Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Чем аукнется Украине призыв перенести «нормандские» переговоры из Минска? Трясись, буржуй! Путин вскрывает козыри: послание оказалось затишьем перед бурей Киев целит в крымский воздушный мост
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Укрощение строптивого султана

Под вопросом может оказаться не только возможное членство Турции в ЕС, но и пребывание страны в НАТО

После произошедшей в Турции попытки государственного переворота, ЕС исключает отмены виз с Анкарой в текущем году. Об этом заявил комиссар ЕС по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер.

По его словам, сначала турецким властям необходимо выполнить условия, поставленные Брюсселем. В частности, должно установиться верховенство закона. «В настоящий момент мы этого не наблюдаем», — констатировал Эттингер.

Еврокомиссар также раскритиковал недавно принятый в Турции закон о лишении парламентариев иммунитета, по его мнению, направленный на ликвидацию оппозиционных партий, притеснение свободы слова в стране и проводимые после мятежа чистки. «Государство не должно тысячами избавляться от неугодных судей. Независимость судебной системы — ключевой элемент», — добавил он. Эттингер также осудил заявление турецких властей о возможном возвращении высшей меры наказания. «Ни одно государство не может стать членом Евросоюза, если в нем существует смертная казнь», — резюмировал он.

Напомним, что в марте Турция и ЕС согласовали основные принципы решения миграционной проблемы. Анкара взяла на себя обязательства возвращать добравшихся до Европы беженцев на свою территорию, а Брюссель обещал выделить три миллиарда евро для размещения мигрантов, а также предоставить безвизовый режим для краткосрочных поездок турецких граждан в ЕС с июля этого года. Тем не менее, ЕС предъявил Турции набор дополнительных требований, включая изменение закона о защите персональных данных и антитеррористический закон, на что Эрдоган заявил отказом и пригрозил в случае отказа Брюсселя выполнять договоренности, устроить Европе «миграционный ад».

Стоит также отметить, что турецкий президент рискует поссориться не только с Европой, но и с США, которые также предостерегли его от чрезвычайно жестких мер. Кроме того, именно спецслужбы США Эрдоган сразу обвинил в причастности к попытке переворота. По его мнению, за ним стоит контролируемый ЦРУ оппозиционный Эрдогану исламский проповедник Фетхуллах Гюлен. Анкара вновь настойчиво потребовала его выдачи, причем в практически ультимативной форме, на что Вашингтон был вынужден ответить, что готов сделать это в том случае, если будут предоставлены доказательств причастности проповедника к попытке переворота.

Еще одним камнем преткновения послужила база «Инджирлик», начальник которой якобы оказался причастным к перевороту. База была закрыта и обесточена, взлет и посадка военных самолетов были запрещены. А ведь эта база — ключевой объект западной коалиции в войне против ИГИЛ*. К тому же на ней, по разным данным может находится около 50 водородных бомб B-61.

Поступившие во вторник сведения о якобы «исчезнувших» в ходе переворота 14 боевых кораблях также вряд ли добавит доверия командования НАТО к турецкому лидеру. Конечно, об исключении Турции из НАТО речи пока быть не может, тем не менее, Запад однозначно высказал свое недовольство. После провала путча в Турции виновников нужно привлечь к ответственности, но принципы демократии нарушать не следует, заявил госсекретарь США Джон Керри. В противном случае, предупредил он, это может угрожать статусу Анкары как члена НАТО.

Во время совместной пресс-конференции с главой внешней политики ЕС Федерикой Могерини госсекретарь США Джон Керри заявил, что США поддерживают избранные власти Турции, но призывают Анкару придерживаться «высочайших стандартов уважения к демократическим институтам страны и верховенства права».

«Мы поддерживаем меры по привлечению к ответственности преступников, совершивших переворот, но мы также призываем быть осторожными и не идти дальше этого, а также подчеркиваем важность поддержания демократического правления», — отметил Керри.

— Вопрос о членстве Турции в Евросоюзе всерьёз никогда не стоял на повестке дня, — напоминает старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ Вадим Трухачев.

— Слишком уж инородным телом Турция смотрелась бы в общеевропейском доме. Трудно себе представить, что многие европейские нормы вроде однополых браков или выведения религии из общественной жизни приживутся в турецком обществе. В ЕС придумывали самые разные уловки, чтобы не пустить в свои ряды почти 80-миллионную мусульманскую страну. Её опасались даже в то время, когда турецкая власть была вполне светской. С приходом же к власти исламиста Эрдогана вопрос окончательно отпал. И вся история взаимоотношений ЕС и Эрдогана лишний раз убеждала европейцев в своей правоте.

