Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Не успел Лавров сделать заявление по переговорам с японским коллегой, как случились две вещи по курильской теме Москва прозрела: Донецк и Луганск близки к заморозке Политическое Обозрение: Новости от 16 января 2019 (7527) Почему США заявили о холодной войне с Китаем, а не с Россией
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Украина – не Россия»: фальшивая история мнимого успеха

Бенефициары Майдана погрузили украинцев в мир, целиком и полностью оторванный от реальности. Символы заполнили действительность, исказив ее до неузнаваемости. «Черное» стало «белым», «белое» – «черным».

Игра в слова — излюбленное занятие киевской власти, едва ли не единственное ремесло, досконально освоенное ею. За увлечение этой игрой украинцы расплачиваются дорогой ценой, но это — тема отдельного разговора. Пока же обратим внимание на то, что, прикрываясь словесным туманом, Киеву при поддержке Запада удалось сделать без преувеличения колоссальный рывок в реализации проекта «Украина — не Россия». В этом отношении слова, к сожалению, материализовались в дела. Тезис «Украина — это Европа», кто бы там что ни говорил, так и остался мифом, пустым звуком. А вот тесно связанная с ним максима «Украина — не Россия» приобрела, увы, вполне конкретные очертания.

Если оценивать ситуацию, основываясь на словах, произносимых властью, не связывая их с действительностью, Украина сегодня — это, и в самом деле, как сказал П. Порошенко на встрече с Д. Трампом, «история успеха». Если же попробовать связать созданную в результате словесных экзерсисов виртуальную реальность с реальностью действительной, то от такой оценки не останется камня на камне. История окажется фальшивой, успех — мнимым. Чего стоят только всевозможные «реформы», которыми на всех европейских и мировых углах не устает хвастаться П. Порошенко (встречая, кстати, понимание со стороны политиков и государственных деятелей Запада)? Точнее говоря, не реформы, а рассказы о них. На деле никаких реформ, если понимать под ними изменения, направленные на улучшение положения дел, на Украине нет и не предвидится. Начатое на «Майдане» и продолженное после него разрушение страны идет полным ходом, набирая обороты. Страна вплотную приблизилась к рубежу, за которым общенациональная катастрофа с непредсказуемыми последствиями. «Реформы» — не более чем рекламный трюк, по сути, чистой воды липа. Под прикрытием разговоров о них идет жесткое и жестокое уничтожение социальных завоеваний, доставшихся в наследство от СССР. Ярчайший пример — «реформа» пенсионная, которую власть свела к ужесточению пенсионных правил, резкому сокращению пенсионных выплат, прикрыв это словами о… «осовременивании пенсий»

На четвертом году существования в режиме особого «достоинства» миф об украинской «истории успеха», выстроенный на «майданном» даже не песке, а дыме от горящих шин, стал, как и следовало ожидать, трещать по всем швам. Усталость и раздражение от безудержного вранья киевского режима почувствовали не только украинцы, но и европейцы, в том числе те, кто в ходе Майдана и после него старательно делали вид, что речь идет о переходе еще одной страны на европейские рельсы. Проявлением этой новой тенденции стал саммит Украина — ЕС, состоявшийся 12−13 июля в Киеве. Заявленный как двухдневный, он, по сути дела, длился всего несколько часов. Что отнюдь не удивительно. Говорить было не о чем. На заключительной пресс-конференции главные участники — с украинской стороны П. Порошенко, с европейской — Д. Туск и Ж.-К.Юнкер — выглядели неубедительно. Европейцы больше молчали или произносили общие фразы, старательно уходя как от ответов на неудобные вопросы, так и от какой-либо конкретики. Петр же Алексеевич, наоборот, растекался мыслью по древу, не жалея красивых слов, что на фоне отсутствия каких-либо практических результатов воспринималось, ясное дело, как очередная попытка скрыть правду о том, что король — голый.

