Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Так говорил Шуляк: раздача "Калашниковых", деньги от Кличко, снайперы в "Украине" Украина уже аплодирует перевороту, а майдауны прячутся от ответственности Кто остановит донецкую войну? Порошенко уйдут по схеме Кучмы
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

В коалиции с врагом

Как выстраивать наши отношения с НАТО после удара по Су-24?

Посол Российской Федерации во Франции Александр Орлов в интервью радиостанции Europe 1 заявил, что несмотря на уничтожение Турцией российского бомбардировщика, Москва все равно выступает за идею широкой антитеррористической коалиции с западными странами.

«Коалиция может иметь различные формы. Первая — координация, и это необходимо, но мы готовы идти дальше, вместе планировать нанесение ударов по позициям ИГ * и создать с этой целью единый генеральный штаб с участием Франции, США и всех стран, готовых участвовать в коалиции», — сказал дипломат. На вопрос журналиста, как Москва отнесется к участию в такой коалиции Турции, Орлов ответил: «Если они хотят, конечно, мы будем им рады».

Не исключено, что это заявление было сделано накануне визита в Москву президента Франции Франсуа Олланда, который должен состояться в четверг, 26 ноября. В то же время, военные настроены не столь дипломатично. Генштаб РФ сообщил, что контакты с Турцией по военной линии будут прекращены, а премьер-министр Дмитрий Медведев отметил, что Анкара нанесла очень серьезный удар двусторонним отношениям. Нельзя не вспомнить и о том, что президент РФ Владимир Путин назвал уничтожение самолета «ударом в спину» от «пособников террористов», а позднее его пресс-секретарь Дмитрий Песков выразил сомнения в том, что Турция серьезно настроена на борьбу с «Исламским государством».

В то же время, Песков отметил, что это не относится к другим членам антитеррористической коалиции. Отвечая на вопрос о том, как инцидент с самолетом повлияет на сближение стран для создания альянса против ИГ, Песков сказал: «Это, наверно, надо спрашивать у наших возможных партнеров по коалиции, важна их оценка произошедшего. Президент неоднократно говорил, что полностью эффективной борьба с терроризмом в Сирии не может быть без создания широкой коалиции — об этом он говорил и с трибуны Генассамблеи ООН и по другим случаям».

То, что США могли быть в курсе «операции» турецких истребителей, тоже не добавляет шансов на создание совместной коалиции. Как рассказал министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, США обычно просят партнеров по коалиции просить согласие на использование самолетов американского производства. Поскольку Су-24 был сбит американским F-16, Лавров поинтересовался, дал ли Вашингтон согласие на уничтожение российского самолета.

Несмотря на визит Олланда, сейчас формирование широкой коалиции выглядит недостижимо, как никогда. Кстати, после уничтожения бомбардировщика Олланд и президент США Барак Обама, которые как раз проводили встречу, вместо того, чтобы выразить соболезнования, призвал Россию сосредоточиться на ударах по ИГ, а не по «умеренной оппозиции» (которая расстреливала в воздухе беспомощных пилотов). Олланд, правда, отметил, что «с учетом военных возможностей России и, учитывая влияние России на режим Асада, сотрудничество с их стороны было бы чрезвычайно полезным, чтобы добиться прекращения гражданской войны в Сирии и сосредоточить все наше внимание на борьбе с ИГ».

— Коалиция формально еще возможна, но после инцидента с нашим бомбардировщиком недопонимание между союзниками по борьбе с ИГ значительно выросло, — говорит политолог, декан факультета «Социология и политология» Финансового университета Александр Шатилов. — Не думаю, что возможно участие в этой коалиции Турции, несмотря на то, что она выразила абстрактные соболезнования по поводу сбитого самолета. Судя по всему, российские власти хотят как-то наказать Турцию, да и ситуация требует этого.

Ко всему прочему, Россия выступает сейчас в качестве пострадавшей стороны и может выдвигать какие-то условия потенциальным партнерам по коалиции. Не исключаю, что российское руководство отказалось от более жестких действий против Турции, чтобы после этого инцидента получить большую свободу рук в Сирии. Мы уже усилили свое присутствие в этой стране, подтянули туда комплексы С-300 и С-400, то есть наши позиции на сирийском театре боевых действий упрочились.

С другой стороны, Турция внесла определенный разлад в Североатлантический альянс. Далеко не все желают военного столкновения с Российской Федерацией. Поэтому некоторые члены НАТО осудили Турцию — кто-то в кулуарах, а кто-то и публично, как Греция. Эрдоган не только серьезно навредил экономическому развитию Турции, но и способствовал возникновению разногласий в рядах НАТО. Его, мягко говоря, агрессивные и импульсивные действия не поддержали большинство стан альянса. Поэтому коалиция с Западом все еще возможна, но это будет коалиция без доверия, скорее технического плана, нежели стратегического.

«СП»: — А визит Олланда в Москву может как-то повлиять на ее формирование?

— После терактов в Париже Франция заняла довольно конструктивную позицию и в сирийском конфликте, и в отношениях с Москвой. Думаю, между нами возможны контакты. Франция служит своеобразным мостиком между Россией и Североатлантическим альянсом. Насколько можно судить, между нами налажено даже некоторое боевое взаимодействие. Но что касается наших отношений с США и Турцией, никакого доверия здесь быть не может. Тем более что, как полагают многие, Турция, как и Украина, стремится задирать Россию во многом с подачи Соединенных Штатов.

