Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

"Даем президенту время до 29 ноября". На годовщину революции на Майдане вновь обещают поставить палатки Граждан России заставят платить налог на смерть Русский мир почти покинул Украину Политическое Обозрение - Новости за 21 ноября 2017 (7526)
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Транзитная смерть Украины и её самая дешёвая рабочая сила

Лодка восторженных ожиданий благ открытого рынка Украины со странами Евросоюза, в которой Украина, собственно, и приплыла к событиям зимы 2013/14 годов, явно «разбилась о быт» суровой бизнес-действительности современности. Достаточно посмотреть на результаты товарной внешней торговли последних лет.

«Пролёт»

Начиналось радужно. В 2015 году, впервые с времен президентства Леонида Кучмы, Украина достигла положительного сальдо (разница между поступлениями и расходами за определённый промежуток времени) своей внешней торговли — «в плюсе» на 610 706,7 тысяч долларов.

Но уже в следующем году оно то в 2016-м ушла «в минус» на 2 888 086,0 тысяч. А в 2017 году, судя по нарастающему итогу, отрицательное сальдо буквально «рвется на волю»: 1-й квартал — минус 736 446,5 тысяч, 2-й квартал — минус 1 881 762 тысяч, по итогам восьми месяцев — минус 3 278 918,4 тысячи долларов. Справедливости ради следует заметить, что в годы правления Януковича «пассив» украинской торговли выражался совсем унылыми цифрами (14 214 044,3 тысяч долларов в 2011 году, — 15 848 249,3 в 2012-м), но ведь тогда рос ВВП страны (на 34% за четыре года), сейчас же он падает (на 49,11% за 2014—2016 годы, данные Мирового Банка)

Причем на западном бизнес-направлении самые сильные удары по украинскому торговому балансу нанесли «самые верные друзья» украинской революции. За восемь месяцев США продали украинцам товаров на 1 148 053 тысяч долларов больше, чем у них купили, Германия и Франция тоже не в обиде (плюс 2 570 662 400 и 228 456 300 долларов соответственно). И даже верный украинский «адвокат в Евросоюзе», Польша, с профессиональной любовью адвоката облегчила украинский торговый баланс на 393 624,7 тысяч долларов.

Я прекрасно понимаю, что голые цифры торговых балансов — они всё «от лукавого»: необходим специальный анализ структуры международной торговли. Но даже эти «голые цифры» достаточно убедительно показывают, что надежда на подъем украинской экономики в результате выхода на новые рынки, «открытые» в результате «Соглашения об ассоциации с ЕС», является убыточной и бесперспективной.

То есть «в Европу продавать некуда». А вскоре будет и «нечего». О разрушении украинского промышленного потенциала в последние годы не писал только ленивый, хотя надежды оставались. На нечто, похожее на «план Маршалла» для Европы (European Recovery Program, 1947 год): когда США влили в послевоенную экономику Европы тринадцать миллиардов долларов. Причем не нынешних, а тех, с золотым содержанием. Когда тройскую унцию золота (31,1 грамма) можно было купить за 35 долларов (сейчас на Лондонской бирже золото стоит $1275). Такой «план Маршалла для Украины» в Еврокомиссию внесла Литва, но еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства Иоханнес Хан настроен очень скептически: «Простите, что должен это говорить, но уровень доверия (к Украине — А.Г.) не очень высокий, и поэтому мы платим, когда что-то было сделано» (на Форуме гражданского общества Восточного партнерства в Таллинне, октябрь 2017).

Короткий сюжет из истории Европы. В 1944 году министр финансов США Генри Моргентау предложил план перехода важных промышленных районов Германии под международный контроль, ликвидации тяжёлой промышленности, демилитаризации и превращения Германии в аграрную страну. Германию тогда пронесло, а вот Украину, похоже, сейчас накрывает не «план Маршалла», а именно «план Моргентау».

Это была одна из самых больших драгоценностей Украины — ее географическое положение. Потому что основной транзит, что по параллелям (Дальний Восток — Европа), что по меридианам (Скандинавия — Балканы, Ближний Восток) практически неизбежно проходил через украинскую территорию.

