Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Мир над пропастью: Опубликованы жесткие прогнозы на 2017 год Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525) Догнать и перегнать весь мир 25 лет без СССР. Леонид Кравчук – гробовщик Украины
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Вашкевич о печках-лавочках

Ни пуха ни пера
Бить баклуши
Плевать в потолок
Печки-лавочки
Танцевать от печки
Бросать камни в чей-нибудь огород
Во всю ивановскую

Речь пойдет о тех историях, которые придумывают филологи специально для того, чтобы оправдать алогизмы или объяснить непонятные места русской фразеологии. Примером такой истории может служить выдумка про козу-мальчика, сопровождавшего медведя, о которой мы говорили в начале.

Доброе пожелание ни пуха ни пера тоже имеет такую историю. Считается, что это “первоначально пожелание удачи охотнику, высказанное в отрицательной форме, чтобы не сглазить, если пожелать прямо удачи” [24]. В доказательство приводятся примеры из художественной литературы. Мастера слова на то и мастера, чтобы мастерски обыгрывать разные там фразеологические обороты.

Меня удивляют мои коллеги, которые художественный вымысел принимают за исторические свидетельства. Достаточно написать ни пуха ни пера арабскими буквами, как сразу становится ясно, что писатели занимаются тем, чем и должны заниматься, то есть создавать художественные вымыслы, над которыми обливалась бы слезами читающая публика.

По-арабски НФХ НФР означает “дуть в горн, т.е. трубить победу”. Нет здесь ни пуха ни перьев. На худой конец можно было бы и согласиться с охотничьей версией.

Но она совсем не объясняет, какое касательство к этой истории имеет черт. Как бы мы ни понимали выражение, зачем к черту-то посылать хорошего человека в ответ на его доброе пожелание?

Заметьте, что никто при этом не обижается, хотя при других обстоятельствах адресант мог бы и по физиономии заработать. Вот что значит загадочный русский характер! Ну, что ж, придется разбираться с нашим чертом.

Многие черти нами уже разгаданы, а такого в коллекции еще нет. Но напишем и его арабскими буквами, получим КСРТ, что значит “куда мне”, “мне это не под силу”. Буква К здесь не предлог, как думают те, кого посылают, а корневая. Фраза, хотя на первый взгляд и ругательная, на поверку оборачивается, как мы видим, совершенно безобидной, потому люди и не обижаются. А говорят ее, действительно, чтобы не сглазить, сами-то в душе надеются на удачу.

Куда мне, кстати, тоже идиома, хотя в нашем фразеологическом словаре как ее ни ищите, не найдете, филологи, видать, так привыкли к абсурду, что уже больше его и не замечают. Он для них стал нормальным состоянием сознания. Переведите, однако, это выражение буквально на любой иностранный язык, никто и не поймет, о чем идет речь.

А речь здесь вот о чем. Если написать вот так: КД МНИ, то стоит добавить после Д едва слышимое придыхание, как фраза приобретет такой смысл: “мне это дело не под силу”. Это на сирийском диалекте. Египтяне ее произносят так: ана муш кадда(х). Это уже совсем не похоже на наше изречение, хотя фраза та же.

Совсем курьезный случай получился с оборотом бить баклуши. Великий наш писатель Толстой Л.Н. мастерски, как и полагается великим, обыграл этот оборот в сказке под названием “Водяной”: “Стал мужик из осиновых чурбанов баклуши бить. Много набил, целую кучу. Пришел водяной и удивился: — Что это ты вытворяешь? — Баклуши бью, как приказали, — А на что мне баклуши? Почесал мужик спину: — Ложки из них делать”.

Именно так и объясняют филологи этот фразеологический оборот. Мол, битье осиновых баклуш - заготовок для ложек — настолько было пустяковым делом, что вошло в поговорку в качестве указания на пустое времяпрепровождение. И на Льва Николаевича при этом ссылаются.

 

Однако, во-первых, каким бы легким ни было это занятие, это все-таки труд, причем довольно монотонный и оттого еще более тягостный, и, как всякий труд, легким может показаться только праздно глазеющим со стороны.