Глава Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, генерал-полковник Леонид Ивашов убежден, что коалиция с западными странами будет изначально нежизнеспособна.

— Если мы привлечем западные страны в эту коалицию, у нас будут разные цели и задачи. Они войдут с условиями, которые определят американцы. А американцы определяют, что главная цель и угроза международной безопасности — это не ИГ, а президент Сирии Башар Асад. И даже вчера президент США Барак Обама, вместо того, чтобы выразить сожаление или соболезнования, обвинил Россию в том, что она сосредотачивается на поддержке Асада.

Думаю, если натовцы войдут в коалицию с Россией, это нельзя будет назвать настоящим союзом. Тем более, если к ней присоединяться турки, с территории которых осуществляется агрессия против Сирии, которые хорошо зарабатывают на войне и мечтают прибрать к рукам часть сирийских территорий, если эта страна рухнет.

Я против того, чтобы брататься с натовцами. Координировать военные действия, как мы делаем, например, с французами, необходимо. Но создавать совместный штаб — это лишнее. У меня есть личный опыт подобных мероприятий. Мы пытались проводить совместные учения со странами НАТО, но стоило кому-то из западных военных или чиновников выразить несогласие, все проваливалось. С натовской русофобией дружить не получится.

«СП»: — Что же стоит за заявлением нашего посла во Франции?

— Возможно, это дипломатический ход. Дипломаты говорят то, что им положено, но военные должны более строго подходить к защите жизней мирных граждан и своих военнослужащих. Представьте, что мы создаем объединенный штаб с западными странами. Мы наносим удары по Свободной сирийской армии, так как считаем их боевиками с вооружениями и тяжелой техникой. А другие члены штаба заявляют, что их атаковать нельзя, нужно наносить удары только по ИГ. И что дальше? Совместных действий с такой разницей в подходах у нас не получится. Уж тем более с турками, которые вообще совершили против нас акт войны, заслуживающий равнозначного ответа. Они сбили наш бомбардировщик, а потом будут совершать совместные вылеты с нашими самолетами? Это невозможно.

Профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ Андрей Манойло полагает, что широкая антитеррористическая коалиция в том или ином виде все же необходима.

— Во-первых, нужно понимать, что у России друзей нет. У нас есть только партнеры, причем такое партнерство зачастую носит временный характер, потому что у каждой из сторон есть свои интересы. Тем не менее, это не ставит крест на возможной коалиции.

«СП»: — Разве?

— События, случившиеся вчера, не меняют стратегические цели и задачи по борьбе с международным терроризмом. Наш посол во Франции совершенно правильно отметил, что невозможно уничтожить международный терроризм без создания международной коалиции, в которой должны объединиться и Европа, и Россия, и США, забыв свои противоречия. Я считаю, что создание такой коалиции по-прежнему возможно.

Но уничтожение нашего бомбардировщика сместило акценты во взаимоотношениях стран, которые так или иначе участвуют в урегулировании сирийского конфликта. Турция, которая провела акт открытой военной агрессии против России, обязана определиться, на чьей она стороне. Долгое время сохранялась ситуация, когда турецкие власти тайно поддерживали исламистов, снабжали их оружием, покупали у них нефть, то есть выстроили теплые партнерские отношения, но внешне заявляли о своей приверженности борьбе с терроризмом. Раньше Запад закрывал на это глаза, да и Россия делала вид, что не замечает двойной игры Турции.

Но вчерашние события сделали продолжение такой политики невозможным. Анкара должна определиться, кого она поддерживает. Этого будет требовать от нее и Москва. Если турецкие власти заявят, что готовы выступить против терроризма, они должны будут прекратить всяческую поддержку и контакты с ИГ, в том числе в вопросах закупки нефти. Если Турция публично сделает это, восстановление отношений не исключено.

«СП»: — Но ведь Анкара не признает наличие этих связей?

— Эти связи Турции ни для кого не секрет, как и связи с исламистами Саудовской Аравии и Катара. Доказательств более чем достаточно. Турецкие власти прекрасно знают, что это секрет Полишинеля. Но невозможно сидеть на двух стульях до бесконечности.

Судя по тому, как вчера проходила конференция НАТО, союзники были не в восторге от положения, в которое их поставила Турция. Анкара, скорее всего, согласовала свои действия с Вашингтонам, но не поставила в известность других членов альянса, за исключением, может быть, его главы Столтенберга. Для многих европейских стран этот эпизод стал очень неприятным сюрпризом. Они не хотят, чтобы Турция втянула их в открытый конфликт с Россией.

Хотя понятно, что НАТО покрывает Анкару, принимая на веру ее голословные утверждения о том, что российский самолет нарушил ее воздушное пространство. Это подтверждает, что в случае необходимости альянс готов следовать пятой статье устава, которая говорит, что агрессия против одного члена расценивается, как агрессия против всех. Но пока что делает это неохотно. Не зря даже Столтенберг сказал, что Турция должна сначала попробовать сама разобраться с этим эпизодом без участия НАТО. Анкара поставила альянс в очень неудобное положение этой провокацией.

Мария Безчастная

Просмотров: 1251
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русы в Узбекистане - люди второго сорта Старые державы славян. Докиевский период былого народа нашего Что мы празднуем 23 февраля и 8 марта? Как историки сочиняли Монгольскую империю Поведение славян в бою Кубанский ученый разработал технологию печати солнечных панелей на принтере