Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Опасный обман по имени «президент Трамп» Порошенко решили «не резать» Пленки Коновода Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 05 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Век XXI: противостояние империй

Распад Советского Союза в 1991 году одним из своих последствий имел создание «фантомного Союза», Содружества Независимых Государств, СНГ. В состав Содружества, в той или иной форме, входили 12 из пятнадцати бывших республик СССР. Однако он стал действительно «фантомом», не создав действенной вертикали и системы горизонтальных связей. К настоящему времени СНГ, по факту, трансформировался в «экономический» ЕАЭС (пять членов) и «военный» ОДКБ (6 членов). Вопрос о жизнеспособности этих организаций — это формат отдельного и не совсем лицеприятного для России анализа.

Если рассматривать Российскую Федерацию как наследницу Советского Союза, а по факту долгового «нулевого варианта» это так, то Россия потерпела грандиозное геополитическое поражение, потеряв 23,5% территории и вернувшись к историческим границам эпохи царей Михаила Федоровича и Петра Алексеевича. Но, в любом случае, на текущий момент, Россия сохранила то качество, которое позволило ей существовать в течение четырехсот лет — имперскость (первое использование термина «император» на суверенных символах Московского Царства, медалях и печатях, относится к 1605 году).

Под «империей» я понимаю не ту эмоциональную страшилку, которую придумали создатели «Звездных Войн» и Рональд Рейган, а совершенно естественную в человеческой сознательной истории форму государственного управления обширными территориями (1),которая характеризуется опорой на военную силу (2),централизацией управления (3),универсализацией производства и потребления (4) и атомизацией общества (5). Европа, кстати, за последние 2000 лет своей истории вне «имперского формата» существовала не более трехсот лет.

Сохранение «имперского формата» дало Российской федерации шанс, на который в 1992 году обратил внимание «победитель СССР», президент Джордж Буш-старший, во время «беседы у камина» с Сарой Ньюкомб Маклендон: «В реальности мы соревновались с Россией, но была она в виде Союза, то есть на ногах у нее были огромные гири. Сейчас эти гири при распаде Союза убраны, Россия преодолеет свои нынешние проблемы и станет гораздо более злой и могучей…». И продолжал по поводу «гирь»: «в Союзе было две бездонных дыры, куда утекали все бюджетные профициты — сельское хозяйство и социальная помощь. Раз нынешняя Россия может иметь прежние доходы и не тратиться на эти убыточные статьи расходов — в ближайшие годы она станет более сильной и опасной, чем СССР».

Исходя из этого наблюдения Буша, становится понятно, почему в базовом составе ЕАЭС были именно эти три страны: славянские «доноры СССР» — Россия и Белоруссия, а так же ресурсный, но малонаселенный Казахстан: потому что «Основные потребители сельхоздотаций в Союзе были на Украине. Уходит Украина — русские закрывают «черную дыру» в бюджете по дотациям для села. Основные потребители социальной помощи находились в Средней Азии и в Закавказье. Раз нет Союза, то Россия, основной добытчик в Союзный бюджет — прекращает дотировать свои многодетные мусульманские республики». В разговоре с Маклендон президент США постоянно ссылался на некие «цифры», которые вообще-то подтверждаются и статистическими данными по производству/потреблению позднего СССР.

Для «империи», как формы государственного управления, характерна одна деталь: разделение фондов. В классическом образце, Риме, существовала государственная казна, управляемая Сенатом, и личный императорский фиск. Из которого проводилось финансирование опоры государства, армии. Можно по всякому оценивать скандал с «панамскими офшорами», но «путинский след» в оных показал наличие и источники формирования неких, видимо грандиозных, финансовых активов Российской Федерации. Которые и объясняют причину внезапного появления новых видов вооружений, в том числе и высокотехнологичных, в отношении которых озвучен «запуск в серию» и производится такое безмятежное использование их на сирийском театре военных действий. Это, конечно, только версия, но иных источников финансирования такого «всплеска» вооружений и внешнеполитической активности я просто не вижу.

Теперь взглянем «на другую сторону». Может это покажется неожиданным, но формирование Европейского Союза тоже происходит в русле создания империи. Причем — даже ментально. Обратите внимание: одна из самых престижных европейских премий за вклад в объединение Европы (среди номинантов последнего десятилетия Жан-Клод Юнкер, Хавьер Солана, Ангела Меркель, Мартин Шульц, а в 2016 году — папа Франциск) носит имя Карла Великого. Франкского короля, который 1216 лет назад формально восстановил Римскую Империю на западе Европы.

В 2013 году мы с моим коллегой Сергеем Климовским подготовили изданию книгу «Европа примеряет имперскую мантию». И эта работа нас убедила, что для современного Евросоюза характерен активный дрейф в сторону имперской, хотя и не монархической, формы государственного управления. Если хотите — «бюрократической брюссельской империи». Поскольку трудно не заметить в Европе «собирание земель», укрепление центральной власти Брюсселя, универсализацию всего, до чего может дотянуться рука Еврокомиссии и атомизацию общества путем семейных, дидактических и сексуальных трансформаций. В целом — упомянутые выше 1, 3, 4 и 5-е качества имперского формата государства. Остается 2-е качество (военная сила),поскольку сейчас Европа живет «под зонтиком» НАТО, где 85% — это американцы. Но до 2014 года, до украинского кризиса, «армейские амбиции» ЕС проявлялись очень ярко: на саммите Евросоюза в декабре 2013 года широко обсуждался вопрос объединения и централизации военно-промышленных комплексов стран Европы. Формально это называлось как дискуссия о «создании единого европейского рынка вооружений». Но не стоит обманываться этим «новоязом», особенно учитывая, что был поставлен и вопрос о создании единого командования для вооруженных сил стран ЕС

