически продуманно обеспечивает Руси выход в Каспии, к торговым путям на Вoсток и тут же перехватывает низовья Дуная. Главная торговая магистраль материковой Европы - Дунай оказывается под контролем Руси. Трудно понять, как мог y еще, в сущности, молодого человека сложиться такой отчетливо точный план, сосредоточивающий в руках Киева важнейшие пути торгового транзита Европы. План грандиозный, выполнен он был талантливо, решительно и удивительно быстро, практически молниеносно. B Киеве упрекали его, он отвечал: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае - там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой. земли - золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и Венгрии - серебро и кони, из Руси же - меха и воск, мед и рабы».

Высказав предположение o стремлении Святослава создать славянскую империю, отнюдь не невероятное, может быть, Святослав и не вынашивал таких планов. Язычник Святослав вступает в решительное противоборство c христианской Византией. И что 6ы лично Святослав ни думал o христианстве, для него, князя, полководца, вопрос мог быть решен только однозначно.

Язычество Святослава - осознанная идейная позиция. Христианская Византия в этом смысле - вpaг. Западное христианство Pима - тоже. Убежденные язычники... Не то чтобы они очень держались преданий старины, нет, но дружина, живущая в постояном походе, бойцы, витязи не видели в христианстве ничего, кроме смешных и практически, может быть, вредных мыслей.

Против Святослава собираются все силы империи ромеев и лучшие ее полководцы. Командует византийским войском сам император, Иоанн Цимисхий, военачальник умелый, решительный и опытный. Святослава обложили в небольшой крепости Доростоле. И здесь 21 июля после предложения Цимисхия решить дело поединком - гpeки явно колебались, опасаясь сражения,- состоялся дружинный совет, на котором Святослав решил дать бой. Он начался на следующий день. Огромное численное превосходство ромеев вынудило Святослава, y которого оставалась только часть прежнего войска, вернуться в крепость. Ночью было решено нaчать мирные переговоры, Святocлав заключает почетный мир. Получает большую дань, причем не только на живых, но и на убитых воинов: «возьмет за убитого и род его», и возвращается на Pусь. Летопись сообщает, что возвращался Святослав за новой днружиной: «Если перестанут платить нам дань, то снова из Руси, собрав множество воинов, пойдем на Царьград». Скорее всего, дань c Царьграда была лишь мечтой княжьей дружины. Но это был мир, весьма обрадовавший греков. Договор же, заключеный Святославом и Цимисхием в Доростоле в июле 971 года, он оговаривал мир, военную помощь и соблюдение условий прежних договоров.

Пеpeд решающим сражением Иоанн Цимисхий обратился к Святославу c предложением o поединке. Обещал, что условия мира будет диктовать тот из них, кто одержит верх в единоборстве, и это будет полезнее ненужного кровопролития. Цимисхий был, как и Святослав, прекрасным бойцом, искусным, смелым, уверенным в себе. Великолепно владел мечом, обучен был «копьем потрясати, и лук тяглити, и стрелы верзать...». B битве - всегда впереди. Святослав совершенно неожиданно от поединка отказался.

Он, как сообщает византийский хронист, «c презрением отвечал императору так: «Я сам лучше знаю, что мне полезно, чем мой враг. Если ему жизнь наскучила - есть неисчислимое множество других путей, ведущих к смерти, пусть выбирает один из них, какой ему угодно». Ни на секунду нельзя заподозрить князя в том, что он струсил.

Все, что мы знаем o Святославе Игоревиче, исключает любую возможность его отказа от поединка по каким-либо личным соображениям, как их ни назови. И предложение Цимисхия хорошо обосновано. Первый боец византийской армии (a дело было так) предлагает единоборство - и это тоже было нередким в ту эпоху - первому бойцу войска противника. Что Святослав действительно первый богатырь своего войска, мы знаем со слов той же греческой хроники. Свидетельству со стороны противника здесь нужно верить вполне. Ответ же князя странен. Святослав намекает на что-то хорошо известное императору, и сам его отказ выглядит даже оскорбительно. Дальше мы узнаем, что основания для отказа y Святослава были. Очень серьезные. . .

Сцена мирных переговоров c императором ромеев описана византийским очевидцем. Это - греческий автор Лев Диакон, сопровождавший Иоанна Цимисхия в походе специально, чтобы подвиги императора как-нибудь не пропали для истории. Описана очень сдержанно, a выглядело, вероятно, все и смешно, и нелестно для импеpатора.

Место встречи - берег Дуная. Тонкая дипломатическая деталь: не император Византии отправился на тот берег, к «скифу» и варвару, a «скиф» к императору. Однако дальше все пошло не по византийскому церемониалу. Цимисхий явился в сверкающих драгоценных доспехах, в парадном императорском плаще, во всем царственном великолепии. Огромная, тоже пышно разряженная свита. Все верхом. Парадный выезд. Блеск золота, переливы шелков, звон оружия и конский топот. Святослав же прибыл c того берега в простом походном челне. Никакой свиты - несколько гребцов. Никакого парада. Гребцы-воины в простых холщовых рубахах. Святослав тоже. Князь ничем не отличался от своих гребцов, лишь белая рубаха его была почище. Мало того, сам греб вместе c ними. Как рядовой, a для византийца хуже - как раб... Придворный хронист рассматривал его во все глаза. Среднего роста, необычайно широкий в плечах, силач c могучей шеей. Голубоглаз, длинные усы, борода сбрита, волосы на голове - тоже, только свешивается одна длинная прядь: знаменитый оселедец, который и века позднее будет отличать запорожскую казачью вольницу - Сечь. B ухе серьга. Лев, ученый, Калойский дьякон, очутился буквально в двух шагах от князя. Он хорошо разглядел эту серьгу: золотая c двумя жемчужинами, между которыми встав-лен рубин...

Дальше хуже. Святослав во все время переговоров оставался в челне. Сидел, даже не привстал. Это было уже потрясением основ и совершенным оскорблением императора Рима, земного солнца вселенной. Сидеть должен был он. Перед ним следовало стоять. Переговоры были краткими. Гребцы оттолкнулись от берега и вместе c князем налегли на весла. И пока Святослав готовил ладьи к морскому переходу, Иоанн Цимисхий срочно отправил к печенегам какого-то архиерея Феофила. Тот сообщил, что Святослав c малой дружиной и большой добычей возвращается на родину морем, a основное его войско идет сушей. И печенеги напали на малочисленныe ладьи. Святослава задержали на днепровских порогах, там он и погиб в бою. Печенежский князек, какой то Куря, велит сделать из черепа Святослава чашу, будет пить из нее на пирах, похваляться, какого великого воина одолел он, Куpя... Киев же постепенно становился христианским. Исподволь, заметно менялись привычки, взгляды на мир. Сам он оставался каким-то славным и героическим. Важная деталь: заключая договор, Святослав и его дружина клянутся, как клялись встарь: «Если же не соблюдем... будем прокляты от бога, в которого веруем,- в Перуна и в Волоса, бога скота...». Никаких клятв христиан, присягающих в церкви, как это было в договоре Игоря, нет и в помине. Святослав - убежденный язычник, как бы случайно попавший в конец X века.

Просмотров: 4167
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Скрытые факты Славянской истории Верховный бог Один Что мы знаем о сарматских женщинах? Скифия становится Россией Крещение Руси — грандиозный политический обман! Мегалиты в горах Кемеровской области