Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Порошенко уйдут по схеме Кучмы Яков Кедми: Украина останется единой, но при другой власти Как бы юбилей Украины: и четверть века продолжается развал... Stratfor прогнозирует усиление России и дальнейший раскол на Западе
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Утомленные Майданом

За год на Украине число сторонников «евроинтеграции» упало, а сближения с РФ — увеличилось

За год количество украинцев, желающих примкнуть к ЕС, снизилось на 6%. При этом немного выросло количество сторонников Таможенного союза. Сторонников «евроинтеграции» по-прежнему остается больше половины, однако данные демонстрируют общую тенденцию — разочарование. Об этом директор фонда «Украинская политика» Кость Бондаренко рассказал в интервью киевскому журналу «Вести. Репортер», комментируя данные социологического исследования, проведенного фондом «Демократические инициативы» совместно с Центром Разумкова.

Если в прошлом году вступление в Евросоюз поддерживали 57% украинцев, то в этом — только 51%. При этом политолог убежден, что на самом деле эта цифра значительно выше, чем 6%. «Раньше, когда проводились исследования, учитывались настроения жителей Крыма и Донбасса, которые сейчас в экспертных оценках не участвуют. Поэтому реально можно говорить о 10−15% снижения. Это связано, в первую очередь, с завышенными ожиданиями Майдана. Люди рассчитывали на то, что после революции увидят активную борьбу с коррупцией, что страна получит безвизовый режим и т. д. Сегодня мы наблюдаем крах иллюзий, который наступает неизбежно, когда ожидания слишком высоки».

Бондаренко также прокомментировал рост числа сторонников евразийского вектора развития страны. По его мнению, разрыв связей с Россией провоцирует определенные настроения в юго-восточных регионах Украины, идущие вразрез с официальной позицией Киева.

«С одной стороны, мы наблюдаем рост в пределах погрешности, — отметил он. — С другой — здесь снова не учитываются Донбасс и Крым. Кроме того, надо понимать, что население Херсонской, Запорожской, частично Днепропетровской и Харьковской областей ориентировалось на сотрудничество с российскими экспортерами. И не забывайте, что целый ряд наших предприятий в области оборонки и машиностроения работали на российский рынок. Рабочие понимали, откуда у них появлялись деньги и почему эти деньги вдруг исчезли. Это тоже провоцирует определенные настроения».

При этом треть украинцев, согласно данным указанного исследования, не могут определиться с вектором развития страны. Бондаренко объясняет это не только инертностью и растерянностью, но и элементарным страхом.

«Некоторым все равно. Другая часть растеряна и не знает, как оценивать ситуацию. Наконец, очень много тех, кто боится говорить о своих предпочтениях. Я работаю с четырьмя социологическими компаниями, и социологи отмечают, что сегодня больше половины респондентов — до 60−65% — вообще отказываются отвечать на вопросы. Чего раньше не было. Люди опасаются, что они выскажут свое мнение, а завтра к ним придут какие-то радикалы и начнут выяснять, почему у них такие предпочтения, а не другие», — утверждает он.

Исходя из этого, Бондаренко убежден, что любая публикуемая на Украине социология не отражает реальных настроений в обществе: «Сегодня социологические данные больше говорят о тенденциях. Если же брать абсолютные цифры, то некоторые результаты приходится умножать или делить надвое».

При этом он считает неизбежным падение числа сторонников ЕС, в случае, если не будет серьезных изменений — например, безвизового режима, открытия рынков или хотя бы четкой «европерспективы» на ближайшие годы.

— Как я уже говорил, эта тенденция будет нарастать, — комментирует итоги опроса публицист и телеведущий Юрий Кот.

 — Одной из причин такого процесса наряду с антинародной политикой нынешнего украинского правительства является «прозрение» все большего числа журналистов и общественных деятелей, которые уже почувствовали, что жаренным запахло. Эти всегда держат нос по ветру и стараются впрыгнуть в новый поезд. Откровенно говоря, евразийский вектор для Украины перспективнее. Выбирая между третьесортный страной в ЕС или одной из ключевых в ЕврАзС, украинцы остановятся на лучшем варианте.

— Я не один год повторяю, что соцопросы у нас не показывают срез общественного мнения, а призваны формировать его, — говорит украинский публицист Мирослава Бердник. - Даже не само общественное мнение, а информационное представление о нем.

Число сторонников «евроассоциации» никогда не было больше числа сторонников Таможенного союза и сближения с Россией. Просто сторонники сближения с Россией — это, как правило, люди, занятые в реальном секторе экономики, а сторонники евроассоциации — работники СМИ, гуманитарии, сотрудники грантоедских организаций и студенты, т. е. люди, по умолчанию имеющие несопоставимые информационные возможности и доступ к СМИ. Эта небольшая группа, используя специфику СМИ последних лет, и задает тон.

Но, думаю, в связи с острыми противоречиями, возникшими на украинском политическом Олимпе, появились силы, заинтересованные в том, чтобы достоянием гласности стала реальная картина общественных настроений. И ее глашатаем стал как раз Кость Бондаренко.

«СП»: — По словам Бондаренко, многие боятся говорить о своих предпочтениях. Действительно ли на Украине настолько сильна атмосфера страха?

-А как вы думаете, если людей за высказывание собственного мнения могут убить, как Олеся Бузину, могут вынудить закрыть свои аккаунты, как это было со многими моими друзьями, которых заставили это сделать под угрозой репрессий на работе? Если могут безнаказанно избить на улице за георгиевскую или красную ленточку или громко сказанную фразу «гражданская война — это плохо». Могут безнаказанно организовать травлю любого заведения (хотя бы за использование русского языка) или человека. Это создает атмосферу страха или нет? Если 65% боятся высказывать свое мнение, то как вы думаете, оно отличается от господствующего и влияет ли такое количество отказов на погрешность соцопросов?