Сейчас не место доказывать правоту нашей версии, тем более, что процесс объединения Европы в единое государство ныне подвергается куда более сильному негативному прессингу, чем даже атака на геополитические (по мнению оппонентов — имперские) амбиции России. В основе — сам принцип Евросоюза: «часть суверенитета в обмен на безопасность». Но для третьего поколения, живущего без войны, он уже не столь важен, в отличие от европейцев 1951 года, когда был сделан первый шаг в этом направлении. Именно этот фактор, а не финансовая нагрузка на богатые страны (это доли процента от валового национального дохода грандов Европы),является основной причиной еще несколько лет назад невероятных успехов евроскептиков и националистов в европейских странах. Еще летом 2014 года, когда евроскептическая «Альтернатива для Германии» на выборах в Саксонский ландтаг получила 9,7% и впервые в истории провела депутатов, это вызвало изумление и шок. Но с тех пор на местных выборах «АдГ» менее двузначных результатов не получала: в 2014 — в Тюрингии (10,6) и Бранденбурге (12,2),в 2016 — в Рейн-Пфальце (12,6%),в Баден-Вюртемберге (15,1%),в Саксон-Анхальте (24,2%).

Недавно (7.06.2016) Pew Research Center (D.C., США) опубликовал динамику евроинтеграционных настроений в ключевых странах Евросоюза. Она везде негативная! За 12 лет уровень позитивных ожиданий в Германии упал с 58 до 50%, в Англии с 54 до 44-х, во Франции — с 69 до 38 процентов. И это — в условиях «позитивного скачка» 2010−2014 годов, связанных, очевидно, с украинским кризисом. Конец формы

Так что не следует считать, что причиной системного кризиса имперской структуры Евросоюза стал миграционный кризис беженцев из Африки и Ближнего Востока. Рост евроскептических настроений был заметен до его начала. Еще по сенсационным итогам итальянских парламентских выборов 2013 года, когда партия «5 звезд» взяла 25,55% голосов, и итогам выборов в Европарламент (2014),позволившим Мари Ле Пен создать там еврофобскую фракцию «Европа наций и свобод». Украинский кризис затормозил скепсис, но мигранты послужили новым катализатором. Причем не на окраинах, в Чехии или Венгрии с их хулиганистыми президентом и премьером, Земаном и Орбаном, а среди «грандов», в Старой Европе. В Греции победили скептики из «Сиризы», во Франции только «согласованное тактическое голосование» конкурентов не позволило «Национальному Фронту» Мари Ле-Пен получить контроль над шестью из 13 регионов. В Испании левые центристы из «Падемос» разрушили традиционный бипартизм в парламенте, а в Австрии НорбертХофер из еще недавно бойкотируемой «Партии Свободы» уступил лишь 0,6% в президентской гонке.

Кризис мигрантов, повторюсь, мощно стимулировал евроскептицизм, но еще более мощно возможный грядущий развал ЕвроИмперии стимулируют США. Они реанимировали то, что когда-то называлось проектом «Междуморья», а ныне — противороссийской военной и политической активностью восточно-европейских стран ЕС-членов НАТО (с привлечением Молдовы и Украины),полностью контролируемой Вашингтоном. В связи с отсутствием собственно военного потенциала стран Междуморья (за исключением Польши и человеческих ресурсов Украины),их территория используется как плацдарм для сосредоточения батальонных групп на Балтике и размещения средств противоракетной обороны в Причерноморье, по мнению России легко трансформируемых в ударные ракетные установки.

С точки зрения европейского «имперогенеза» это катастрофа. Ведь фактически часть еще недосозданного мегагосударства взята под контроль другой страной, причем под самую серьезную форму контроля — военную. Происходит процесс оформления разлома Евросоюза по линии западные «страны-гранды» и восточные «страны-новички». Этот разлом проявился уже давно, но сейчас перешел в новый формат: «восточные новички» стали частью игры не своего естественного геополитического центра, а американских акторов. При сценарии не силового разрешения нынешнего европейского конфликта, а он возможен только на условии статус-кво, возвращение былых отношений между «грандами» и «новичками» вряд ли возможно. Хотя бы потому, что Карл Великий (тот самый) в подобной ситуации сказал бы: «Это измена!».

Резюме: с точки зрения историко-политического аналога в Европе происходит противостояние двух государственных образований имперского типа. Россия представляет собой империю, предпринимающую не всегда грамотные попытки восстановления — такое в истории бывало. Например, Рим при Диоклетиане или Византия при Михаиле Палеологе. Евросоюз является системой, сорвавшейся (или явно срывающейся) с восходящего витка имперогенеза. Американский фактор является деструктивной силой и для одной, и для другой империи.

Киев

Андрей Ганжа

Просмотров: 978
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Об Асах, ариях и Расе Великой Великий русский учёный Н.А. Морозов показывает, откуда пришло слово „Библия” Руководство по выживанию и обороне города Тонкий Мир Супермаркетов Славянский гороскоп (Часть первая) Зомбоящик