Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Ядерный чемоданчик для Порошенко Яценюк метит в «фюреры» Президент, который всем надоел Взывая к Путину: Кучма сравнил президента с богом и попросил прощения
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Укрощение строптивого Эрдогана по-американски

Зачем Джозеф Байден слетал в Анкару

Вице-президент США Джозеф Байден во время своего визита в Анкару в среду, 24 августа, выразил сожаление, что оппозиционный исламский проповедник Фетхуллах Гюлен, экстрадиции которого добиваются власти Турции, находится в США, а не в какой-либо другой стране. Об этом со ссылкой на турецкие СМИ сообщает РИА «Новости».

Программа однодневного официального визита высокопоставленного представителя американской администрации оказалась весьма насыщенной. Он успел ознакомиться с разрушениями в здании парламента, которое подверглась бомбардировке во время попытки переворота в ночь на 16 июля. Встретился со спикером турецкого парламента Исмаилом Кахраманом и премьер-министром страны Бинали Йылдырымом. И уже в конце дня Байдена принял президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Ранее ожидалось, что в Анкару 21 августа прибудет Госсекретарь США Джон Керри. Однако этот визит по какой-то неизвестной причине так и не состоялся. Таким образом, Байден стал самым высокопоставленным представителем американских правящих элит, который посетил Турцию после драматических событий, связанных с попыткой военного мятежа. При том, что именно эти события в немалой степени поспособствовали резкому охлаждению американо-турецких отношений в последнее время.

«Камень преткновения» — тот самый, живущий с 1999 года в США 75-летний исламский проповедник Гюлен, на выдаче которого настаивают турецкие власти, обвиняя последнего в организации госпереворота. Для президента Эрдогана это вопрос принципиальный. Это вопрос его безопасности. И он уже заявлял, что США «рано или поздно» придется сделать выбор между Турцией и Гюленом.

Но ясно также и то, что если Штаты примут решение передать Гюлена турецким властям, они потеряют лицо, как «оплот мировой демократии и свободы».

Будет ли в этом смысле миссия Байдена выполнимой, пока сказать трудно. Тем более что всех деталей кулуарных встреч мы все равно, скорей всего, не узнаем. Однако американский гость дал понять, что вопрос экстрадиции Гюлена находится в компетенции Федерального суда. А это уже похоже на то, что Белый дом пытается самоустраниться от этой темы.

— Мне все же главная цель миссии Байдена представляется несколько иной, — комментирует ситуацию руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Анна Глазова. — А именно, он будет пытаться успокоить Анкару. Соединенные Штаты абсолютно не заинтересованы в том, чтобы терять такого крупного союзника на Ближнем Востоке, как Турция. Тем более на фоне имеющихся спекуляций по поводу того, что Турция даже может пересмотреть вопрос о своем членстве в НАТО.

Кроме того, США прекрасно видят, что Анкара сейчас производит серьезную перезагрузку своей политики на Ближнем Востоке и старается укреплять связи с теми странами, с которыми ранее она испортила отношения. В частности, Эрдоган сейчас серьезно нацелен на сближение с Ираном и уже на этой недели запланирован его визит в Тегеран. На фоне подготовки этого визита официальные лица обеих стран заявляют о необходимости координации усилий России, Турции и Ирана на сирийском направлении. Правда, недавно премьер-министр Йылдырым включил в этот треугольник еще и Соединенные Штаты. Что, собственно, говорит о том, что Анкара делает определенные шаги навстречу США тоже. То есть, не исключает их из своей политической повестки.

— Какой, в таком случае, будет развязка интриги в Гюленом?

— Это не единственная проблема. Есть два ключевых вопроса, по которым у Турции с США сохраняются серьезные разногласия. По этим вопросам Анкара даже пытается шантажировать Соединенные Штаты.

Первый из них — это сирийские курды. Руководство страны неоднократно заявляло о том, что США придется сделать выбор — либо поддержка курдских отрядов самообороны, либо партнерские отношения с Анкарой. Выдача Фетхуллаха Гюлена — второй вопрос. Но здесь я абсолютно убеждена, что это не больше, чем политическая игра Эрдогана. Ему, скорей, выгодно иметь такого внешнего и одновременно внутреннего врага в лице Гюлена, для того, чтобы при необходимости использовать его в своих политических целях. А за одно списывать на него и все проблемы Турции.

— В Госдепе США, кстати, уже подтвердили, что получили от Турции запрос на экстрадицию Гюлена. Правда, как там выразились, «запрос не связан с попыткой переворота». Не совсем понятно, что это значит?

— Здесь трудно что-либо комментировать, поскольку доступа к документам мы не имеем. Единственное, что я могу сказать: Анкара не имеет доказательств того, что именно Гюлен стоял за этим госпереворотом. По одной простой причине — эти доказательства невозможно получить.

