Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Stratfor прогнозирует усиление России и дальнейший раскол на Западе Генерал Захарченко: Донбасс при Порошенко на Украину не вернется Ахиллесова пята России Украина готовит в Донбассе «майдан»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Украинский ретронацизм

Похож ли нынешний киевский режим на германский образца 1930-х?

В мае 2015 года будет отмечаться 70-летие Победы и окончания Второй мировой войны. В разных странах и столицах юбилеи пройдут по-разному, и по тому, как, в какой атмосфере и под какими лозунгами будут организованы мероприятия, проявится облик политического класса государства – не только его отношение к истории, но и подход к делам наших дней.

Упоминаемые в связи с памятью о Победе и жертвах Великой Отечественной/Второй мировой войны сакральные слова «никто не забыт и ничто не забыто» оборачиваются на Украине неожиданной стороной: не только не забыты, но и возрождаются с позитивным знаком символы, биографии вождей, идеология и, главное, элементы практики бандеровщины – осужденного Нюрнбергским трибуналом украинского нацизма: с поправками на новые времена они воплощаются властями в жизнь.

Коллективный Запад – США и Европа – не только отказывается видеть эту очевидную опасность, но и помогает становлению украинского ретронацизма в модернизированном варианте.

В этой связи вспоминаются напрасно забытые за давностью времен такие деяния, как предоставление в США и странах Европы убежища С. Бандере и руководителям украинских коллаборационистов; удовлетворенная М. Горбачевым просьба Р. Рейгана амнистировать украинских диссидентов (впоследствии основателей движения «Рух»); проигнорированная поступавшая в 90-х годах из различных источников все более тревожная информация о развитии русофобии и формировании антирусского менталитета на Украине параллельно с созданием американцами в украинской элите влиятельной проамериканской прослойки. Этой информации действительно не придавали значения, она заглушалась уверениями в незыблемости братства и дружбы Украины с Россией, гарантией которых является тесная взаимозависимость экономик двух стран и российский газ, от чего, как считалось, Украине никуда не деться. Так, на высказанную видным украинским ученым и общественным деятелем озабоченность в связи с указанной опасной тенденцией, В.С. Черномырдин, бывший в то время послом России на Украине, ответил: «То, что дает Запад на фонды (на Украине) – это слезы, это копейки. Мы ежегодно дотируем вас на 3,5 млрд долларов. Мы вам даем дешевый газ и дешевую нефть». Не обратили внимания и на опубликованную в 1995 г. в Киеве книгу жившего в Канаде украинского исследователя В.В. Полищука «Горькая правда», который писал о том, что идет наступление ОУН (Организации украинских националистов) на Украину, что ОУН овладевает все более широкими кругами писателей, политиков и военных и что эта организация никогда не отказывалась от своей стратегической цели построить на всех этнических украинских территориях (ОУН знает, каких) подлинно национальное государство, «…а это означает войну в скором будущем, которая может стать началом 3-й мировой войны».

При сопоставлении сегодняшней Украины с Германией между Первой и Второй мировыми войнами видны сходства некоторых элементов украинской и германской ситуаций разных эпох. Сходства тем более примечательны, что, вроде бы, до прихода к власти проамериканской антироссийской группы с сильной неонацистской составляющей, в советский и постсоветский периоды народ и власти Украины придерживались антифашистской ориентации и обладали ясной исторической памятью. Однако в течение нескольких месяцев 2014 г. политтехнологии и информационная война совершили в сознании украинцев некий переворот, благодаря которому и история, и сегодняшние события воспринимаются на Украине по-иному, чем полтора года назад. Это было бы невозможно, если бы в 90-х годах прошлого столетия и нулевых годах нынешнего на Украине не проводилось системное переформатирование в антирусском и антироссийском направлении сфер образования и культуры: почва для информационной войны была подготовлена украинскими властями ещё до Евромайдана.

