Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Huffington Post: Путин выиграл Третью мировую войну Игорь Ашманов: Цифровая колонизация и закон Старджона Пятнадцать технологий современной пропагандистской и информационной войны НАТО готовится к войне с сильным противником
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Украинские шпионы орудуют в России

Очередного разведчика, собиравшего информацию о военных и транспортных объектах, задержали с поличным

Сотрудники управления ФСБ по Самарской области совместно с полицией задержали агента украинской разведки, который изучал объекты военной и транспортной инфраструктуры в Донецкой народной республике, Ростовской и Самарской областях.

Как сообщил «Интерфакс», 27-летнего гражданина Украины задержали на территории Самары. По оперативным данным, он входит в агентуру подразделения «Спецрезерв» главного управления разведки Минобороны Украины.

«Он приехал в Самарскую область 19 марта 2017 года и 6 часов занимался сбором сведений по железнодорожному вокзалу Самары, где и был задержан», — сказал собеседник агентства.

По словам источника, в ходе опроса задержанный также признался в осуществлении им в интересах минобороны Украины визуальной разведки объектов военной и транспортной инфраструктуры в ДНР и Ростовской области".

Он также уточнил, что ранее агент неоднократно получал задания по сбору информации о военных объектах ополчения ДНР, вооружении и военной технике — в том числе, в Донецке и Ясиноватой. Особо ему предписывалось осуществлять фото- и видеосъемку фактов возможного участия российских военных в боях на юго-востоке Украины.

По данным силовиков, в октябре и ноябре-декабре 2016 года задержанный по заданию ГУР МОУ выезжал в Ростов-на-Дону для осуществления визуальной разведки за объектами транспорта: железнодорожного и автомобильного вокзалов. Его интересовали схемы зданий, места расположения сотрудников охраны, полиции и видеокамер, а также пропускной режим на входах и выходах. Эти данные он передал в Минобороны Украины.

Как сообщил собеседник агентства, задержанный в Самаре агент будет затем депортирован в ДНР, где им займутся местные следователи. «Сейчас его отправят в ДНР, формально — на Украину, по сути — не совсем на Украину, чтобы там местные следователи с ним разбирались: просто ли он смотрел расположение воинских частей или, может быть, был наводчиком огня», — рассказал источник.

Можно ли считать, что это единичный случай? Каковы истинные масштабы работы украинской разведки в России? Об этом мы спросили наших экспертов.

— Информация о разведывательной активности Украины на территории России, за исключением Крыма, в открытом доступе появляется достаточно редко, — отмечает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

—И в этой связи ответить на вопрос, свидетельствует ли это о том, что её на самом деле мало, или же о том, что российская контрразведка предпочитает не делиться своими материалами с прессой, затруднительно.

— Ну, с Ростовом понятно, его украинские националисты считают «своим», и он граничит с Украиной. Но при чем тут Самара? Не далековато забрались?

—Из доступных материалов следует, что речь шла о выяснении масштабов и формы возможного участия российских войск и/или военной техники в войне на Донбассе, а не о зондировании почвы возможных сепаратистских проукраинских настроений в регионе. В этой связи появление в сфере интересов украинского разведчика Самары не вызывает удивления.

— Может ли это, а также недавнее раскрытие в Ростове, замыслов членов группировки Misantropic Division* совершить теракт — быть звеньями одной цепи? Может ли Киев пойти на реальный терроризм в России?

— Попытки терактов со стороны Украины уже были предотвращены на территории России — в Крыму. Теоретически, новые диверсии не исключены. Другой вопрос, что их конечная цель остаётся неясной. Если цель — «спровоцировать» Москву, то непонятно, на что именно спровоцировать. На объявление Киеву войны? Нет.

Что же касается небольших молодёжных субкультурных группировок расистского толка, то они в целом воспринимают конфликт на Донбассе в контексте «священной расовой войны», где Украина представляет собой «истинную Русь», а Россия и пророссийские народные республики — «азиатскую Московию». То есть симпатии Misantropic Division* и сочувствующих Киеву, обусловлены идеологией данных группировок в гораздо большей степени, чем какими-то меркантильными интересами или работой украинской разведки.

