Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Взывая к Путину: Кучма сравнил президента с богом и попросил прощения Президент, который всем надоел Информационная война — это тоже война на поражение Украина избавляется от тела Порошенко
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Тактика «пятой колонны»: как прозападные силы пытаются влиять на массовое сознание россиян

Дальнейшее усугубление противостояния киевского режима и повстанцев Новороссии неизбежно оказывает влияние и на внутриполитическую ситуацию в России.

Дальнейшее усугубление противостояния киевского режима и повстанцев Новороссии неизбежно оказывает влияние и на внутриполитическую ситуацию в России. Если первоначально «пятая колонна», контролируемая Западом, ограничивалась преимущественно миротворческими заявлениями, то в последнее время она окончательно сбросила маски и фактически открыла второй, подрывной, фронт на территории Российской Федерации. Не обязательно участие представителей «пятой колонны», среди которых есть люди самых разных политических взглядов, объединенные лишь ненавистью к России и русскому миру, в прямых вооруженных действиях против российской власти. Достаточно того факта, что «пятая колонна»: во-первых, в значительной степени контролирует российское информационное пространство; во-вторых, с использованием находящихся в ее орбите влияния медиа-персон оказывает воздействие на общественное мнение, восприятие событий в Новороссии российским населением; в-третьих, организует регулярные акции в поддержку киевской хунты на территории России, которые также призваны создавать иллюзию поддержки большой частью россиян киевского режима и его действий в Новороссии. Рассмотрим деятельность «пятой колонны» на территории Российской Федерации более подробно.

СМИ – главный ресурс «пятой колонны»

Информационное пространство России еще с последних лет существования советской государственности в значительной степени контролируется «западниками». Достаточно большая часть московской и питерской «элиты журналистики» придерживается прозападных и либеральных убеждений, порой не скрывая своих политических убеждений и отношения к современной российской власти, порой маскируясь более или менее тщательно в «миротворцев» и «противников войны». Есть несколько информационных ресурсов, не скрывающих свою оппозиционность российскому политическому курсу и прямо подчеркивающих свое лояльное или даже восторженное отношение к киевскому режиму. Очень большое количество информации проукраинского характера подается такими ресурсами как «Эхо Москвы», «Дождь», «Новая газета», а также специфическими информационными ресурсами либеральной оппозиции вроде «Каспаров.ру» (в данном случае, мы говорим только о российских информационных ресурсах, а ведь есть еще и русскоязычные, ориентированные на российскую аудиторию, представительства западных СМИ – американских, английских, германских). Впрочем, потребители информации, транслируемой указанными ресурсами, представляют собой все же меньшую часть российской аудитории телеканалов, газет и интернет-СМИ. Куда опаснее предстает инфильтрация «пятой колонны» в те средства массовой информации, которые считаются «правительственными» или «проправительственными».

Воздействие «пятой колонны» на российское информационное пространство заключается, в первую очередь, в форме подаваемой информации. Во-первых, в большинстве информационных ресурсов постоянно говорится о событиях «на Украине». Таким образом, отрицается право народов Донецкой и Луганской республики на самоопределение, не признаются итоги референдумов. В результате, потребители информационных потоков в большинстве своем по-прежнему воспринимают конфликт между новороссийскими республиками и Украиной как внутренний конфликт на территории последней. Соответственно, формируется и отношение части населения к происходящим событиям как к исключительно «украинской проблеме».

Отсюда проистекает следующая точка зрения – раз это «внутренняя украинская проблема», то тогда России незачем вмешиваться в ее решение, не говоря уже о том, чтобы оказывать помощь и даже размещать беженцев. Многие люди, то ли в силу малограмотности, то ли в силу зомбированности прозападными средствами массовой информации, начинают выступать против приема беженцев на территории России, утверждая, что беженцы как украинские граждане должны бежать в те области Украины, где нет боевых действий. При этом не берется во внимание (или, скорее, не понимается), что значительная часть беженцев – родственники ополченцев, воюющих против Украины, большая их часть – русские по этнической принадлежности или, по крайней мере, языку и культуре. Ростовская область, куда направляется основной поток беженцев, вообще имеет давние связи с Донбассом и Луганщиной. Исторически – это фактически один регион, с очень близким населением.

