Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Снова «нож в спину» или как? Яков Кедми: Истерия, созданная в США, сработала против них Чем аукнется Украине призыв перенести «нормандские» переговоры из Минска? Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Тарас Шевченко ничего не писал, так как был неграмотным


Тарас Григорьевич Шевченко


Павел Васильевич Энегльгардт – хозяин Шевченки, изображённый своим крепостным художником Тараской, который, как говорят, был ещё и его незаконнорожденным сводным братом. Их отец — пан Василий Энгельгардт — всю жизнь прожил холостяком, оставив после себя троих сыновей и двух дочерей. 

Cамым большим шагом в пропаганде так называемого украинского языка, искусственно созданного в 1794 году Иваном Котляревским, стала крупная мистификация, связанная с искусственно созданным образом Тараса Шевченки.

 

Всё началось с того, что начинающий поэт Евгений Гребёнка, более всего известный нам как автор слов романса «Очи чёрные», в 1836 году издал сборник 26 малороссийских басен, на писанных на всё том же малороссийском наречии, о существовании которого предки нынешних украинцев тогда даже и не подозревали.

 

 


Євген Павлович Гребінка (1812–1848). Автор слов романса «Очи чёрные»



Титульный лист первого издания «Кобзаря»

Басни, написанные на комично звучащем псевдоязыке, имели большой успех у публики, но критики справедливо заметили, что эти басни не являются плодом народного творчества, а выдаются за таковой выдумавшим их автором. И тогда у Гребёнки и его знакомых возникла идея выдавать последующие произведения за труды выходца из самых народных низов. Долго искать не пришлось – в том самом 1836 году знакомый Гребёнки малюванщик Иван Сошенко представил Евгению крепостного художника Тараса Шевченку, которого обнаружил срисовывающим статуи в питерском Летнем саду.

 

Шевченко родился 9 марта 1814 года в селе Морницы Звенигородского уезда Киевской губернии. Первоначально в метрике Тараса было указано только имя его матери — Агафья. Почти сразу после родов крепостная умерла, и в документах ребенка появились уже совсем другие записи, по которым его отцом был указан крепостной Григорий Иванович Шевченко, а матерью — его супруга Катерина Якимовна Бойко. Позднее такие эти обстоятельства появления Шевченки на свет лягут в основу поэмы «Катерина», якобы написанной самим Вэликым Кобзарем.

 

Несмотря на то, что Шевченко был крайне малограмотен, рисовал он неплохо, и стараниями Брюллова, Венецианова и других знаменитых живописцев, Тарас был в 1838 году за 2500 рублей выкуплен у помещика Энгельгардта. Павел Васильевич Энгельгардт не доверял ассигнациям, и выкуп за малюванщика принесли серебраными монетами общим весом в 45 килограмм. Оказалось, что столько же при росте в 164,4 см весил тогда и сам 24-летний Шевченко.

 

Компания молодых малороссийских дворян легко контролировала вольноотпущенника Тараса при помощи горилки, к которой тот пристрастился ещё с детства. Выкупив живописца, его новоявленные друзья сразу же посвятили юношу в алкогольное общество мочемордия. Запои Тараса Григорьевича были настолько хорошо известны, что во время дознания по делу Кирило-Мефодиевского общества один из основателей его Василий Белозерский предложил следствию такую версию поэтического вдохновения собрата: «Стихи свои Шевченко писал в состоянии опьянения, не имея никаких дерзких замыслов, и в естественном состоянии не сочувствовал тому, что написал под влиянием печального настроения».

Фрагмент рукописи, старательно переписанной рукой Шевченки и снабжённой его рисунком.

 


Пантелеймон Александрович Кулишь

И вот в 1840 году в Петербурге, в типографии Фишера выходит поэтический сборник «Кобзарь». В начале книги красовался офорт, сделанный по рисунку «українського живописуя» Василя Штернберга, на котором был изображён кобзарь с мальчиком-поводырём. На титульной же странице было напечатано: «Кобзарь Т. Шевченка». В 1842 году вышли «Гайдама́ки» — самое крупное поэтическое произведение, изданное под этим именем, на самом деле являющееся пересказом польской книги «Wernyhora» Михаила Чайковского, скрывавшегося в Турции после подавления Польского восстания, а впоследствии участвовавшего в Крымской войне на стороне турок.