Евросоюз, скорее всего, поступит дипломатичнее: он приостановит переговоры о членстве Турции на неопределённое время. Нынешний политический кризис, безусловно, дал европейским чиновникам лишний довод для того, чтобы отказать туркам. И исламизм, и военные перевороты входят в прямое противоречие с современной европейской политической действительностью. И даже если представить себе, что следующий путч удастся, и у власти в Турции окажутся светски настроенные генералы или их ставленники, разговоры о её членстве в ЕС останутся только разговорами.

— Насколько эта ситуация выгодна для самого Эрдогана? Сможет ли отказ ЕС мобилизовать его сторонников и развяжет ли руки для дальнейшего укрепления авторитаризма в стране?

— В Турции большинство политиков, да и рядовых граждан уже поняли, что Евросоюз им не светит. Потому отказ европейцев в чём бы то ни было (даже в безвизовом режиме, который для многих турок стал бы крайне желательным) никакой роли здесь не играет. И сам Эрдоган, и его сторонники будут делать всё для укрепления его личной власти. Гайки продолжат закручивать, авторитаризм будет укрепляться. ЕС проявит недовольство, но его особенно слушать не станут. Другое дело, что установить чистую восточную деспотию вряд ли получится. Всё-таки многие турки уже привыкли к демократическим процедурам (пусть и усечённым, урезанным). И здесь для Эрдогана важно не перегнуть палку. Одно дело — сильный правитель с большими полномочиями, и совсем другое — султан с неограниченной властью. На последнее большинство турок едва ли согласится.

— Как насчет смертной казни? Вернет ли ее Эрдоган? Станет ли это поводом для торгов с Европой?

— Введение или невведение смертной казни может стать предметом торга. Другое дело, что сами европейцы откажутся здесь торговаться. На словах этот вопрос для них будет важен, на деле же они примут любое решение Турции. Но чтобы не совсем обострять отношения с ЕС, и не вступать лишний раз в конфликт с прозападной частью населения собственной страны (а она весьма немаленькая), Эрдоган, вероятно, примет некое промежуточное решение. Формально смертную казнь отменят, но введут мораторий на исполнение смертных приговоров.

— Откажется ли теперь Анкара от курса в Европу? Нужна ли вообще Европа со своими чуждыми Турции ценностями Эрдогану, который явно взял курс на строительство сильной ближневосточной державы и распространение влияния в регионе?

— Эрдоган и раньше не очень-то стремился в Европу — какими бы словами это ни обставлялось. Евросоюз с точки зрения является безоговорочно чуждым для турецкого президента, и для большинства турецкого общества. Просто теперь Эрдоган ещё меньше будет оглядываться на Евросоюз, и ещё отчётливее будет проводить линию на превращение своей страны в регионального лидера, на распространение своего влияния не только на Ближнем Востоке, но и на всех территориях, когда-то входивших в Османскую империю, и где живут тюркские народы. Он постарается укрепить влияние Турции и в Северной Африке, и на Кавказе, и в Средней Азии, и на Балканах… Вопрос в том, что поле для манёвра у него не очень велико — ведь он успел поссориться сразу и с Россией, и с Европой. Не всё гладко у него и с США, и с Ираном, и с Саудовской Аравией, и с Израилем. И даже если он с кем-то примирится — его политика будет вызывать подозрение у любого из партнёров.

— Гипотетическое сближение с Россией как-то повлияет на отношения Турции с западными союзниками, как с ЕС, так и с США?

— Сближение с Россией не будет носить долгосрочный характер — при такой политике Эрдогана наши интересы непременно где-либо столкнутся. Но ради того, чтобы позлить ЕС и США, он покажет сближение с Россией. Это, безусловно, вызовет раздражение на Западе, но едва ли привнесёт какие-то дополнительные штрихи к образу Турции и лично Эрдогана. Им на Западе останутся недовольными при любом раскладе — своим «парнем» он там не станет даже в том случае, если ещё раз вдрызг переругается с Россией. Ему в Европе не верят, и уже не поверят ни при каких обстоятельствах.

— Попытку путча многие интерпретируют как удачный повод для Эрдогана дальше «закручивать гайки», — говорит политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Но вместе с тем и жёсткое подавление мятежа даёт повод странам Запада пересмотреть свои договорённости с Анкарой. Конечно, сложившаяся ситуация заставляет президента Эрдогана больше внимания уделять внутренней политике. Но стабилизировать внутреннюю ситуацию в стране вполне возможно и за счёт нормализации отношений с Россией и Ираном, о которой недавно заявил Эрдоган. Если такая нормализация наступит и Анкара усилит сотрудничество с Москвой и Тегераном, например в сфере безопасности, то это только усилит Турцию на международной арене.