В большинстве российских информационных источников также избегают употребления слова «Новороссия». Если в советское время на это слово вообще было наложено табу, то в современный период мало что изменилось. Лишь немногочисленные (к сожалению) в нашей стране средства массовой информации патриотической направленности публикуют статьи, где вещи называются своими именами. Но большая часть населения страны не является читателями патриотических информационных ресурсов, соответственно и не сталкивается с позициями их авторов, не получает информации об истории Новороссии, ее принадлежности к русскому цивилизационному пространству. Отсутствие употребления слова «Новороссия» для обозначения земель на востоке бывшей Украины сочетается в средствах массовой информации с приставками «самопровозглашенная» или «непризнанная» к Донецкой и Луганской республикам. На восприятие конфликта потребителями информационных потоков это также оказывает серьезное воздействие. Ведь этим проектируется отношение общества к вооруженным силам Новороссии как к в лучшем случае повстанцам, а то и просто сепаратистам и даже мятежникам, к руководителям новороссийских республик – как к политическим авантюристам, которыми движут материальная заинтересованность, задания российской власти или личные амбиции.

Наконец, не меньшее значение имеет и отношение к Петру Порошенко, Арсению Яценюку, Арсену Авакову и другим лидерам киевской хунты как к официальным руководителям украинского государства. Хотя легитимность указанных и других руководителей режима вызывает очень большие сомнения. Либералы любят ставить под сомнение легитимность Владимира Путина на посту президента (хотя третий раз он стал президентом страны не подряд, а после Дмитрия Медведева, то есть требования Конституции РФ были соблюдены), но не сомневаются в «легитимности» украинских лидеров, которые пришли к власти в результате массовых беспорядков и мятежа. Каждый раз, когда в средствах массовой информации называют Петра Порошенко президентом, других вдохновителей мятежа – министрами или депутатами, перечеркивается самая идея легитимности органов власти, поскольку все означенные персоны утвердились в Киеве, свергнув законно избранного президента Виктора Януковича. В действительности, это Петр Порошенко должен именоваться «самопровозглашенным президентом Украины». Однако российская пресса (за исключением патриотических ресурсов) уже видит в нем законного украинского президента – и причиной тому может быть не только прямое указание со стороны представителей «шестой колонны» в российском руководстве, но и личные политические симпатии руководителей телеканалов и газет, которые лежат в либеральной плоскости и выражаются, в том числе, и в сочувствии киевскому режиму.

В либерально ориентированных средствах массовой информации проходит и линия отождествления «негативных» с точки зрения западников моментов в российской внешней и внутренней политике исключительно с личностью президента Владимира Путина и его окружения. Предполагается, что смена правящего режима в России будет способствовать и изменению ее политики в отношении Киева. Соответственно, логическим завершением этой цепочки является прямая связь между киевским режимом и российской «внепарламентской оппозицией», прежде всего – либералами-«белоленточниками» и связанными с ними более радикальными левыми и правыми организациями, которые открыто говорят о желательности «российского Майдана». Очевидно, что желать своей стране тех последствий, к которым привел Майдан на Украине (а последствия эти неминуемы в случае развития событий по украинскому сценарию) могут только откровенные предатели и враги собственной родины и собственного народа.

Интернет-пространство в последние годы также превратилось в мощнейший организационный и пропагандистский ресурс, потенциал которого может быть использован против российского государства и его интересов. Прежде всего, речь идет о социальных сетях – Вконтакте, Фэйсбуке, Твиттере, благодаря которым может осуществляться не только распространение информации, но и коммуникация между отдельными группами интересов. В свое время М. Маклюэн – небезызвестный провозвестник информационной революции – утверждал, что появление и внедрение в общественное бытие нового средства коммуникации неизбежно сопровождается социальными потрясениями и трансформациями. Появление Интернета и, в особенности, социальных сетей, повлекло за собой кардинальные перемены в самом характере политической и социальной активности населения.

