Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

У корыта все теснее. Волонтеры требуют показать язык Продается все! Распродажа Украины набирает обороты Ричард Спенсер: Трамп - начало глобальной консервативной революции Узбекистан прикроет Россию с юга
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Царев: "беркутовцам" предлагали $200 тыс за возвращение в МВД Украины

Кандидат в президенты Украины дал интервью газете "МК". Мы встретились с Царевым в Москве, куда он прилетал на переговоры с заместителем главы МИД РФ:

— Добрый день, меня зовут Олег, - улыбнулся кандидат в президенты Украины при встрече.

— Олег Анатольевич? — поправила я.

— Я учился здесь, в Москве, и вижу изменения ментальности. У нас политики обращаются друг к другу исключительно по имени. Я даже отчества многих своих коллег не знаю. Поэтому, когда начинаю общаться с российскими журналистами, всегда удивляюсь, почему ко мне обращаются «Олег Анатольевич». Я, например, даже не знаю отчества Кличко. И у премьер-министра Арсения Яценюка тоже не в курсе, какое отчество. Знаю лишь, что Тимошенко — Юля Владимировна. Это на слуху. И Янукович — Виктор Федорович.

— К Януковичу по имени, наверное, вряд ли кто-то обращается?

— Ходят слухи, что кто-то к нему только по имени и обращался. Но я ни разу не слышал, чтобы его просто — Виктор называли.

Я в парламенте — четыре созыва. Когда был депутатом первого созыва, то попал на «оранжевую революцию». Во время той «революции» занял четкую, жесткую позицию за Януковича. В третьем туре я возглавил предвыборный штаб Януковича в Днепропетровской области. Второй и третий созывы я был руководителем партийной организации — пока мы находились в оппозиции. В четвертом созыве я уже больше времени уделял парламентской работе. И тут началась новая революция.

— Так вы в неплохих отношениях с Януковичем?

— Да. Пока мы были в оппозиции, я общался с ним часто. И только после того, как он стал президентом, я его видел один раз, на дне рождения.

— На чьем?

— На его, естественно.

— Он вас лично пригласил?

— Нет, пришла вся фракция. И все вместе его поздравили.

— А здесь, в Москве, вы с ним встречались?

— Мы не контактируем.

— Янукович в Москве сейчас находится?

— Я не знаю.

— Вам даже неинтересно?

— Если было бы интересно, мне хватило бы 10 минут, чтобы узнать о его местонахождении. Я контактирую со всеми его друзьями, меня бы точно проинформировали. Но мне это не нужно.

— Вам не хочется с ним поговорить?

Не хочется. Я за все время Майдана очень близко сошелся с ребятами из «Беркута». Я был первым, кто говорил, что бойцов надо не наказывать, а награждать. Тогда это заявление было воспринято как информационный взрыв. Я видел раненых, убитых ребят с черными лицами, как у шахтеров, когда они стояли рядом с горящими шинами. И я считаю, что Янукович оказался неправ во всей этой ситуации.

— В чем не прав? В том, что уехал из страны и не прекратил беспорядки на начальном этапе?

— Он должен был что-то делать, чтобы не погибло такое количество людей. А сколько еще погибнет! Не важно, какие решения он должен был принимать, но он обязан был как-то действовать. И не должен был вопросы личной безопасности ставить во главу угла.

— Янукович всю свою семью вывез из Украины?

— Насколько я знаю, да. Но по крайней мере из его близких никто не погиб, как погибали ребята из «Беркута».

— Кстати, государство как-то помогало семьям, в которых погибли беркутовцы? Может, оплатили похороны?

— Государство никак не помогало. Мы создали фонд — «Мы все Беркуты». Обратились к украинцам, россиянам. Собрали достаточно крупную сумму денег — в основном это были пожертвования украинцев. Теперь помогаем ребятам из «Беркута» — тем, кто пострадал, даем деньги на лечение и реабилитацию. Также мы оплатили похороны погибших. Я состою в руководстве этого фонда.

— МВД Украины просит «Беркут» вернуться на службу, чтобы восстановить мир и спокойствие в стране...

— Они не вернутся. Я их знаю, и я постоянно поддерживаю с ними контакт. Это сплоченный коллектив. Они — товарищи по оружию, которые прошли через военные действия, теряли своих товарищей, их шельмовала пресса, на их родных оказывали давление. Они прошли через предательство. И они не сдадутся. Им предлагали очень большие деньги, чтобы они вернулись обратно.

— Сколько?

— 100–200 тысяч долларов. Но ни один из них не купился на эти деньги.

— Чем сейчас занимаются бойцы «Беркута»?

— Например, в Днепропетровске они добровольно вышли на защиту администрации, хотя ее никто не собирался штурмовать. Но они все равно вышли с георгиевскими ленточками. Это был шок для тех, кто находился в здании администрации. Харьковский «Беркут» примерно так же себя повел.

Ирина Бобров

Просмотров: 921
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Лапти - древняя обувь славян Татарско-русские названия русско-татарских монет Снегурочка - дочь весны и холода Ответ запорожских казаков турецкому султану Защита фамильного рода Атланты - Черноморский след