Все же ждать ли от Эрдогана закручивания гаек и ужесточения режима? Ведь этого не оценят на Западе? Или Эрдогану уже нечего терять и мнение Запада его не особо волнует?

— Эрдоган — один из немногих глав государств-членов НАТО, который может вести и ведёт независимую внутреннюю и внешнюю политику. Будучи опытным политиком, турецкий президент, конечно, не будет игнорировать мнение Запада по тем или иным внутрирурецким вопросам, но последнее слово всегда будет оставаться за ним. Имея основания полагать, что американские партнёры Турции, как минимум, знали о подготовке в стране государственного переворота, Эрдоган пересмотрит свои отношения с Вашингтоном. Разрыва не произойдёт, ведь за «закручивание гаек» и «недемократичную» внутреннюю политику Вашингтон и Брюссель уже несколько лет кряду критикуют Венгрию — существенно более слабого игрока, чем Турция. Но никаких санкций против страны не вводят, не говоря уже об исключении из НАТО.

— ЕС исключил безвизовый режим для Турции в этом году. Можно ли считать, что ворота ЕС теперь закрываются для Турции всерьез и надолго?

— Ввиду наплыва экономических мигрантов из мусульманских стран и, как следствие, повышения террористической опасности в Европе активно ведутся разговоры об отказе от принципа открытых границ. Многие британцы на недавнем референдуме проголосовали за выход из Европейского союза именно потому, что верили, что независимая Британия сможет вести собственную миграционную политику и лучше охранять собственные границы. В этой связи любые визовые послабления не только Турции, но даже Грузии с Молдавией вызовут понятную критику евроскептиков во всех странах ЕС, а Брюссель в настоящее время существенно больше боится именно роста популярности евроскептиков, чем обиды со стороны Турции.

— Какие еще меры против Эрдогана может применить Запад помимо отказа в безвизовом режиме? Чем Запад может ответить на гипотетическое укрепление авторитаризма в Турции и ответит ли?

— Турция слабее ЕС экономически, но сильнее — демографически. Президент Эрдоган неоднократно говорил о турецкой диаспоре в Германии и других странах Европы как о серьёзном инструменте турецкого влияния. Плюс не стоит забывать об огромном потоке экономических мигрантов из Ближнего Востока, которые попадают в ЕС именно через Турцию. В этой связи, на мой взгляд, для Брюсселя усиливать давление на Турцию может оказаться, что называется, себе дороже.

 — Какую цель преследует Эрдоган, раскручивая версию причастности американских политиков и ЦРУ к попытке переворота?

— Эрдоган, разумеется, не хочет гражданской войны. Поэтому неудачный переворот необходимо списать исключительно на подрывную деятельность внешних сил, а не на проявление законного недовольства некоторой части турецкого народа. Таким образом, достигается единение нации вокруг действующего президента.

— Некоторые эксперты уверены, что Турция всегда была в НАТО слабым звеном. Согласны ли вы с этим? Как теперь может измениться ее роль в альянсе?

— Следует вспомнить, что Турцию в 1952 году пригласили в НАТО, прежде всего, из характерных для Холодной войны опасений, что она сблизится с СССР, а через неё влияние Москвы сможет распространится на Грецию и Ближний Восток. Нынешняя ситуация оказывается очень похожей: в Вашингтоне опасаются, что в случае обострения отношений Анкара начнёт, так сказать, сепаратные переговоры с Москвой.

У Турции мощная армия, сильнейшая в Восточном Средиземноморье. Если предположить гипотетический сценарий выхода Турции из НАТО, то у альянса и, следовательно, у США в регионе вообще не остаётся союзников сопоставимого калибра. Это крайне некомфортная для Вашингтона ситуация, поэтому вряд ли подобный разрыв случится.

Отношения между Анкарой и Вашингтоном, безусловно, будут в течение всего президентства Эрдогана крайне натянутыми. Тем не менее, альянс Турции и НАТО — это брак по расчёту, а такие браки не обязательно должны быть счастливыми.

Дмитрий Родионов

Просмотров: 700
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Почему русские мало улыбаются? Русский язык будит генетику 3 Сороковника 7522 — История Древней Руси Ё и Е в русском языке Народные приметы и традиции славянских народов связанные с именами Почему балалайка в США под запретом?