Верхом конфузности мероприятия и — шире — показателем того, что в отношениях Киева и Брюсселя наступил кризис, оказался отказ от подписания совместной итоговой декларации. Украинская сторона предложила включить в текст формулировки, которые, пусть и непрямо, но можно было бы интерпретировать как признание Европой перспективы членства в ЕС для Украины. Европейская сторона категорически от такого варианта отказалась. Вышел конфуз. Шеф управления по внешней политике Администрации президента К. Елисеев по этому поводу говорит: «Нарабатывали совместный документ, но к согласию не пришли». Глава МИД П. Климкин, известный склонностью к пустозвонству, трактует случившееся по-своему: зачем нам еще одна «бумажка», когда у нас без того «бумажек» достаточно. Иначе говоря, не нам не дали, а мы сами не хотели. Типичный казус «майданного» сознания: ему плюй в глаза, а он — божья роса. Европейцам надоели киевские слова. Теперь очередь за делами.

Накануне саммита Украина — ЕС П. Порошенко патетически назвал его «саммитом «Соглашения об ассоциации» и «безвиза», намекая на особое — историческое — значение первой встречи в таком формате после ратификации «Соглашения» и вступления в силу упрощенного визового режима для украинцев. Спустя несколько дней после него в поздравлении по случаю годовщины принятия декларации о государственной независимости он опять вспомнил о «Соглашении» и о так называемом безвизе, заявив, что они являются настоящим признанием достижений Украины на пути реформ. Тезис звучит весьма странно и выглядит более чем спорно. Хотя бы потому, что, если он верен, то за первое «достижение» надо бить поклоны и возносить хвалу В. Януковичу. «Соглашение» было подписано летом 2014 года, к тому времени П. Порошенко не успел еще ничего сделать, и Брюссель оценивал «реформы» не его, а предыдущего режима. Что же касается «безвиза», то, если бы новый визовый режим Украины с ЕС, действительно, стал призом за успехи в реформировании, то он — режим — оказался бы не либерализованным визовым, как сейчас, а полностью безвизовым, о чем даже речи не идет, и о чем украинцам пока приходится только мечтать.

Отказываться от игры в слова и игры словами Киев явно не спешит. В МИД всерьез подумывают о том, чтобы предложить Брюсселю подписать следом за «Соглашением об ассоциации» еще одну бумагу — теперь об «интенсивной ассоциации». В СНБО и в офисе президента размечтались о членстве Украины в НАТО, рассчитывая, очевидно, получить вместо него от альянса какой-нибудь особый статус, вроде «субстантивированного партнерства» (кто бы знал, что это такое и с чем его едят?). Не дает покоя обитателям высоких кабинетов на Печерских холмах и слово «агрессия». Так оно им нравится, так они им размахивают направо и налево. Да вот беда: продать, как следует, как бы им хотелось, Западу никак не удается. И вот новая попытка. Если вы, читатель, стоите, — сядьте, если сидите, — лягте. Вашему сознанию предстоит нелегкое испытание. Оказывается «агрессия» России против Украины началась… 20 февраля 2014 года! Именно так записано в проекте закона о реинтеграции Донбасса, подготовленного по поручению президента Украины. Текст документа долгое время держался в строжайшем секрете, но недавно «случайно» просочился в СМИ. Выходит, что В. Путин «напал» еще на В. Януковича! А 23 февраля, когда «агрессоры» уже якобы наступали, доблестные «майданные» герои вместо того, чтобы грудью встать на их пути, на заседании Рады делили портфели. Когда же к величайшему собственному удовольствию, наконец, поделили… нет, не бросились отражать «агрессию», а объявили «АТО» — «антитеррористическую операцию», которая длится до сих пор.

«История успеха» официального Киева — это игра в слова. Теперь на это, похоже, решили обратить внимание не только в России, но и в Европе. Поможет ли это делу спасения Украины? Хотелось бы верить, что — да.

Яков Рудь

Просмотров: 698
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Популярное на сайте
Межконтинентальные подземные тоннели Последний рубеж обороны Тартарии На территории Ирана найдена гробница мага Яромира, возрастом 12 000 лет! Как ставить защиту вокруг себя и очищать пищу? Скифия становится Россией Почему русские мало улыбаются?