Все эти нарушения, как говорится в решении суда, выразились в частности в том, что не было подготовленного ко второму чтению проекта закона, не было обсуждения законопроекта во втором чтении, многие депутаты отсутствовали во время его принятия, хотя значились присутствующими, голосование чужими карточками и блокирование депутатами выступающих. Таким образом, этот закон отменен.

Все эти перипетии вокруг закона связаны с тем, что, таким образом власть руками «Свободы» хочет отменить повышение статуса русского языка, который был законодательно узаконен этим законом, который был инициирован депутатами-регионалами Сергеем Киваловым и Вадимом Колесниченко.

Издание Ukraina.ru попросило прокомментировать решение Конституционного суда и его последствия Вадима Колесниченко

Вадим Колесниченко: Националисты не развивают украинский язык, а уничтожают все остальные

— «Закон об основах государственной языковой политики», автором которого я был, прожил на территории Украины 6 лет и действительно принес огромную пользу в плане права использования и защиты своего родного языка.

Сам проект закона готовился около четырех лет. Окончательный вариант был одобрен Кабинетом министров Совета Европы и Венецианской комиссией. Оснований для того, чтобы не дать внести на голосование в Верховную Раду, не было по одной простой причине: этот законопроект был реализацией международных обязательств Украины, которые она на себя взяла, ратифицировав в 1999 году Европейскую Хартию региональных языков и языков меньшинств.

Не случайно были «военные действия» на момент принятия этого закона — «мовный майдан». Не случайно его попытались отменить в феврале 2014-го. Это, по сути, привело к взрыву ситуации на Украине. Испугавшись, тогдашняя власть не подписала закон об отмене или запрете данного закона, а через социал-националистическую партию «Свобода» Олега Тягнибока обратились с запросом в Конституционный суд.

Регламент Конституционного суда говорит о том, что судебное производство в Конституционном суде ведется по срочным делам не более двух лет, а по другим — не более года. Мой же закон в Конституционном суде находился 5 лет. Причина очень простая: при всей ангажированности судей Конституционного суда, они все-таки были уважаемыми людьми и не могли проголосовать за то, чтобы данный закон был аннулирован.

Но только после того, как четыре дня назад Петр Порошенко назначил новых двух судей Конституционного суда. Один из них пан Сергей Головатый, слуга всех господ. К каким он только политсилам не примыкал, причем самых диаметральных политических и идеологических позиций, в том числе был и членом нашей фракции Партии регионов.

Он в своё время хотел быть судьей Европейского суда от Украины. Он специально ездил в ЕС, у него там было много связей, и организовывал компанию против нашего проекта закона. Так вот голоса этих двух новых судей, которым, как я полагаю, дали на это полномочия, позволили принять решение, но не по сути самого закона, что меня радует и веселит, а по процедуре принятия закона. Конституционный суд говорит, что была нарушена процедура голосования за этот закон об основах языковой государственной политики. Откровенно говоря, тут и смех, и грех — хочется и плакать, и смеяться.

— Какие будут последствия у этого решения Конституционного суда?

— Первое, украинский Конституционный суд вскрыл ящик Пандоры, после чего можно отменить все законы, которые на Украине принимаются в Верховной Раде, потому что нарушена процедура голосования. По сути, все законы, которые принимались на Украине, часто принимались с нарушением процедуры, потому что всегда есть оперативная необходимость для их принятия.

Но это уже их проблема. Я не знаю, как они из этого будут выходить.

Но есть и другая проблема. Дело в том, что принятие закона об основах языковой политики отменило закон СССР и УССР о государственном языке, который, по сути, определял обязательное использование русского языка на территории Украины.

Теперь же отменив использование закона об основах государственной языковой политики, Верховная Рада, по сути, вернулась к исполнению языкового закона УССР. Как они будут из этой ситуации выходить, я, честно говоря, тоже не знаю.

Как это так называемая европейская страна, которой в декабре прошлого года специальная резолюция ПАСЕ указала на необходимость отмены закона об образовании, который идет в разрез с требованиями Европейской языковой Хартии и европейских норм по защите прав человека.

Парламентская резолюция Совета Европы в январе этого года четко и однозначно указала, что право на использование родного языка является одной из основных базовых ценностей ЕС.

И как теперь националистические деятели Украины, которые не развивают свой украинский язык, а уничтожают все другие языки, будут защищать перед европейским сообществом умышленное нарушение права человека на использование своего родного языка?

Александр Чаленко