А когда в декабре 2013 – феврале 2014 гг. вражда и ненависть ко всему российскому и русскому стала зашкаливать, выяснилось: в стране нет сил, способных преградить дорогу неонацистам.

Политику сегодняшних украинских властей можно назвать смягченным украинским римейком ХХI века германского нацизма ХХ века – с учетом местной специфики и мировой ситуации.

На Украине, особенно в первой половине 2014 г., во время самоутверждения новой власти, происходила попытка реализовать на практике такой элемент нацистской идеологии, как насильственное государственное утверждение расового превосходства коренной нации (украинцев) над национальным меньшинством (русскими). Конечно, на Украине не было событий масштаба Холокоста – другие времена и другой миропорядок, да и сил у украинского режима сделать в отношении русской Украины то, что сделали немецкие нацисты в отношении евреев в Германии, не было – даже если бы кому-то очень хотелось. Тем не менее, в отношении русских граждан Украины, не желающих отказываться от своей национальной идентичности и поддерживать политику новой власти, украинские неонацисты использовали опыт как германских предшественников, так и соотечественников из ОУН.

Несмотря на почти 25 лет государственного суверенитета и независимости постсоветской Украины, группировка Евромайдана сумела подменить патриотизм национализмом и, завоевав власть, занялась «освобождением Украины от российского господства» . Евромайдан ещё только начинался, а евроактивисты уже распространили атмосферу подозрительности и враждебности в отношении русских и России по всей стране.

Клеймо «москаль» уравнивало украинцев, не поддерживавших лозунги евромайдановцев и линию на противостояние с Россией, с россиянами – потенциальными врагами по определению.

Политическая украинизация резко активизировалась после госпереворота – как формальная (официальная переписка - только на украинском языке, интенсивное закрытие русских школ, вытеснение русского языка из учебных заведений и украинских СМИ, запрет и ликвидация технических возможностей пользоваться российскими СМИ, закрытие русскоязычных СМИ и общественных организаций с арестами журналистов и активистов и пр.), так и неформальная, но фактически поддерживаемая властями (акции с лозунгами-призывами к насилию в отношении русских – « москаляку на гиляку», «москалив на ножи» и т.п. Причем эти акции проводились в разных формах на разных объектах: на уличных факельных шествиях, в рамках «воспитательных программ» в школах и даже на свадьбах. Это – не считая часто сопровождавшихся насилием «политических рейдов» евромайдановцев, штурмовиков «Правого сектора» и других неонацистских организаций по городам русской Украины, в ходе которых возвещался новый национально-патриотический порядок, озвучивались и – при бездействии украинских правоохранителей – реализовывались угрозы несогласным. В последнее время ситуация в этой сфере несколько смягчилась - очевидно, было сочтено, что внутренняя зачистка сделала свое дело, украинизация в целом состоялась, система внутренних репрессий действует, сознание населения скорректировано, и накал русофобии следует перенаправить на саму Россию. Это не исключает моментального возврата к репрессивному национализму в любое время. 25 февраля 2015 г. акции «Правого сектора» и других нацистских группировок в центре Киева, в том числе у администрации президента, проходили под лозунгами «Одна раса – одна нация!», «Смерть москалям!» и воинственными высказываниями в адрес России и В.В. Путина.

Число пострадавших от римейка нацизма велико: из-за грубых массовых нарушений прав человека десятки тысяч людей погибли, ещё больше – ранено, десятки тысяч стали внутренними переселенцами, исход из страны в период летнего обострения военных действий и истребления ВСУ Украины гражданского населения в Донбассе превышал миллион человек. Масштабы и характер трагических событий 2014 – 2015 гг. на Украине таковы, что аналогии с событиями в предвоенной Германии вполне правомерны.

Интересно сравнить скорость движения украинского и германского режимов к национальной катастрофе.

