Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Керченский мост подорвать не смогли — и тогда взорвали детей Политическое Обозрение: Новости за 17 октября 2018 (7527) Почему Путин не предотвратил автокефалию УПЦ Америка отжимает у России и Ирана сирийскую нефть
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Валентин Катасонов: Спекулянтам нужно обвалить рубль до 80-85 за доллар

Россию вошла в топ-5 лидеров по экономической преступности, сравнявшись по этому показателю с Угандой. Это следует из отчета аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PwC) «Противодействие мошенничеству: какие меры принимают компании?»

Чаще, чем в России, констатирует PwC, компании сталкиваются с экономическими преступлениями только в трех странах — Франции, Кении и ЮАР (Россия как раз делит четвертое место с Угандой). В предыдущем исследовании, которое проводилось в конце 2015 года, Россию опережали целых семь стран.

На этот раз аналитики PwC охватили 54 страны. Для исследования 2018 года в России было опрошено 210 компаний. Как оказалось, в 2016—2017 годах у нас резко возросло число компаний, которые столкнулись с экономическими преступлениями. Двумя годами ранее о фактах мошенничества сообщили 48% российских респондентов, на этот раз — 66%.

Как в России, так и в мире самый распространенный вид экономического преступления — незаконное присвоение активов. Однако в РФ этот вид мошенничества отметили 53% опрошенных компаний, в мире — 45%. На втором месте в российском рейтинге преступлений — взяточничество и коррупция — 41%. В остальном мире компании сталкиваются с коррупцией куда реже — 25%. На третьем месте — мошенничество с закупками товаров и услуг. Его отметили 35% российских респондентов, что также выше среднемирового значения (22%).

Как отмечают в PwC, основной ущерб бизнесу от экономических преступлений заключается в финансовых потерях и утрате активов. В России 22% респондентов из числа компаний, столкнувшихся с экономическими преступлениями в 2016—2017 годах, указали, что понесенный убыток от этих преступлений превысил $ 1 млн. Для 41% убыток не превысил $ 100 тыс.

Что любопытно, в России почти половина респондентов указали, что среди мошенников преобладают сотрудники их же компаний (48%). Экономические преступления совершают преимущественно руководители среднего звена (47% в России, 37% в мире). За последние два года в РФ увеличилась доля мошенников среди руководителей высшего звена — с 15% до 39%. Руководители младшего звена совершают 14% преступлений.

В исследовании PwC также приводит ожидания российского бизнеса в отношении угроз, с которыми они могут столкнуться в ближайшие два года. В четверку главных вошли мошенничество при закупках товаров и услуг (16%), киберпреступления (15%), взяточничество и коррупция (15%) и незаконное присвоение активов (9%).

Принципиальный момент: в исследовании PwC квалифицируют действия как преступления сами компании-участницы опроса, а не правоохранительные органы. Соответственно, эти действия не обязательно оформлены как уголовные дела.

Напротив, с точки зрения Генпрокуратуры РФ тренд выглядит противоположным: по официальной статистике, число экономических преступлений в России снижается с 2015 года (112,4 тыс.), и в 2017 году составило 105 тыс.

Что стоит за рейтингом PwC, чего ждать российской экономике?

— PwC — аудиторская компания, которая тесным образом связана с ведущими международными рейтинговыми агентствами, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — По сути, PwC и рейтинговые компании действуют в тандеме, хотя нигде этого не афишируют. Поэтому я всегда напрягаюсь, когда появляются исследования PwC вроде нынешнего. Я понимаю, что это не просто способ аудиторов удовлетворить любопытство. Это всегда инструмент — воздействия чего-то на что-то.

С моей точки зрения, исследования аудиторов затем используются рейтинговыми агентствами, чтобы в какую-то сторону изменить оценку конкретной страны и ее компаний. И судя по выводам PwC, в ближайшее время рейтинговую оценку России будут понижать.

— Нас действительно можно поставить на одну доску с Угандой в сфере экономических преступлений?

— С помощью подобных опросов, на мой взгляд, невозможно проводить корректное сопоставление стран. Компании, опрошенные PwC, могут более-менее объективно говорить о динамике процессов только в своей собственной стране. Но даже при измерении динамики крайне желательно использовать один и тот же круг респондентов, чего PwC не делает (сейчас ее аналитики опрашивали 210 российских компаний, двумя годами ранее -120).

А уж международные сопоставления и вовсе можно делать только на опросах компаний, которые работают в десятках стран. Только их сотрудники могут сопоставлять ситуацию в сфере экономических преступлений в России с ситуацией в Уганде или, к примеру, Великобритании.

Так что рейтинг PwC — с точки зрения объективной оценки — просто блеф.

— То есть, Генпрокуратура РФ ближе к истине?

— PwC — по крайней мере, в оценке ситуации в России, — правильно обозначает тренд. Другой вопрос, чтобы почувствовать общее ухудшение в сфере экономических преступлений, не нужно проводить масштабных исследований.

Что до статистики наших правоохранительных органов — они стараются показать, что работают в поте лица, только и всего.

— Вы считаете, PwC своим исследованием отрабатывает конкретный заказ?

— Да, причем ситуация может оказаться сложнее, чем представляется на первый взгляд. Рейтинговые агентства, по сути, манипулируют финансовыми потоками. И сейчас, не исключаю, они готовятся обвалить рубль.

Судите сами. Чтобы всерьез обвалить национальную валюту, необходимо прежде накачать страну иностранным капиталом. А в России даже сегодня, по моим данным, находится значительное количество иностранного капитала, поскольку именно в РФ он зарабатывает серьезные деньги.

Исследование PwC, и последующее снижение рейтингов РФ, может стать для этого капитала сигналом «срочно на выход!» В итоге, рубль неизбежно покатится вниз.

— Насколько сильно обвалится рубль, если капитал побежит из России?

— О масштабах грядущего обвала, на мой взгляд, можно судить по событиям 9 апреля. Тогда, напомню, обвинения в адрес РФ со стороны США, заявивших об ответственности Москвы за химудар в Сирии, обвалили российскую валюту. Всего за три часа торгов, из-за риска введения новых санкций, курс доллара на Московской бирже подскочил до 59,8 рубля за доллар, а курс евро превысил 73 рубля.

К середине дня индекс Московской биржи, отражающий стоимость 46 крупнейших российских компаний, рухнул на 9,31%. Входящие в него бумаги суммарно подешевели на 834 миллиарда рублей, поставив рекорд с 3 марта 2014 года, когда парламент Крыма объявил о проведении референдума о присоединении полуострова к России.

Так вот, эти апрельские события, я считаю, были лишь прологом к грядущему обвалу. Пробный шар, на мой взгляд, понадобился Западу, чтобы протестировать реакцию денежных властей РФ. И они убедились: каналы вывода капитала из российской экономики никто перекрывать не собирается. Если так, можно без риска начинать играть по-крупному.

И здесь надо понимать: обвал — это не снижение курса доллара на 3−4 рубля. Чтобы международные спекулянты смогли хорошо заработать на российской валюте, ее нужно обвалить до 80−85 рублей за доллар.

Я считаю, некоторые признаки — в том числе, исследование PwC, — свидетельствуют о том, что сейчас идет подготовка именно к такому сценарию.

Просмотров: 394
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Чем совесть Русов отличается от совести других народов? Волхвы-воины - предки казаков Чем полезна красная свекла Амазахи - белый север Африки Бог Ярило Обувь у древних славян