Опыт пресловутой «Арабской весны» в Египте, Тунисе, Ливии свидетельствует о том, что в случае необходимости потенциал социальных сетей Интернета с легкостью используется антигосударственными силами для консолидации действий и формирования групп единомышленников. Именно Рунет сегодня является основным информационным пространством, где проукраинские и антироссийские активисты чувствуют себя наиболее вольготно. Функционируют сотни сайтов и страниц в социальных сетях, распространяющие антироссийскую информацию. К сожалению, российская власть пока в недостаточной степени регулирует информационное пространство Интернета и оказывается не в состоянии отслеживать все информационные потоки. В то же время, именно Интернет оказывается тем информационным пространством, в котором сами граждане могут менять расклад и соотношение сил, активно включаясь в трансляцию собственного мнения. Действительно, социальные сети позволяют каждому гражданину публиковать свою позицию, тиражировать сообщения интересных ему средств массовой информации. Соответственно, здесь силы патриотов и западников могут сравняться, если патриотически настроенные граждане зададут себе цель активизации присутствия в Интернет-пространстве патриотического контента.

«Звездная болезнь» или трезвый расчет?

Далее переходим ко второму моменту – воздействию на общественное сознание посредством медиа-персон. Известно, что значительная часть знаковых для среднестатистического российского гражданина фигур была раскручена еще в ельцинский период. Это, прежде всего, «звезды» эстрады, некоторые писатели и «топовые» журналисты. В 1990-е годы они активно участвовали в поддержке Бориса Ельцина, некоторые из них приветствовали расстрел Верховного Совета в октябре 1993 года. Утверждение на президентском посту Владимира Путина большая их часть первоначально восприняла спокойно, однако со второй половины 2000-х гг. начинается постепенный дрейф «творческой элиты» в сторону открытой оппозиции. Естественно, что миллионеры – «звезды» в силу материальных интересов никогда не поддержали бы патриотическую, социалистическую и национально ориентированную оппозицию. Тем более, что лишь благодаря сложившейся социальной системе они смогли раскрутиться и приобрести свое социальное положение. Ведь в Советском Союзе, несмотря на приличные гонорары и всевозможные преференции, артисты и музыканты, писатели и художники даже «топового» уровня не были долларовыми миллионерами, открыто живущими на «две страны» (а то и на «три страны»), имеющими двойное гражданство, но при этом предпочитающими зарабатывать деньги на родине, одновременно упрекая ее во всех смертных грехах.

Симпатии московско-питерской богемы вызвали либералы, то есть открытая «пятая колонна», устраивающая всевозможные провокации вроде выходки «Пусси Райот». Война Украины и Новороссии окончательно расставила все точки над «и» в определении позиций большинства либерально ориентированных «звезд» по отношению к России, Украине, Западу, Соединенным Штатам. Так, еще в марте 2014 года представители «российской творческой элиты», среди которых оказались такие известные люди как Андрей Макаревич, Юрий Шевчук, Борис Гребенщиков, Людмила Улицкая и Григорий Чхартишвили (Борис Акунин), подписали обращение против вторжения России в Крым. Сегодня, когда Крым давно включен в состав Российской Федерации соответственно исторической справедливости и свободному волеизъявлению жителей полуострова, данным деятелям остается «кусать локти».

В последнее время только ленивый не обсуждает поступки Андрея Макаревича. Пожилой рокер, фактически открыто поддержавший украинское правительство, но затем обидевшийся на негативную реакцию в российском обществе и зачем-то написавший письмо Владимиру Путину с просьбой защитить его от нападок возмущенных граждан, тем не менее – далеко не единственный в списке российских «звезд», поддержавших врагов собственного народа. Стоит ли говорить о позиции таких людей, как скажем, Шендерович или Улицкая? Кстати, Улицкая в последнее время активно раздает интервью украинским и российским средствам массовой информации, постоянно возвращаясь к теме мнимой «советизации» современного российского общества, «возвращения эпохи застоя», «кухонных разговоров». Интересно, что все эти высказывания писательницы можно читать в свободном доступе, никто ее в России не арестовывает и даже, как ни странно, не проявляет большого интереса к ее персоне. Никто не собирается третировать и арестовывать, запрещать и притеснять и других представителей российской богемы даже после того, как они позволяют себе открыто антирусские высказывания и балансируют на грани соблюдения российского законодательства. Но эта свобода слова не является основанием для прекращения рассуждений о цензуре и «тоталитарном контроле в путинской России», которые столь любимы средствами массовой информации в странах Запада.