В Германии с момента прихода Гитлера к власти (январь 1933 г.) до начала Второй мировой войны (август 1939) прошло свыше шести лет. Готовясь к войне, германские нацисты вели с ключевыми государствами мира дипломатическую игру, но в основном полагались на собственные силы. Они получили солидную поддержку национального и зарубежного, в том числе американского, капитала, создали систему управления экономикой, восстановили военно-промышленный комплекс и только к 1939 г. перевели жизнь страны на военные рельсы.

Украинский путь к войне, правда, пока с собственным народом, занял менее двух месяцев - с госпереворота 22 февраля 2014 г. до начала военных действий украинской армии в Донбассе 19 апреля 2014 г.

Создаётся впечатление, что лидеры Евромайдана подчинялись какому-то напряжённому графику: взяв с помощью американцев власть, за год они не только ввергли страну в глубокий экономический и социальный кризис, но и начали гражданскую войну, обвинили Россию в агрессии и превратили Украину в арену самого жёсткого противостояния между Россией и США со времён Карибского кризиса.

Конструктивный выход из украинской ситуации пока не просматривается, правящая группировка при поддержке США ведет себя вызывающе и держит курс на эскалацию конфликта.

Поведение украинского режима объясняется не только покровительством Запада, но и более глубокой причиной: идеологической основой власти. Принимаемые сегодня законы, акты и решения властей часто противоречат украинской конституции, зато отвечают положениям уставных документов и духу украинского националистического движения, разработанных в 1930-х годах и применявшихся на практике в 1940-е годы. Идеология украинского национализма, равно как и германского нацизма, итальянского фашизма и хорватского усташизма, формировалась под влиянием возникшей в Европе в конце IX – начале XX в. концепции интегрального национализма, ставившего нацию превыше всего. В документах ОУН и сакрализованных разработках идеологов украинства встречаются положения о том, что украинцы – народ, избранный «духом предвечной стихии» (Богом) ; Украиной должны управлять только украинцы, которые являются особой нацией ; украинский националист отличается беззаветной преданностью идее «Украина превыше всего», волей к победе, непримиримостью к врагам, в борьбе с которыми могут быть использованы все средства; националист должен быть сильным, ибо если нет силы - не будет победы; отличительная черта украинца – любовь к свободе, кто не стремится, как украинец, к свободе – тот раб, и т.д. Сегодня заявлениям украинских политиков и чиновников об освобождении исконных украинских земель в России или параде украинских войск в Москве не придается особого значения - они расцениваются как бредовые, нелепые, но это неправильно. Не привлекло в свое время внимания и сделанное в 2008 г. заявление Д. Яроша, который в то время был ещё малоизвестен – «рано или поздно, мы обречены воевать с Московской империей». Следует иметь в виду, что подобные высказывания – не спонтанные излияния на злобу дня, а проявления установок, сформулированных ОУН ещё в 1929 – 1939 гг. и, как видно, действующих в наши дни. Одна из таких установок гласит: «Полное устранение всех займанцев (захватчиков) с украинских земель, которое наступит в ходе национальной революции, откроет возможности развития Украинской Нации в пределах собственного государства, обеспечит только система собственных милитарных вооруженных сил и целесообразная союзническая политика». «Устранение займанцев с украинских земель» подразумевало создание Украины с разными, в зависимости от аппетитов авторов проектов, размерами – в том числе державы-империи, простирающейся от Кракова до Каспия. Полезно также помнить, что 30 июня 1941 г. в занятом вермахтом Львове ОУН опубликовала «Акт провозглашения украинского государства», в котором призвала «весь украинский народ не складывать оружия до тех пор, пока суверенное украинское государство не сформируется на всех украинских землях», и продолжать борьбу против московской оккупации. А 6 июля 1941 г. группа ведущих деятелей ОУН направила Гитлеру обращение с просьбой разрешить создать украинское военное формирование, чтобы «идти плечом к плечу с легионами Европы и нашим освободителем - германским вермахтом».

В свете этого, нашумевшее высказывание П. Порошенко, в котором он назвал действия украинских войск в Донбассе «отечественной войной украинского народа» (многие эксперты квалифицируют действия войск как геноцид), является, скорее всего, не президентским экспромтом, а продуманной формулировкой в духе оуновской идеологии.

