Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Желто-голубизм — эпидемия Русский акцент в «плане Маршалла» для Украины Запад пугают ядерным ударом из Крыма Охота на ведьм: Путин везде
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Турецкий гамбит Владимира Путина

Недавний государственный визит В. Путина в Турцию стал еще одним важным шагом в рамках политики «разворота на Восток». Ключевые договоренности, достигнутые в ходе этого визита, способны не только резко расширить и укрепить сотрудничество между Москвой и Анкарой, но и существенно поменять расстановку сил в Причерноморье, на Балканах и Ближнем Востоке.

Главный результат переговоров В. Путина с Т. Эрдоганом – отказ от строительства «Южного потока», который должен был соединить Россию с Болгарией, Грецией, Сербией, Венгрией, Австрией и Италией по дну Черного моря. Газопровод планировалось построить в обход Украины, чтобы обеспечить независимость российского газового экспорта от политически нестабильного, экономически несостоятельно, а с февраля этого года – попавшего под внешнее управление киевского режима. Серия «газовых войн», прокатившихся между Россией и Украиной со второй половины 2000-х гг., показала, что сохранять ситуацию, когда поставки газа в Южную и Центральную Европу зависят от Киева, далее нельзя. Поэтому было решено обойти Украину по морю, хотя стоимость проекта при этом возрастала.



По предложению президента В. Путина новый газопровод может быть назван «Турецким потоком», сообщил Т. Эрдоган

«Южный поток» Евросоюзу был нужен не меньше, чем России. От прекращения поставок российского газа в период «газовых войн» страдали обе стороны. К тому же потребление газа в Европе растет, а средства диверсификации его поставок и снижения газовой зависимости от России, о чем давно мечтают в Брюсселе, весьма ограничены. По прогнозам «Газпрома», потребности государств Евросоюза в природном газе к 2025 г. увеличатся на 145 млрд., а к 2035 г. – на 185 млрд. кубометров. «Южный поток», пропускная способность которого должна была составить 63 млрд. кубометров, покрыл бы почти половину этих потребностей. Теперь же Евросоюз или совсем лишится этих объемов газа, или будет вынужден покупать их через Турцию, попав тем самым в зависимость от нее, а не от России. Дело в том, что все альтернативные маршруты газопроводов, которые должны были снизить газовую зависимость ЕС от России, теперь пройдут именно через территорию Турции.

Показательна в этом отношении реакция стран ЕС на решение России полностью отказаться от «Южного потока». Первое время Брюссель и особенно страны-участники проекта выглядели попросту ошарашенными. Если США, которым более дешевый российский трубопроводный газ в Европе вообще не нужен, поскольку они планируют заменить его своим сжиженным, сразу же приветствовали это решение, объявив его победой Запада, то в Брюсселе хорошо понимали, что реально «Южный поток» очень даже нужен. Поэтому вначале ЕС посчитал этот шаг шантажом со стороны России, которая таким образом стремится-де выторговать себе более выгодные условия поставок газа. Когда же стало ясно, что в Москве не шутят, то в ЕС принялись лихорадочно искать замену «Южному потоку», одновременно выражая надежду на то, что решение Москвы не окончательное и проект все-таки будет реализован.

10 декабря по итогам встречи министров Австрии, Болгарии, Хорватии, Греции, Италии, Румынии и Словении с вице-президентом Еврокомиссии по энергетике Марошем Шефчовичем было обнародовано заявление о том, что ЕС нашел три варианта замены «Южному потоку»: получение каспийского газа по «Южному газовому коридору», строительство терминалов по приему сжиженного газа и добыча на шельфах Черного и Средиземного морей. Проблема, однако, в том, что реальной альтернативой «Южному потоку» эти проекты служить не могут, и в ЕС это прекрасно понимают. Ни «Южный газовый коридор», ни шельфовая добыча не способны обеспечить тот объем газа, который будет необходим Южной Европе, а сжиженный газ будет обходиться гораздо дороже российского трубопроводного. К тому же строить новые газопроводы странам Европы придется за свой счет, тогда как «Южный поток» должен был строиться за счет «Газпрома» и других акционеров проекта.

«Южный газовый коридор», который, как надеются европейцы, станет альтернативой «Южному потоку», сменил в этом качестве проект газопровода «Набукко», окончательно похороненный в 2012 г. Основной ресурсной базой нового газопровода, как и его предшественника, должны стать Азербайджан, Туркмения, а в будущем, возможно, Ирак, Египет и Иран. Его маршрут должен пройти параллельно запущенному в 2007 г. газопроводу Баку–Тбилиси–Эрзурум и далее до европейской части Турции, соединив газовые месторождения Прикаспийского бассейна с южными странами ЕС. Но проблема заключается в том, что выйти на мощности, аналогичные «Южному потоку», этот газопровод не способен. Его пропускная способность на первом этапе должна составить всего 10 млрд. кубометров в год, а в перспективе – 20 млрд. кубометров, что втрое меньше «Южного потока». Но даже на 20 млрд. кубометров газа может не хватить. Азербайджан, который планировал экспортировать газ с месторождения «Шах Дениз-2», способен поставить всего около 10 млрд. кубометров. Ресурсные возможности Ирака и Египта пока до конца не ясны. Газ есть в Иране, но он находится под санкциями и работать с ним Евросоюз в настоящее время не может.