При всем том, «звезды» эстрады, писатели или «топовые» журналисты пользуются определенным влиянием на российское общество. Даже тот же Макаревич, в целом встретивший негативную реакцию российских граждан на свои поступки, многими поддерживается. Хотя бы исходя из того, что он «выдающийся музыкант» и поэтому имеет право высказывать свое мнение. Анализ многочисленных комментариев к статьям и заметкам на различных информационных ресурсах, посвященным поведению Макаревича, дает понять, что очень многие российские граждане настроены следующим образом: «да, Макаревич не прав, но он – Макаревич, а ты кто такой?». Эта позиция в корне неправильна. Даже не вдаваясь в вопрос, что такого сделал в своей шестидесятилетней жизни Андрей Макаревич, что дает ему право быть не просто музыкантом, а «духовным наставником», очевидно, что большинство музыкантов понимает в политике примерно столь же много, сколь большинство политиков – в музыке. Поэтому «авторитетность» суждений Макаревича и подобных ему деятелей культуры по вопросу событий на территории Новороссии и Украины вызывает очень большие сомнения.

Впрочем, конкретно Макаревич, скорее всего, просто защищает свои интересы – финансовые, политические, социальные если угодно, которые связаны не только и не столько с Украиной, сколько с либеральной идеологией, «западничеством», тем цивилизационным выбором, который в настоящее время Соединенные Штаты пытаются навязать и Украине, и Новороссии, и России. Схожие интересы движут и другими известными деятелями культуры, выступающими в поддержку киевского режима. Тем не менее, российскому государству и обществу следует обеспокоиться вопросами привлечения к ответственности откровенных русофобов из числа деятелей культуры. При этом не обязательно речь должна идти об уголовной или административной ответственности. Достаточно растущего в обществе негативного отношения к подобным деятелям, которое может проявляться в бойкотировании организуемых ими мероприятий, отказе от проведения концертов, просмотра телефильмов с их участием, покупки их произведений или их продажи в книжных магазинах. Что касается представителей украинской культурной сферы, открыто выступающих на стороне киевского режима, то в их отношении должны быть приняты санкционные меры, запрещающие им въезд на территорию Российской Федерации до публичного принесения извинений перед российским государством и народом за свои русофобские высказывания и действия. Наиболее одиозные персонажи должны быть полностью изолированы от возможности приезда на территорию Российской Федерации и, тем более, организации здесь концертов и иных мероприятий, направленных на извлечение материальной прибыли.

Провокационные акции

Третий момент – организация акций поддержки киевской хунты и ее политики на территории собственно России. Первоначально «пятая колонна» пыталась действовать на территории России исключительно с помощью первых двух рычагов – своего доступа к информационным ресурсам и манипулированию общественным сознанием с помощью СМИ, и воздействия на общественное мнение знаковых фигур, высказывающихся в поддержку Киева, стращающих Россию перспективами «третьей мировой» в случае поддержки Новороссии и т.п. Однако, когда стало ясно, что большинство россиян постепенно «выползает» из-под колпака контролируемых либералами СМИ, а «звезды» начинают восприниматься не столько как звезды, сколько как похожее по звучанию нецензурное слово, «пятая колонна» включила третий ресурс – прямые выступления на территории России своих представителей, призванные демонстрировать якобы имеющие место в российском обществе массовые оппозиционные настроения.