Если опираться на допросы тех, кто задержан, то вы сами понимаете — при определенных методах, наверное, можно вынудить этих людей сказать все, что угодно. А других доказательств нет. Их просто не может быть в распоряжении Турции. Следовательно, у США всегда останутся основания говорить о том, что при отсутствии убедительных доводов и реальных доказательств выдача Гюлена невозможна.

Но события, как мы видим, в последнее время наслаиваются одно на другое. Я бы хотела еще обратить внимание на то, что Турция сейчас начала наступление на сирийский город Джараблус. Судя по всему, Штаты, если не активно поддерживают, то, по крайней мере, не возражают против действий Анкары. То есть, здесь тоже можно ожидать какой-то координации действий между двумя странами.

— Сегодня еще прошла информация о том, что Владимир Путин 31 августа отправится в Турцию, чтобы вместе со своим турецким коллегой присутствовать на товарищеском футбольном матче между сборными. Но, понятно ведь, что будут не только футбол смотреть…

— Если этот визит, действительно, состоится (пока официального подтверждения нет), то, я думаю, в первую очередь внимание, конечно, будет приковано к ситуации в Сирии. Там сейчас развиваются драматические события, связанные и с ситуацией в Алеппо, и с курдами, которых уже начали почему-то бомбить войска Асада, и с военной операцией, которую проводят российские ВСК против ИГИЛ*.

И понятно, что России на этом фоне очень важно заручиться поддержкой Турции. В том плане, чтобы турецко-сирийская граница была на замке, и через нее не проникали бы в Сирию ни боевики, ни вооружение. Кроме того, я думаю, будет обсуждаться и вопрос участия турецких вооруженных сил в военных операциях на территории Сирии.

Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции востоковед Юрий Мавашев, в свою очередь, считает, что состояние американо-турецких отношений не находится в прямой зависимости от выдачи или невыдачи Гюлена:

— Мы не можем быть на сто процентов уверены в том, что Вашингтон не решится на экстрадицию — даже несмотря на потерю лица. Администрация Обамы уходит. Это уже фактически «хромая утка». Поэтому на этот счет могут быть самые разные коллизии. Но даже если они его выдадут, это не улучшит в значительной мере климат двусторонних отношений.

— Поясните.

— Американская политика, в том виде, какая она есть — т.е. ориентированная на переустройство миропорядка — вырабатывалась и применялась Вашингтоном на протяжении многих лет. Сейчас мы наблюдаем этот процесс на Ближнем Востоке.

Что гораздо хуже для турецко-американских отношений — в этом новом мире положение Турции не улучшилось. Она не заняла более достойное место и после распада СССР. Хотя рассчитывала получить на откуп то пространство, которое занимают тюркские постсоветские республики. Но даже этого не случилось. Американцы все-таки оставили Анкару на вторых ролях.

Но особенно ярко американское внешнеполитическое эго было продемонстрировано в XXI веке в Ираке и Афганистане. С Анкарой они не советовались. Хотя Турция пыталась давать некоторые советы и высказывать пожелания (иногда осторожно, иногда не очень) в адрес Вашингтона о том, что вот так нужно себя вести, а так — нет. Это я к тому, что Ирак, например, был когда-то частью Османской империи. И любые действия там иностранных западных сил воспринимаются в Турции очень болезненно. Можно даже провести параллель с тем, как у нас воспринимают сегодняшние события на Украине.

По мере того, как этот вектор «бескомпромиссной» внешней политики США на Ближнем Востоке становился все более очевидным, в турецком обществе все больше росли антиамериканские настроения. Турки, например, до сих пор не могут простить США оскорбление своих солдат в Ираке в 2003 году. Тогда американские военные по ошибке задержали турецких военнослужащих, и повели их на допрос с мешками на голове.

— В Турции, понятно, это было воспринято как демонстративное унижение. Но чего не бывает на войне?

— Турецкие националисты об этом унижении не забыли. Но это лишь один их факторов того ультра негативного отношения к США, которое сложилось в турецком обществе. Вот почему дело не только в Гюлене.

И визит Байдена, я думаю, ничего кардинально изменить не может. Даже, если они там о чем-то и договорятся. Негатив укоренился достаточно глубоко. И началось это не вчера.

Понимаете, Эрдоган хоть и является в Турции популярным политиком, он во многом тоже является заложником тех настроений, которые есть сегодня в турецком обществе. Он не может сдавать позиции американцам, даже если внешне они с Байденом будут жать друг другу руки и улыбаться. Так принято, когда приезжает любой иностранный гость. Это не более чем дипломатическая вежливость.

Светлана Гомзикова

Просмотров: 1350
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Лебедь - священная птица славян Славянский гороскоп (Часть первая) Сравнительная история зверств Запада и России Руководство по выживанию и обороне города Славяно-Арийские Боги В Галиции в 19 веке писали на памятниках на русском языке, потому что не было украинского!