Сейчас о «драгоценности» всё больше приходится говорить в прошедшем времени. Украина уже практически потеряла потенциал транзита углеводородов. Россия еще в прошлом десятилетии начала создание экономического оружия, которое уже тогда я предлагал назвать «стримофон» — прокладку такого количества труб, обслуживающих экспорт российского газа, совокупная пропускная способность которых значительно превысит собственно объем самого экспорта. Это очень удобный инструмент: всегда можно предложить определенной стране выгоды и доходы газотранзитного статуса в обмен на политические преференции. И отобрать такие выгоды у страны неугодной.

Например, газ. Два «Северных потока», «Турецкий поток» и «Голубой поток» плюс старенький «Ямал — Европа» — это возможность транзита 186 миллиардов кубов газа в год. Вопрос: где здесь место легендарно-злополучной газотранспортной системе Украины, если в 2016 году западноевропейский рынок (плюс Турция) поглотил всего 146,2 миллиарда кубов?

А это означает: если не произойдет чуда, то после 2019 года (окончание срока российско-украинского контракта на транзит газа в Европу через территорию Украины) на транзитных доходах Украины (2 миллиарда долларов в 2015 году) можно будет поставить крест.

В серьезные транспортные программы, способные компенсировать потери от транзита углеводородов, Украина войти не смогла. Или не захотела…

С 2013 года Китай, под лозунгом «один пояс — один путь», приступил к осуществлению самого амбициозного транспортного проекта в истории человечества — «Нового Шелкового Пути»: три сухопутных направления транзита и, как минимум, один морской «путь». Стоимость этого проекта сейчас никто не знает, но только для первого этапа в инвестиционном фонде Silk Road Company сосредоточено 40 миллиардов долларов.

«Северное» направление сухопутного транзита проходит через Казахстан — Россию, и оптимальным дальнейшим путем в Европу был бы маршрут Донецк — Киев — Львов. Но события последних лет явно ведут к тому, что им станет Москва — Минск. А в целом китайцы говорят о триллионах.

И из открытых источников нельзя увидеть, что Киев отстаивает свое участие в проекте. Во всяком случае, на пекинский форум «Один пояс — один путь» (май 2017) приехали 29 глав государств Азии, Европы и Латинской Америки. От Украины поехал, страшно подумать, сам вице-премьер Степан Кубив. Так что, похоже, «шелковых денег» украинцам не видать.

«Пролетает» Украина и с меридиональными европейскими транзитами. С 2006 года разрабатывается проект Via Carpatia, автострады, соединяющей Балтику с Эгейским/Черным морями (Клайпеда — Фессалоники/Констанца, через Люблин, Кошице, Тимишоару, Софию). Такая «виа» уже существовала давно — еще советская автотрасса Ленинград — Одесса. Но сейчас «союзники по соцлагерю» выбросили «наследие совка», причем вместе с Украиной.

И только спустя 10 лет (!) Украина добивается подписания декларации о присоединении к проекту, хотя сами поляки считают, что эта декларация является не более, нем «документом о намерениях».

Итак, торговля «в минусе», надежды на промышленную революцию исчезают, транзитный потенциал утерян. На что может рассчитывать Украина? Кроме, естественно, своего аграрного вектора и гастарбайтеров?

Перспектива

В самом общем понимании «аутсорсинг» — это использование внешнего ресурса. В экономическом развитии тоже.

Более года назад, на саммите G-20 в китайском Ханчжоу, произошло событие, к которому Украине надо бы очень внимательно присмотреться. Стало известно о плане переноса производственных мощностей из Китая в Казахстан, который сформировали правительства двух стран. Он включает 51 проект на общую сумму в 26,2 миллиарда долларов.

Китай знает толк в промышленном аутсорсинге, поскольку он сам оттуда вырос. К концу 1970-х годов эта огромная страна считалась «чем-то там, далеко за границей мировой экономической географии». Но Дэн Сяопин добился правильного политического решения, и с 1978 года туда начали переносить промышленность. Первыми зашел японский «Панасоник», предоставив «Шанхайскому заводу по производству электрических лампочек» оборудование для производства черно-белых кинескопов. Потом понеслось — «Кока-Кола», IBM, «Дженерал Электрик», Пьер Карден, «Моторола» и иные, несть им числа. О причинах интереса и сейчас спорят много, но в реальности она одна — дешевая рабочая сила. В середине 1970-х годов средняя заработная плата в Китае составляла 21—28 долларов США.