Жестокость украинской власти по отношению к согражданам, необычная для современного и тем более европейского государства - участника европейских и универсальных мировых актов по правам человека, и готовность принести, в ходе войны в Донбассе, в жертву любое количество людей также имеет корни в идеологии ОУН и известной практике ОУН-УПА (Украинская повстанческая армия) во время Великой Отечественной войны. В деятельности современных бандеровцев также видна преемственность – в сознание населения внедрены установки ОУН: принцип свободы рук в отношении врагов («москалей» внутренних и внешних), культ украинских страданий и почетность сакральной смерти ради Украины. Сегодня это часть сложившейся политической религии и ее ритуалов (беспощадность к врагам, русофобия, культ почитания жертв голодомора, «борцов с советской оккупацией», евромайдановской «небесной сотни», и т.п.), созданной по заветам ОУН и современным рецептам гражданского сопротивления и смены режимов, разработанным американскими экспертами (Дж. Шарп и другие) в 70 – 80-е годы прошлого века.

Примечательно, что возведя в государственный культ приоритета всё украинское («Украина превыше всего», «украинское – самое лучшее»), руководство страны, по существу, передало ключевые сферы жизни во внешнее управление и поставило реальность государственного суверенитета Украины под большой вопрос. С формальной точки зрения, нет криминала в том, что правительство разрушило связи с Россией, основным экономическим партнером и донором (в прошлом) Украины, а внешнеполитические и военные решения Киева вдохновляются Западом и принимаются властью после согласования с Вашингтоном и Брюсселем. Киев, безусловно, имеет право проводить ту или иную политику, любить или не любить кого-то, защищать или нет чьи-то интересы и спрашивать или не спрашивать согласия Запада по тому или иному поводу. И дело даже не в том, что в структурах украинской власти – от безопасности до здравоохранения – вопросы государства ведут иностранцы в статусе министров или советников: если правительство не уверено в своих силах и не справляется с обязанностями, оно имеет право нанять иностранцев – может, те выведут Украину в ряд счастливых, процветающих стран.

Проблема в другом: совершившие год назад госпереворот лидеры Евромайдана были призваны Вашингтоном во власть главным образом для того, чтобы превратить Украину в плацдарм борьбы США и ЕС с Россией.

Надо признать, что в этом они преуспели. Однако в вопросах управления государством, несмотря на некоторый опыт руководства министерствами и банками в прошлые времена, национал-революционеры надежд совершенно не оправдали. Плоть от плоти политикума и бизнеса той самой олигархической власти, которую с таким упоением свергали, они не поняли и, скорее всего, не поймут, что задача государства и государственных деятелей: заботиться о своих гражданах, стабильности их жизни и развитии страны, а не об интересах иностранных государств или своих собственных…