«СП»: — А как в дальнейшем будет меняться «соотношение сил»?

— Может, вы и удивитесь, но я уверена, что сейчас число сторонников сближения с Россией вряд ли меньше, чем оно было в начале 2013-го года, когда оно составляло около 60% по сравнению с 30% сторонников «евроассоциации» (это учитывая Донбасс и Крым). Напомню, что сразу после захвата власти хунтой, обслуживающие ее журналисты проводили эксперимент весной 2014 года: переодевшись в форму российских солдат и с автоматами, они прошлись по улицам нескольких городов «свидомого» пояса (Черкассы, Житомир и какие-то еще) и спрашивали дорогу к обладминистрации. И ни в одном городе никто из обывателей не позвонил в СБУ или милицию, наоборот, с удовольствием показывали дорогу. Думаю, это о реальной картине общественного мнения говорит больше, чем тенденциозные ангажированные соцопросы.

— На самом деле тут нет ничего сенсационного или неожиданного. «Еврооптимизм» сменяется «евроскептицизмом» по мере углубления экономического и военного кризиса и осознания все большими слоями общества того, что Украину в ее нынешнем виде в ЕС если и возьмут, то явно нескоро, — считает украинский политолог Алексей Блюминов. — А жить надо сейчас и решать актуальные проблемы сегодняшнего дня.

На этом фоне вполне очевиден небольшой рост интереса к альтернативе в виде Таможенного союза, однако этот рост незначителен, локализован географически. В общенациональном масштабе сторонники ТС представляют меньшинство, без Донбасса и Крыма у него нет шанса стать большинством. Гораздо больший рост демонстрирует тенденция распространения изоляционистских настроений. Мол, украинцы должны опираться, прежде всего, на собственные силы. Это своего рода защитная реакция на негативы неравноправной интеграции в сферу влияния ЕС, когда Украина больше теряет, чем получает.

«СП»: — Треть респондентов не определилась в векторе развития страны. Это много для страны, находящейся в таком положении, как Украина. Почему так много?

— Для украинских массовых настроений, особенно в центре и частично на Юго-Востоке страны, характерна амбивалентность, то есть тяготение одновременно к нескольким векторам развития, даже если они во многом противоположны. Это традиционная многовекторность, предполагающая борьбу за все хорошее, что есть на Западе и на Востоке, популярная до сих пор. При этом предполагается по умолчанию, что все недостатки ТС и ЕС мы «подарим дяде» и не испытаем их воздействия на себе. Наконец, не стоит забывать и о том, что для среднего обывателя, не перекормленного пропагандой сторон, совсем не очевидны преимущества ЕС или ТС. Это только глядя из России или из Европы с позиции адепта, кажется что тут «все ясно» и не требует дополнительного пояснения и популяризации. На самом деле, массовое сознание не углубляется в такие материи и больше озабочено теперешними трудностями и с опаской смотрит на иные варианты.

«СП»: — Насколько велика погрешность исследования?

— Цифры, приведенные Бондаренко, относительны. То есть, они дают представление о каком-то срезе массовых настроений, но полностью репрезентативными, конечно же, не являются. На Украине любая социология относительна. Наиболее адекватная социология — это результаты выборов. А страх, конечно же есть, но не думаю, что это настолько социологически значимая величина, чтобы полностью нивелировать значимость опросов.

«СП»: — Как, по-вашему, будет дальше развиваться соотношение сторонников «евроинтеграции» и сторонников сближения с Россией?

— Думаю, что при нынешних вводных уход России из Украины очевиден и является делом решенным. Соответственно, политика обрубания контактов с Россией во всех сферах будет продолжена при любом формате власти на Украине. Исключение составят те отдельные предприятия, которые уже принадлежат российскому капиталу и встроены в соответствующие производственные цепочки. Хотя я не исключаю, что из ряда отраслей российский капитал могут выдавить под предлогом «борьбы с агрессором». Это ритейл, телекоммуникации, связь, энергетика, банки. Но не только это. Дальнейшее схлопывание украинской экономики вполне может подтолкнуть часть российского бизнеса к уходу с украинского рынка по причине потери его привлекательности.

Скорее всего, в ряде критически важных отраслей кооперация и торговые отношения сохранятся. Например, энергетика, тепловая генерация, поставки угля. Но в среднесрочной перспективе доля этих связей будет неуклонно сокращаться. Например, дальнейшая деиндустриализация будет приводить к сокращению объемов закупаемого газа, электроэнергии и угля. Украинской экономике будущего уже не нужно будет столько. Таким образом, проблема экономических связей с Россией будет решена сама собой.

Но даже тот уровень проникновения российского капитала в украинскую экономику, который останется, совершенно не будет влиять на политический и гуманитарный курс Украины. Ситуация будет примерно такой, как в Грузии. Антироссийские эксцессы со временем схлынут, критически важное сотрудничество возобновится, но совершенно на другой основе. Россияне будут работать уже с отформатированной страной, ставшей полноценной периферией ЕС. Что касается европейской интеграции, то она, так или иначе, будет идти. Намеченная приватизация остатков госсобственности пройдет в интересах европейских (и частично американских) компаний. Европейцам в управление отдадут и часть государственных функций (например, таможню). Американские компании уже заявили о своем интересе к инвестированию значительных средств в украинский агарный сектор — это то, что будет развиваться в ближайшее время и точно не умрет…

Дмитрий Родионов

Просмотров: 744
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Луна - искусственный объект Надпись на древнерусском языке на южной стене притвора внутри пирамиды Унаса 7 секретов русского приветствия Тайны подземных городов Уроки Древлесловенской азбуки Только в русском из трёх букв можно составить... настоящее предложение!