Получить газ Евросоюз сегодня может только в Туркмении, но здесь возникают сразу несколько проблем. Несмотря на близость Туркмении к Азербайджану, инфраструктуры для экспорта газа в западном направлении у Ашхабада сегодня нет. Чтобы ее создать, нужно построить газопровод по дну Каспийского моря. Однако с правовой точки зрения Каспий является отнюдь не морем, а озером, и международное морское право на него не распространяется. Поэтому против строительства газопровода активно возражают Россия и Иран, указывающие на то, что правовые основания для этого являются довольно шаткими. Ситуацию осложняет и то, что разграничение акватории Каспийского моря до сих пор не проведено, и по чьей территории пройдет будущий газопровод – непонятно. Иран, например, настаивает на разделе Каспия на равные сектора по 20% каждому из прибрежных государств. В этом случае его морские границы заметно сместятся к северу, а Туркмении и Азербайджана – сократятся.

Представить себе вариант строительства газопровода, невзирая на мнение России и Ирана, в условиях резкого обострения политических противоречий между Москвой, с одной стороны, и Брюсселем и Вашингтоном - с другой, довольно трудно. Для реализации такого сценария политическое влияние России должно быть сведено к минимуму, а ее мнение вообще не приниматься в расчет. Это возможно только в случае полного военного или политического поражения Москвы в противостоянии с Западом из-за событий на Украине, но это – лишь розовые мечты российских оппонентов. К тому же Россия не напрасно все последние годы активно усиливала Каспийскую флотилию, которая не только является сегодня самым мощным соединением на Каспии, но и располагает кораблями, позволяющими поражать цели на расстоянии до 300 км. Их включение в состав флотилии явно делалось с расчетом на то, что военно-политическая ситуации в Каспийско-Черноморском регионе может резко обостриться.

Но даже в случае реализации проекта «Южный газовый коридор» Евросоюз в результате «турецкого гамбита» В. Путина оказывается в крайне неприятной ситуации. Вместо зависимости от крупного поставщика газа в лице России он оказывается в зависимости от крупной транзитной страны – Турции. И «Южный коридор», и новая версия «Южного потока» пройдут по ее территории, что резко усиливает политические позиции Анкары в отношениях с ЕС и сулит ей немалые экономические выгоды.

Была без радости любовь…

Турция в любом случае оказывается в плюсе. Она уже получила от России 6%-ю скидку за газ, а в случае строительства нового газопровода будет получать немалые деньги за транзит. К тому же она избавляется от транзитной зависимости со стороны Украины. Страна ежегодно потребляет порядка 45 млрд. кубометров газа, 26,6 млрд. из которых в прошлом году поставил «Газпром». При этом по «Голубому потоку», который связывает Россию и Турцию по дну Черного моря, поставляется всего 16 млрд. кубометров. В октябре этого года его мощность решено было увеличить до 19 млрд. кубометров за счет модернизации компрессорных станций. Мощность нового российского газопровода должна составить 63 млрд. кубометров, 16 из которых предназначены Турции. Тем самым объем потребления российского газа турецкими потребителями составит порядка 40 млрд. кубов, а «Газпром» получит клиента, сопоставимого с дореволюционной Украиной, но гораздо более платежеспособного.

О значении договоренностей, достигнутых в результате визита В. Путина в Анкару, говорит тот факт, что, несмотря на бравые реляции о поражении России после отказа от «Южного потока» в западной прессе, спустя неделю делегация ЕС во главе с Федерикой Могерини совершила визит в Турцию, где всячески старалась помешать реализации российско-турецких проектов. При условии поддержки антироссийских санкций и отказа от продвижения собственных сельскохозяйственных товаров на российский рынок Анкаре обещали ускорение переговоров о вступлении в ЕС. Однако политикам Евросоюза рассчитывать на поддержку Турции, имеющей перед собой пример Украины, которая погрузилась в кровавый хаос и экономический кризис в результате отказа В. Януковича подписать соглашение о евро-ассоциации, довольно трудно.

Кирилл СОКОВ

Просмотров: 1438
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Антлань, Атлантида - термоядерная война 13 тысяч лет назад Великая Тартария - предшественница России Скрытые факты Русской истории Кто такие славяне Часть I Тайна «проклятых книг» Мы здесь хозяева - Георгий Сидоров