А во-вторых, и это главное, я полагаю, что этих самых осиновых баклуш никто никогда не видел. Стоит лишь написать выражение арабскими буквами, как сразу становится ясным, что не об осиновых баклушах здесь речь.

Первое слово бить — это замаскированный арабский глагол ЪБТ “играть, теребить”. Вы чувствуете, дорогой читатель, что дело к праздности идет? Далее следует Б — предлог управления вышеупомянутого глагола. Чем же играет праздный человек? Оказывается, каляви это анатомические яички. Вот вам и баклуши! В конце выражения видим ши арабская частица со значением “немного”, которая соответствует русской глагольной приставке по с этим же значением. То есть не играет, а поигрывает.

Короче говоря, бить баклуши — от арабского. Наша поговорка рисует, оказывается, тот же образ, который запечатлен в другой пословице: когда коту делать нечего, ... он бьет баклуши.

Кстати, когда речь идет о праздности, еще употребляют оборот плевать в потолок. Если понимать поговорку буквально, то речь должна в ней идти скорее об идиотизме. Кто сомневается, попробуйте плюнуть сами в этот потолок. Это все равно, что мочиться против ветра. Ясно, что никакой истории на этот случай филологи не сочинили, слишком уж фантастична ситуация.

Понять, о чем эта русская поговорка, нам опять поможет арабский. Сразу ясно, что потолок — это не потолок, фи талака по-арабски значит “на свободе”, то есть в данном случае, когда делать нечего. Так чем же некоторые занимаются, когда делать нечего? Оказывается, корень ФЛВ, о котором мы думаем, что это плевать, означает “искать паразитов”. Этот образ тоже списан с кота или собаки. И в русском языке есть слова от этого корня, например, полоть. Разница лишь в том, что наше слово означает избавление от растительных паразитов, сорняков, а его арабский аналог — от насекомых.

Чтобы объяснить печки-лавочки “близкое, короткое знакомство с кем-либо”? в одной умной книжке напечатано несколько страниц мелким шрифтом, где приводится описание устройства русской избы с серьезным научным обоснованием места этих элементов конструкции в жизни простого крестьянина.

В заключение делается глубокомысленный вывод о том, что лавка и печь являлись мерилом благосостояния семьи, а потому перед женитьбой исполнялся обряд смотрин лавочек. И коль скоро печки-лавочки — символы повседневного житья-бытья, то неслучайно они означают то, что означают, то есть близкие отношения.

В ученом мире многословие воспринимается почему-то как свидетельство знания. У них даже в открытую это и оговаривается. Кандидатская диссертация должна содержать столько-то страниц, докторская, понятно, побольше. Я бы сказал, что дело обстоит как раз наоборот, многословие, как было сказано, — верный признак малознания. Что же касается смотрин лавочек, то этот обычай граничит с идиотизмом. Я понимаю, любимый наш герой — дурак, но не до такой же степени.

Вот короткое объяснение печек-лавочек. В арабском есть пословица линнасаб фусул ва-усул [21], буквально “сродственные связи имеют ветки и корни”, то есть разветвленные и разнообразные бывают. Арабский эмфатический С, как уже говорилось, дает в русском Ч, вот и получается ПЧЛВЧЛ. Если учесть, что ВСЛ и ВСЙ в смысле "соединение" — синонимы, то последний Л в этом ряду согласных необязателен. Получаем, таким образом, ПеЧи-ЛаВоЧки. Согласные нашей поговорки копируют согласные арабской с примерно таким же смыслом.

В нашей поговорке близкое знакомство уподобляется сродству. При старом деревенском укладе жизни эти отношения трудно различать. В деревне все близко знакомые и почти все родственники. Как видите, десятка строчек достаточно для объяснения этого оборота таким образом, чтобы он не противоречил ни здравому смыслу, ни логике, ни употреблению.

Коль скоро речь зашла о печках, грех не вспомнить оборот танцевать от печки, тем более что историю о его происхождении придумали красивую. Раскопали таки этимологи, что еще в прошлом веке некий писатель в своем произведении описывает этот обычай начинать танец от печки.