Первая разновидность проводимых акций – именно открытая поддержка киевского режима, который в либеральных СМИ называется «Украиной». Так, 20 августа в «жовто-блакитный» цвет украинского флага была покрашена звезда на высотке на Котельнической набережной в Москве. Органам правопорядка удалось оперативно задержать четверых молодых людей – двух парней и двух девушек, в настоящее время находящихся под домашним арестом. Затем в центре Москвы была задержана сотрудниками полиции группа из пяти молодых людей, пытавшихся вывесить «жовто-0лакитное» полотнище напротив Кремля. Показательно, что несмотря на то, что эти акции проводятся четырьмя, пятью молодыми людьми, которые даже не обязательно сами являются сторонниками киевской хунты, а могут быть просто «наемниками», за определенную сумму совершающими хулиганские действия, в западных средствах массовой информации, не говоря уже об украинской пропагандистской машине, эти акции подаются как выражение проукраинских настроений в российском обществе. Примечателен и еще один момент – легко представить себе, что сделают в Киеве с людьми, вывешивающими флаги Донецкой или Луганской республики и даже Российской Федерации. В «ужасной тоталитарной» России задержанные за вывешивание «жовто-блакитного» полотнища вряд ли вообще понесут уголовное наказание.

Помимо вывешивания флагов украинские спецслужбы с помощью Запада используют в России и более опасные и массовые акции. Их цель – показать, что и в Российской Федерации не все спокойно, что она также имеет внутренние проблемы, в том числе и в плане непризнания права отдельных территорий на самоопределение. Конечно, внутренние проблемы России, в том числе и с сепаратистами, известны давно и всему населению страны. Чего стоит ситуация на Северном Кавказе, где уже третье десятилетие действуют вооруженные отряды сепаратистов и экстремистов? Но «пятая колонна» и не ставит своей целью обращать внимание на Северный Кавказ, поскольку это не вызовет должной реакции ни в стране, ни в мире. Задачей проукраинских элементов в России стала симуляция наличия сепаратистских движений в областях и краях страны, населенных русскими. Ведь в данном случае реализуется давняя цель по постепенной дезинтеграции русского пространства, начавшейся с отделения Украины и Белоруссии и продолжающейся культивированием центробежных настроений в регионах, населенных субэтносами русского народа (Дон, Кубань, Сибирь и Урал, Дальний Восток, Европейский Север).
Тактика «пятой колонны»: как прозападные силы пытаются влиять на массовое сознание россиян

Так, 17 августа в Новосибирске планировалось проведение «Марша за федерализацию Сибири». Его организаторами выступила группа художников во главе с Артемом Лоскутовым. Мы видим и здесь использование «богемы» в провокационных целях – наличие художников и музыкантов в числе организаторов подобных акций в случае чего позволяет «съехать» на якобы художественный, а не политический смысл подобных мероприятий, представить их не политической, а «художественно-провокативной» акцией. Как только организаторам мероприятия, по понятным причинам, в его разрешении было отказано местными органами власти, в средствах массовой информации поднялся шум о нарушении прав жителей Сибири. Объясняя смысл проведения марша, организаторы назвали его ответом на «российскую поддержку сепаратистов на Юго-Востоке Украины». Хотя, стремясь обезопасить себя от возможных проблем с правоохранительными органами, организаторы Марша всячески подчеркивали, что на самом деле не вынашивают никаких сепаратистских замыслов и не собираются призывать к отторжению Сибири от Российской Федерации, очевидно, что это мероприятие планировалось если не по прямой наводке украинских спецслужб, то явно в их интересах. Помимо Новосибирска, отдельные акции сторонников Марша за федерализацию Сибири имели место в Екатеринбурге и Омске.