— Насколько, по-вашему, тот факт, что задержанный достаточно успешно осуществлял визуальную разведку объектов военной и транспортной инфраструктуры в ДНР и двух российских областей, говорит о том, что украинская разведка значительно усилилась по сравнению с 2014-м годом? Можно ли считать ее серьезным и опасным объектом?

— Если первые лица соседнего с нами государства открыто говорят, хотя и формально не провозглашают, что находятся в состоянии войны с Россией, то ожидать усиления диверсионно-разведывательной активности этого государства на нашей территории как минимум разумно. Как говорил персонаж одного фильма: «Если человек говорит вам, что собирается вас убить, вам для вашего же блага лучше бы поверить этому человеку и действовать соответствующим образом».

— Можно ли говорить о том, что это задержание станет началом широкомасштабной кампании по раскрытию украинской агентурной сети в России?

— Пока поводов для ожидания масштабной кампании явно недостаточно. Мы здесь сталкиваемся с основной, пожалуй, дилеммой любой контрразведки: что делать с выявленным иностранным агентом? «Брать» ли его сразу или, напротив, следить в течение как можно дольше, чтобы суметь выявить по максимуму всех членов его сети? С точки зрения общественного мнения, очевидно, верен первый вариант. Но, если отбросить эмоции, становится очевидным, что второй вариант гораздо более адекватен задаче обеспечения безопасности государства.

— Это однозначно не единичный случай, — уверен политолог Эдуард Попов.

— В июне 2014 года в Ростове-на-Дону ополченцы задержали украинского наблюдателя, который фиксировал посетителей известного сетевого военторга. Покупателями были в основном добровольцы из России, республик Донбасса, Южной Осетии. Поэтому точка была выбрана верно. Чем закончилась история — не известно. Что касается масштабов деятельности украинской разведки — на этот вопрос лучше всего ответят представители ФСБ. Мой уровень владения темой позволяет мне сделать следующий вывод: задолго до событий 2014 года Россия была главным направлением разведывательной деятельности украинских спецслужб.

— Какое, по-вашему, могло быть у задержанного задание в Ростове? Зачем украинской разведке сведения об объектах транспорта? Что они затевают?

— До меня доходили обрывки информации о наблюдениях украинцев за ключевыми транспортными развязками в Ростовской области, особенно вблизи бывшей украинской границы. Интерес украинской разведки вполне обоснован: ей важно знать, каковы масштабы и характер военной и политической активности в приграничных российских регионах. Украинцы постоянно твердят о военном вторжении России и поэтому стараются собрать подтверждающий эти обвинения материал. Полагаю, что уже в первые месяцы конфликта в Донбассе СБУ и/или военная разведка Украины создали постоянные пункты наблюдения над наиболее важными транспортными и логистическими пунктами на границе России и ЛДНР, России и Украины. Однако, на мой взгляд, результаты работы украинской разведки не слишком успешны, поскольку Украина так и не предоставила убедительной информации о якобы имеющем место российском военном присутствии в Донбассе.

— Где еще, по-вашему, в каких еще регионах России украинская разведка может активизировать свою деятельность?