Герой повести, возвращаясь с чужбины на родину, задумывается над своей жизнью, которую придется начать как бы сначала. По аналогии в голове его возникают воспоминания детства, когда его, мальчика, учили искусству танца. Начинать надо было непременно от печки. В таком случае вся площадь комнаты оставалась в распоряжении танцующих (?).

Если этот вымысел и может вышибить слезу, так только из жалости по поводу отсутствия в голове у писателя начатков логического мышления. Спрашивается, если начать танец от окна, куда денется половина или сколько там площади комнаты? Впрочем, жалко и тех филологов, которые не поленились перерыть все написанное за два века, чтобы найти, наконец, этот жалкий вымысел и выдать его за документальное подтверждение того, что такой обычай, действительно, имел место.

Чтобы правильно понять происхождение выражения, надо знать, что у арабов есть обычай начинать празднество с простейшего танца, называемого ад-дабка, откуда идет выражение ракас ад-дабка“танцевать дабку”. Я не знаю, достаточно ли ясно осознается арабами символика этого танца как начала вообще, но в учебниках для школьников, где помещается текст о дабке, танце, с которого начинается празднество, сообщается также, что во время танца кукарекают находящиеся поблизости петухи.

Петухи там оказались не случайно. Наш русский петух, написанный арабскими буквами, дает слово фатух“открывающий, начинающий”. От этого же корня идет арабское название увертюры. Почти так же называется первая сура Корана: аль-фатиха. Похоже, что танец дабка несет ту же символическую нагрузку, что и петух.

Наше танцевать от печки возникло так. Арабское название танца ад-дабка оказалось созвучным русскому “от топки”, которое заменилось более логичным в новом осмыслении: “от печки”. Вот и все дела. Самое любопытное здесь то, что название арабского танца идет от русского слова топка, только не от слова топить (дровами), а от слова топать (ногами). Движения танца настолько просты, что и в самом деле все сводится к “топке”.

Бросать камни в чей-нибудь огород объясняют так: это выражение восходит к зловредному обычаю бросать в сад или огород своего врага камни, чтобы сделать землю неудобной для обработки. Да уж. Более зловредный обычай трудно и выдумать. Представьте себе мужика, который ходит во чистом поле собирает камни, чтобы потом набросать их в огород своего заклятого врага. Нарочно не придумаешь. Так ведь эта вражья сила потом всю жизнь будет ему благодарна за то, что тот бесплатно насобирал и доставил в хозяйство столько полезных камней. Ведь в. хорошем хозяйстве камень, как и гвоздь, на дороге не валяется.

Вот мое объяснение. Выражение восходит к восточному обычаю побивать камнями виновного. Бросать в человека камень, значит, считать его виновным, обвинять его. В арабском есть даже специальный корень РГМ “забрасывать виновного камнями”, от него — аргуму “я бросаю камни”. Отсюда судебный латинский термин аргумент “пункт доказательства вины”. Ну, а огород — просто маскировка семантического повтора. Это слегка искаженное арабское ХГАРТ “камни”.

Во всю ивановскую — выражение, которое объясняют через якобы пропущенное здесь слово площадь или колокольня. Мол, существовала площадь под именем Ивановская, на которой глашатай объявлял царские указы. Площадь была большой, отчего глашатаю приходилось кричать во всю мощь, чтобы вся площадь слышала. Накопилась уже большая мифологическая литература по вопросу происхождения фразеологизма.

Но вот В.М. Мокиенко в книге “Образы русской речи” после тщательного анализа всех контекстов, в которых употребляется это выражение, пришел к выводу, что пропущенным словом оказалось сила либо мощь. В этом случае ивановская означает русская.

В.М. Мокиенко оказался прав, хотя не знал одного обстоятельства. Сравнение с арабскими корнями показывает, что в данной идиоме ничего не пропущено, а слово всю соответствует арабскому корню ВСЪ, который как раз и обозначает широту, силу, мощь.

Н. Вашкевич

Просмотров: 3040
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Описание древних славян греком Сакральный календарь древних ариев 7 тайн продажи Аляски Кто такие русские Боги и кто такие русские люди? Гедиминовичи-польско-литовские татары Военное искусство древних славян