В результате такого переноса производства Китай стал тем, чем он стал — «планетарной мастерской», второй экономикой мира, имеющей 3,057 триллиона долларов в золотовалютном резерве (на июнь 2017 года). Но все хорошее заканчивается, закончились и «дешевые китайцы». В 1984 году Ден Сяопин определил «сяокан» (сяоканчжицзя, что означает среднезажиточная семья или идеальное общество Китая: «Среднедушевой ВНП в 800 долларов США к концу нынешнего столетия — вот это и есть «сяокан». Мечта Дэна сбылась: в 2017 году средняя заработная плата в Китае составляет 67 569 юаней в год (10 200 долларов) или 5 630 юаней в месяц (850 долларов).

В таких условиях позволить себе размещение производства в Китае может себе позволить только элита мировой экономики, как, например, второй завод Илона Маска под Шанхаем. Остальные с 2015 года начали уходить: тот же «Панасоник», крупнейший тайванский Foxconn, «Самсунг» и даже Microsoft. Более того, крупные китайские компании (Huawei, Xiaomi, Lenovo, Coolpad и другие) тоже начали переводить свое производство за границу. А теперь вот Казахстан с 51 предприятием.

Тошно признавать, но ныне украинцы — самая дешевая рабочая сила в Европе. Средняя зарплата по стране — менее 300 долларов (7 100 гривен), но это по уверению «социального» министра Андрея Ревы, того самого, который рекомендовал украинцам меньше есть и хоронить себя за счет родственников. Трудоспособное население бежит за границу, оставляя Украину наедине с черными дырами Пенсионного Фонда. Такое «бегство», конечно, позволяет украинцам прокормить семьи, но влечет за собой деградацию украинского населения: в последнем «Индексе развития человеческого потенциала» Украина на 81-м месте. Ниже в Европе только Албания, Армения да Босния с Герцеговиной (85 место). Но «Индекс…"-то составлялся в 2016 году!

Руины гражданской войны на Украине

Именно сейчас, когда многие предприятия ищут себе новые места расположения, а на Евразию готов пролиться обильный дождь транспортных и инфраструктурных инвестиций Нового Шелкового Пути, у Украины появляется шанс осуществить новую матрицу экономического развития: через размещение иностранных производств на своей территории. Не привлекать кредиты — их надо отдавать, не искать инвестиции — их разворуют, а именно размещать производства.

Нет, на Украине иностранные производства присутствуют. Но они уютно устроились в формате «выпить, закусить да сигаретку выкурить». В топ-200 крупнейших украинских компаний 2013 год (канун обвала национальной промышленности) четырнадцать иностранных предприятий-производителей. Именно производителей — без дистрибуции, ритейла и IT-услуг.

Но из них четыре специализируется на алкоголе и напитках: Carlsberg Group (Дания), Interbrew YNTR (Нидерланды), PepsiCo и Coca-Cola (США), пять — на сигаретах: Japan Tobacco и Japan Tobacco Group (Япония), Imperial Tobacco и British American Tobacco (Англия), а также Philip Morris (Швейцария). И еще четыре — на сельском хозяйстве и пищепроме: Cargill и Kraft Foods (США) вкупе с Nestle и Syngenta (Швейцария) — зерно. И только индийский Arcelor Mittal производил сталь и прокат.

Кроме того, подавляющее большинство иностранных компаний после 2014 года ушли с Украины. По данным украинской Федерации работодателей, только с января по июнь 2005 года в стране из 1988 таких фирм осталось лишь 680. Украина лишилась более миллиона рабочих мест… А на 1 октября 2017 года их осталось еще меньше — 658 (из 1 219 624 зарегистрированных в народном хозяйстве юридических лиц).

Для сравнения: результат Китая в далеком 2008 году, во время расцвета его «промышленного аутсорсинга» — 420 тысяч иностранных предприятий (из 19 332 000 предприятий страны). Количество занятых рабочих на них превышало 16,2 миллиона человек. Объем экспорта таких фирм тогда достиг 790,6 миллиардов долларов, или 55,3% от общей стоимости китайского экспорта. А налог на доход от их коммерческой деятельности — 48,3 миллиардов.

Похоже, что проживающим на Украине пора подучить историю, задуматься и сделать выводы.

Андрей Ганжа
Просмотров: 1132
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тихое оружие для спокойных войн или Как человек попадает в духовное рабство Пётр I и его двойник Вся правда о крещенской воде Мегалиты горной Шории. Экспедиция Сидорова Г.А. Город Богов плывущий в космосе Кодекс космических законов белых цивилизаций