— Не обязательно речь идет о штатных сотрудниках украинских спецслужб. Очень велико влияние украинских групп влияния, культурно-просветительских организаций и региональных землячеств украинцев в южнороссийских регионах. Уверен: на изучение России были брошены лучшие кадры СБУ и ГУР Украины. Можно вспомнить ещё историю участие украинских неонацистов из УНСО ** в боевых действий против России на стороне чеченских сепаратистов, где не обошлось без участия ГУР Украины. Украинская агентура, вероятно, плотно работала с российской несистемной оппозицией и российской политической эмиграцией на Украине, интересовалась потенциалом сепаратистского движения в российском казачестве. Можно вспомнить и попытку «Братства» ** Корчинского использовать потенциал русско-кавказских конфликтов на Ставрополье в преддверии Олимпиады в Сочи. Украинцы, помимо Кубани и Дона, располагают довольно серьезными ресурсами в районе Кавказских Минеральных Вод, где действуют землячества, представленные влиятельными в регионе людьми. Фиксировались там и попытки украинской националистической пропаганды. Помимо регионов юга России украинцы располагают структурами в некоторых регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока («серый» и «зеленый клин», потомки переселенцев из малороссийских губерний времен столыпинской аграрной реформы). Но о деятельности землячеств украинцев, в том числе, деструктивной, в этих регионах мне известно намного меньше. Вообще украинская агентура наиболее активна в регионах с наиболее многочисленной украинской диаспорой, в том числе, трудовой. Когда возникнет необходимость в антиправительственных действиях, замаскированных под социальные протесты, фактор украинской эмиграции ещё даст о себе знать. Поэтому я бы обратил повышенное внимание на Москву, регионы юга России (Дон, Кубань, Ставрополье) и Западной Сибири, где много трудовых мигрантов из Украины, в том числе, Галичины. Среди украинских заробитчан, вне всякого сомнения, определенное число внедренных агентов украинских неонацистских организаций и спецслужб. Большое количество таковых и не нужно: достаточно иметь опытных организаторов, вокруг которых будет окукливаться протестные группы будущего российского майдана. А также некоторое количество боевиков. Это показал недавний опыт Белоруссии (к счастью, неудачный для украинцев), где боевую силу минского майдана должны были составить боевики, прошедшие бои в Донбассе, а также собственно украинские неонацисты.

— Есть ли у России что противопоставить украинской разведке? Насколько, по-вашему, она сильна?

— Не мне судить насколько сильна украинская разведка. В одном качестве ей не отказать — она последовательна и активна. В любом случае нельзя относиться к ней пренебрежительно, а недооценивать — и вовсе глупо. Полагаю, что сила украинской разведки многократно возрастает из-за безразличия и лени российских чиновников. Конкретный пример: глава украинского землячества Дона Макарчук в своё время открыто назвал ложью данные переписи населения Ростовской области 2010 года, согласно которым украинцев в структуре населения региона — 2−3 процента. По мнению Макарчука доля украинцев в структуре населения области — треть или даже 40 процентов. В соседнем кресле с Макарчуком сидел замглавы департамента по национальной политике Ростовской областной администрации Некрасов, который молча проглотил обвинения в фальсификации данных. Даже после моей публикации в одном из московских ресурсов с изложением этой информации власти Ростовской области никак не отреагировали. А Макарчук впоследствии делал подобные заявления чуть ли не в присутствии губернатора области Голубева. Не приходится сомневаться, что не встречая отпора со стороны тех, кто должен блюсти интересы и честь государства — чиновников, аппетит подобных деятелей лишь возрастает. Спустя некоторое время Макарчука ввели в состав Общественной палаты Ростовской области. Подобных примеров, и куда более острых, можно привести довольно много.

— С какой целью шпиона высылают в ДНР? Это демонстративный ход?

— Когда я прочел о выдаче украинского шпиона ДНР, то обрадовался. Основываясь на своем знании отношения российских госструктур к украинским землячествам и агентуре, я не ожидаю ничего хорошего. Помните странную историю с украинскими военными, которые бежали от ополченцев Донбасса на территорию России в июле 2014-го? Их кормили, поили, лечили за счет российских налогоплательщиков, а после позволили вернуться на Украину со своим оружием. Это не абсурд?! Те люди, которых Россия спасла, после не переставали обвинять Россию в агрессии и убивать людей в Донбассе. Скорее всего, окажись украинский шпион в российской тюрьме, за него тут же заступился бы очередной деятель культуры. Поэтому, повторюсь, выдача украинского шпиона властям ДНР — единственно правильный выход.

Дмитрий Родионов

Просмотров: 907
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто придумал украинский язык Жрецы с технологиями пришельцев Иностранные СМИ уже сотни лет используют в отношении России одни и те же шаблоны Энергетические паразиты из невидимого мира Мамонты живут и сегодня Японцы о русских