 

Мочеморды писали рукописные тексты, а малограмотный Шевченко переписывал их своим почерком, после чего рукописи относились в типографию. Писать самостоятельно Шевченко научился лишь в солдатах, но до конца жизни писал крайне безграмотно.

 

Познакомившись с автором «Кобзаря», критик Виссарион Беинский сделал неутешительное заключение:  «...здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и пошлеца, а сверх того, горького пьяницу, любителя горелки по патриотизму хохлацкому».

 

Гребёнка был первым автором псевдошевченковских произведений, но вскоре, в апреле 1846 года, из тёплой компании мочеморд Шевченку переманила другая группа украинофилов — более радикальная. Называлась она Кирилло-Мефодиевское общество и маскировалась под сторонников общеславянского единения. Однако если мочеморды были безобидными литературными мистификаторами, весь грех которых состоял в том, что они зарабатывали себе на выпивку книжками, изданными под коллективным псевонимом, выдаваемым за имя реально существующего человека, то кирилло-мефодиевцы жили на содержании у британского посла лорда Блумфилда.

 

 

John Arthur Douglas Bloomfield, 2nd Baron Bloomfield by Sir Thomas Lawrence.jpg
John Arthur Douglas Bloomfield (1802—1879). Посол  Великобритании в России в 1844-51 годах


Николай Иванович Костомаров

Артур Вениаминович Блумфельд, первоначально, как и его предшественники на посту посла, вербовал агентов влияния через Английский клуб. Однако он был первым, кто решил распространить влияние на Малороссию. Придуманное им Кирилло-мефодиевское общество было направлено на развал сразу трёх империй — Российской, Австрийской и Османской с тем, чтобы создать на их развалинах рыхлую конфедерацию славянских народов, естественно, зависимую о британской плутократии. В качестве орудия развала России англичане вознамерились использовать  украинофильскую интеллигенцию из Киевского и Харьковского университетов.

 

Эта самая интеллигенция уже имела предварительную подготовку в лицее Вольсея, существовавшего в Бердичеве в 1820-е годы. Эта школа Вольсей стала альма-матерью для всех украинофилов, распространившихся из неё по всей Польше и Малороссии.

 

Возглавил общество некий Николай Костомаров. Он был сыном воронежского помещика, на старости лет обрюхатившего собственную крепостную крестьянку. Таким образом, он стал дворовым крепостным у собственного отца. Тем не менее, отец отправил Николая в Москву во французский пансион, где он, только начав учиться, за блестящие способности получил прозвище Enfant miraculeux — чудо-ребенок.


Но 14 июля 1828 года дворня, которую барин изводил непомерными сексуальными домогательствами с садистским уклоном, заколола помещика вилами. Николай перешёл по наследству ближайшим родственникам отца, которые, проявив великодушие, выдали вольную ему и его матери и даже снабдили их кое-какими деньгами, позволившими продолжить обучение сначала в Воронежской гимназии, а потом и поступить в Харьковский университет. До этого времени Костомаров даже не знал о существовании малороссийского диалекта, но со 2-й половины 30-х годов он неожиданно начал  предпринимть «этнографические экскурсии из Харькова по соседним сёлам, по шинкам», после чего стал писать на «украинском языке» псевдонимом Иеремия Галка. Помимо Костомарова в созданный им кружок вошли чиновник канцелярии киевского генерал-губернатора Николай Гулак, родившийся и выросший в Варшаве; преподаватель истории в полтавском кадетском корпусе Василий Белозерский; Пантелеймон Кулиш, выгнанный из Киевского университета после того, как обнаружился факт подделки свидетельства о его дворянском происхождении; а в 1846 году в братство заманили и Тараса Шевченко, чьё имя было уже тогда уже раскрученным брендом.

 

После появления Шевченки среди кирилло-мефодиевцев творчество Великого Кобзаря приобретает ярко выраженный антиправительственный характер. Кирилло-мефодиевцев накрыли жандармы весной 1847 года. В докладе государю А. Ф. Орлова о деятельности Кирилло-Мефодиевского общества говорилось: что Шевченко «… сочинял стихи на малороссийском языке самого возмутительного содержания. В них он то выражал плач о мнимом порабощении и бедствиях Украины, то возглашал о славе гетманского правления и прежней вольнице казачества, то с невероятною дерзостью изливал клеветы и желчь на особ императорского дома, забывая в них личных своих благодетелей. Сверх того, что все запрещенное увлекает молодость и людей с слабым характером, Шевченко приобрел между друзьями своими славу значительного малороссийского писателя, а потому стихи его вдвойне вредны и опасны. С любимыми стихами в Малороссии могли посеяться и впоследствии укорениться мысли о мнимом блаженстве времен гетманщины, о счастии возвратить эти времена и о возможности Украйне существовать в виде отдельного государства.» Шевченко отдан был в солдаты.