Одними из инициаторов Марша за федерализацию Сибири выступили активисты т.н. «Национал-большевистской платформы», созданной Михаилом Пулиным. Этот бывший активист лимоновской «Другой России» покинул партию после того, как Лимонов и его соратники официально поддержали Новороссию. Сегодня, когда многие бывшие однопартийцы этого человека активно помогают ополченцам, он действует в интересах киевского режима, организуя в Российской Федерации провокационные акции. Поддержка Евромайдана и действий киевского режима в Новороссии составляют важную часть политической практики указанной «платформы». Агрессию против мирного населения Новороссии ее представители называют не иначе как «антитеррористической операцией», то есть полностью солидаризуются с киевским режимом даже в терминологических аспектах освещения боевых действий. Что касается внутренней политики России, то «платформа» выступает за «реальную федерализацию» российского государства, что следует читать как «за его развал», поскольку реальная федерализация российского государства будет означать лишь усиление сепаратистских тенденций с последующим уничтожением единой России по образцу и примеру Советского Союза.

Двумя днями ранее, 15 августа 2014 года, в Краснодаре состоялась попытка проведения Марша за федерализацию Кубани. Как известно, Кубань в свое время заселялась, в том числе, и запорожскими казаками, выведенными с территории Малороссии Екатериной II. Современные кубанские казаки – потомки казаков запорожских – в то же время имеют четкую собственную идентичность и пророссийскую политическую ориентацию, ни о каком отделении от России в большинстве своем и не задумываются. Естественно, что и в Краснодаре организаторами Марша за федерализацию Кубани стали местные маргинальные оппозиционные организации. Впрочем, краснодарские правоохранительные органы сработали оперативно, а их реакция оказалась даже более жесткой, чем у новосибирских коллег.

Еще до начала мероприятия была задержана Дарья Полюдова – активистка партии «Рот Фронт». Согласно информации в социальных сетях, этой молодой женщине – 25 лет, по специальности она юрист, а политических убеждений придерживается коммунистических. Некогда она состояла в удальцовском «Левом фронте», но затем в нем разочаровалась. Судя по всему – перед нами молодой да профессиональный «активист оппозиции». Для многих подобных людей протест является самоцелью и смыслом существования, часто они могут действовать искренне, не понимая, что являются марионетками, «пешками» в руках заинтересованных прозападных структур.
Тактика «пятой колонны»: как прозападные силы пытаются влиять на массовое сознание россиян

В Санкт-Петербурге есть еще одна группа «сепаратистов», чьи действия могут использоваться в интересах Украины и Запада. Это т.н. сторонники «независимой Ингерманландии» или «Ингрии». Хотя в настоящее время они воспринимаются как маргинальные провокаторы или интернет-тролли, в действительности их общественную опасность не стоит преуменьшать. Тем более, если учитывать колоссальный потенциал социальных сетей Интернета, который может быть использован для массовизации «ингерманландской пропаганды» и вербовки сторонников среди романтически настроенной молодежи. На деятельности «ингерманландцев», выступающих за отделение территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области от российского государства, часто акцентируют внимание либеральные и зарубежные средства массовой информации, перед которыми, очевидно, поставлена задача постепенной раскрутки подобных маргинальных групп с целью наращивания провокационной политической активности на территории России. Так, петербургские средства массовой информации достаточно часто пишут или показывают сюжеты о деятельности «ингерманландских сепаратистов», тем самым прямо способствуя их популяризации в обществе, превращению одиозных маргинальных политиков в «медиа-персоны».

Можно предполагать, что действия, подобные «Маршам за федерализацию», вывешиваниям флагов и покраске архитектурных памятников в «жовто-блакитные» цвета будут продолжаться, поскольку их основная цель даже не столько оказать воздействие на общественное сознание россиян (к счастью, основная масса граждан негативно оценивает деятельность таких «профессиональных революционеров»), сколько создать в мировом информационном пространстве иллюзию наличия в Российской Федерации мощных оппозиционных настроений, в том числе и сепаратистского плана. Поэтому не стоит воспринимать подобные выходки как безобидные шалости экзальтированной молодежи или отдельных «профессиональных революционеров». Каждое из подобных мероприятий наносит конкретный вред и имиджу российского государства за рубежом, и внутренней стабильности российского государства.

Илья Полонский

Просмотров: 2386
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
500 русских против 40 000 персов Русские не славяне Древнее русское предание, ожившее в сказке Пушкина Из города в деревню Наказания для воров и разбойников на Руси Как иностранцы искажают русский язык на примере слова "ночь"