Свою миссию руководство Украины понимает достаточно просто. Из всего набора лозунгов и установок Евромайдана реализованы только антироссийские – здесь власть действительно постаралась, и эта сфера стала единственной, где заветы революции были выполнены. Не меньше времени и усилий правительства заняла интеграция в Запад - США и Европу, что выразилось в бесчисленных поездках высших украинских чиновников и политиков в Вашингтон и европейские столицы для выбивания кредитов. В конце концов оказалось, что кроме как портить отношения с Россией и выпрашивать у Запада деньги, техническую помощь и оружие, новая власть мало что умеет. Неадекватность управления, конфронтация с Россией и привычка власти полагаться во всем на Запад привела страну к глубокому общему кризису и создала замкнутый порочный круг: ликвидацию провалов в экономике, финансах и функционирование социальной и других сфер деятельности государства правительство завязало исключительно на финансовую, военную и техническую помощь Запада и международных финансовых институтов. Однако размеры, характер этой помощи и, главное, то, как ее использует правительство, не только не решает проблем, но и усугубляет ситуацию, что постоянно вынуждает правительство ставить вопросы о новых займах, а западных спонсоров - искать для этого новые средства. Так, эпопея с займами ЕС-МВФ для финансирования расходов госбюджета Украины на 2015 г. привела к ухудшению финансово-экономической ситуации и резкому снижению уровня жизни населения: МВФ требовал от правительства резкого сокращения бюджетных расходов по социальной сфере, образованию, дотациям муниципальных бюджетов и т.д. Правительство выполнило эти требования, но в феврале 2015 г. бюджет, названный в СМИ людоедским, все ещё не был окончательно утвержден Верховной Радой: на фоне четырехкратного падения курса гривны, роста цен, спада в экономике, безработицы и неудач в гражданской войне власти боятся реакции народа. В результате проблема толком не решена, с финансированием - перебои, недовольны все: ЕС, МВФ, сами власти и, главное, население. Такая же картина на других направлениях. В связи с годовщиной переворота 22 февраля 2014 г. в остающихся незатронутыми репрессиями украинских СМИ появились реальные оценки «достижений» властей: гражданская война, обвал гривны и доходов граждан, бешеные цены, обнищание украинцев и полное отсутствие реформ. Власти не обращают на все это внимания – все проблемы они списывают на «агрессию России» и «происки Путина».

Несоразмерная зависимость страны от внешней поддержки и неспособность властей принимать адекватные решения становится все большей проблемой.

Несмотря на свои высокие зарплаты (в счёт предоставленных Украине кредитов МВФ, ЕС и др.), некоторые иностранные гражданские советники госструктур Украины начинают тяготиться своей работой и говорят, что реформы и прорывы в решении текущих проблем не получаются, управлять своей страной должны сами украинцы.

В западных СМИ появился термин «усталость от Украины». В кругу же выдающих себя за жестких патриотов-сверхнационалистов руководящих деятелей Украины возникают разговоры о том, что Запад должен не только гораздо больше помогать Украине, находящейся на передовой линии борьбы с Россией, но и вообще взять на себя больше ответственности за дела государства, сохранив формально руководящие должности за украинцами и присутствие руководства в виртуальной сфере.

Политика украинской правящей группировки – весьма опасная смесь агрессивности, неадекватности, некомпетентности и безответственности, усиленная уверенностью в том, что Запад поддержит и спасёт киевскую власть в любом случае. Это нельзя назвать недоговороспособностью – просто группировка действует во внешней и внутренней политике вне рамок, норм и критериев, принятых в современном мире, и именно эти качества ценятся и отвечают интересам и планам Запада. Тем же, кто ведёт и планирует политику России на украинском направлении, следует иметь в виду способность украинского режима или отдельных его групп совершить нечто такое, что не придет в голову даже американским заказчикам и исполнителям провокационных сценариев. Примеров много: провокация со сбитым над Донбассом малазийским Боингом; обвинения Киевом войск ДНР и ЛНР в обстрелах Донецка, Луганска и других городов, находящихся на территориях ДНР и ЛНР (т.е. ополченцы сами обстреливают свои собственные дома); заявления украинских политиков и экспертов о том, что в результате Третьей мировой войны Россия, наконец, перестанет существовать, а Украина обретёт подлинную государственность; абсолютно неадекватное предложение ввести на Украину миротворцев ООН и ЕС, перечеркивающее только что достигнутые с большим трудом соглашения Минск-2; периодически возникающие навязчивые идеи – готовиться к тотальной войне с Россией, ввести на Украине военное положение, объявить о разрыве дипотношений с Россией и т.п.

Однако военные неудачи в Донбассе, развал управления, обвалы финансов, экономики, социальной защиты и падение уровня жизни, похоже, всё ещё не отрезвили украинцев.

Игорь Владимирский

Просмотров: 1273
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Крым. Руское море (все серии) Что мы празднуем на Новый год? День Сварога и Семаргла О храмах древних славян Почему я выбросил свою последнюю сим-карту Сравнительная история зверств Запада и России