 

По конфирмации Государя Императора, состоявшейся в конце мая 1847 года, Т. Г. Шевченко, в сопровождении фельдъегеря Видлера, отправлен на почтовых в ссылку в Оренбург, отстоящий от Петербурга на 2110 верст, и через семь дней, в 11 часов ночи, доставлен на место назначения. Там его зачислили в пятый Оренбургский линейный батальон во вторую роту, занимавшую гарнизон в Орском укреплении. В солдатах Шевченко много рисовал, но к этом времени не относится ни одно из его литературных произведений. В те времена Шевченко сблизился с поляками, которых в николаевское царствование в Оренбурге была целая колония. Они очень ухаживали за Тарасом, что подчас сильно тяготило его. Не избегал Тарас Григорьевич и дамского общества, которое также иногда не прочь было подтрунить над ним. Так, однажды было решено сделать пельмени, – любимое блюдо Шевченки, – так как он заспорил, уверяя дам, что съест их целую сотню. Барыни, сговорясь между собой, изготовили пельмени, по возможности, покрупнее и, чтобы затруднить едоку выиграть пари, несколько из них начинили одной горчицей или одним перцем. Не справившись, как и следовало ожидать, со всей сотней, Шевченко, тем не менее, надкусил каждый из них. Именно отсюда пошёл знаменитый анекдот: «Всі не з'їм, але від кожного откушу».

 

Надо сказать, что Шевченко был определён в солдаты с правом выслуги. Если бы он научился читать не по слогам и писать без ошибок, его бы произвели в унтер-офицеры, а потом и в прапорщики. Последнее давало ему возможность сразу по получении звёздочки написать прошение об отставке, но несмотря на усердные, как говорят, занятия, этих навыков Шевченко так и не приобрёл. Вероятно, даровитый от природы художник страдал дизлексией - нарушением чтения, обусловленным несформированостью высших психических функций, выражающаяся в стойкой неспособности овладеть слогослиянием и автоматизированным чтением целыми словами. В основе дизлексии лежат нейробиологические причины. Определённые зоны мозга (задняя часть левой средней височной извилины) у таких людей функционально менее активны, чем в норме.

 

Тем не менее, пока Шевченко пребывал в армии, сочинения, якобы написанные им, ходили по рукам в рукописных копиях, а несколько раз Кулиш, отделавшийся за участие в антиправительственной организации лишь четырёхмесячной ссылкой в Вологду, публиковал их анонимно в своём альманахе «Хата». Формально власти придраться не могли, но своя публика понимала по намёкам, что автор всё тот же Шевченко. А незадолго до демобилизации Шевченки Кулиш в «Записках о Южной Руси» публикует поэму «Наймычка» как произведение, якобы найденное публикатором в альбоме хуторской барышни.

 

 

Фейковая страница рукописи "Наймычки", якобы написанная Тарасом Шевченко, на самом деде сделана в последние годы средствами компьютерной графики. Бросается в глаза применение современной украинской орфографии в те времена не существовавшей.

После смерти Николая I от рук врачей-вредителей армия подверглась сокращению, и Шевченко был демобилизован. С продолжительными остановками в Астрахани и Нижнем Новгороде Шевченко вернулся по Волге в Петербург. Устроившись художником-гравёром он неплохо зарабатывал, но почти всё пропивал или тратил на барышень, которые выражаясь современным языком, его постоянно динамили. Незадолго до кончины Шевченко взялся за составление школьных учебников для народа на украинском языке.

 

26 февраля (10 марта) 1861 года от водянки, вызванной «неумеренным употреблением горячих напитков».

 

Просмотров: 8366
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Покровитель Славянских воинов Бог Перун и знак Перуна Двучленные славянские имена Скифы-Сарматы кто они Путь воспитания будущего Воина Десять зарисовок о современном рабстве Несколько предсказаний о будущем России