Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«Они хотят свергнуть власть»: Франция готовится к новым протестам «жёлтых жилетов» Политическое Обозрение: Новости за 8 декабря 2018 (7527) Сара Вагенкнехт: «Северный поток-2 важней для Германии важней, чем для Путина» Выйти из НАТО и ЕС. "Желтые жилеты" огласили список своих требований к властям Франции
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Вне зоны доступа: Москва может лишить Украину мобильной связи

По мнению депутата Государственной Думы, принятый украинским парламентом закон о реинтеграции Донбасса является инструкцией по введению военного положения без объявления войны

— Как России и ее руководству относиться к этому документу?

— Представители российского руководства уже откомментировали этот закон. Я, во всяком случае, слышал комментарий Валентины Матвиенко. В нашем табеле о рангах она как глава Совета Федерации — третий человек в стране после президента и премьера. Было заявление постоянного представителя президента Бориса Грызлова.

В России крайне негативно восприняли принятие этого закона, и по-другому воспринять не могли, потому что этот закон перечеркивает минский процесс. Демонстративно игнорирует Минские соглашения. Даже не содержит ссылки на минские договоренности. Он идет абсолютно в разрез с теми пунктами Минских соглашений, которые, как вы знаете, говорят об особенностях закона об особом статусе, говорят о проведении амнистии, а всего этого в этом законе нет.

Более того, он напоминает инструкцию по введению военного положения без объявления войны, позволяя президенту Украины в нарушение Конституции и законов Украины использовать армию без объявления войны.

Нас не убеждает, что ни одна из поправок, кроме объявления России страной-агрессором, что тоже характерно, в закон не прошла. Не был, например, денонсирован Большой договор о дружбе и сотрудничестве.

В данном случае на Украине скрывают, что договор о дружбе и сотрудничестве в большей своей части не исполняется, но позволяет ей выставлять претензии по поводу сохранения границ. Денонсации не было по одной причине — чтобы не обременить отношения Украины с Западом, который был бы смущен такими одиозными действиями, перечеркивающими все ныне существующие форматы консультаций по Украине.

Но, по сути, они перечеркнуты самим принятием закона, в котором Россия названа страной-агрессором. Также в нем идет речь о возврате территорий. Судьбой людей, там проживающих, этот закон не интересуется. Он их отталкивает, а не привлекает к Украине.

Вы знаете, что по этому закону никакие акты гражданского состояния, кроме смерти и рождения, Украиной признаваться не будут. Соответственно население этих районов, а это 4 миллиона человек, может примерить на себя последствия, если творцы этого закона получат власть над территориями, занимаемыми ныне ДНР и ЛНР.

Полнейшим враньем является и сам заголовок этого закона, который прямо противоречит его содержанию. Это не случайно. Украина не отказалась от своей привычки лицемерия и двуличия, называя закон о военном положении и использовании военных для возврата оккупированных территорий, где ничего не говорится о статусе территорий и об амнистии, законом о реинтеграции Донбасса. Они, видимо, рассчитывают на то, что добрые дяди на Западе дальше заголовка читать этот закон не будут.

— И какой же в таком случае должна быть реакция России?

— Чем опасен этот закон? Можно его серьезно или несерьезно воспринимать и оценивать. Понимаете, для нас это серьезно, если речь идет о лишнем поводе для убийств, обстрелов и дестабилизации на Востоке Украины.

Закон создан усилиями тех, кто провел переворот в Киеве. Он, безусловно, создает проблему для России, так как она принимает беженцев, она вынуждена держать порох сухим, она даже вынуждена взять на себя выплату зарплат и пенсий гражданам страдающего Донбасса, от которого власть в Киеве отвернулась. Лишний раз все это продемонстрировано в этом законе.

— А каков внешнеполитический аспект принятия этого закона?

— Вчера некоторые комментаторы говорили, что этот закон свидетельствует о том, что США дали санкцию на возобновление войны. Я не исключаю того, что, действительно, люди, подобные Курту Волкеру, которые являются благоприобретенными в процессе назначений и переназначений в администрации Трампа, не являются его постоянной командой, а рекрутированы в нее по чужой протекции и рекомендации.

Это люди, которые представляют русофобские круги в США, не исключают для себя варианта, при котором в канун выборов в России или сразу после выборов, то есть в наиболее неудобное для России время попробуют организовать масштабную провокацию на Донбассе, чтобы вынудить Россию на реакцию, чтобы она вынуждена была бы вступиться за истребляемых жителей ДНР и ЛНР. Вот, в чем опасность подобного рода игр. После чего в очередной раз обвинить нашу страну во вмешательстве во внутренние дела.

Конечно, и президент, и другие официальные лица говорили, что не будут спокойно смотреть на истребление людей и на возобновление крупномасштабного конфликта. И вот теперь их хотят поймать за язык, чтобы поставить в непростую ситуацию — или отказаться от поддержки своих соотечественников и безучастно смотреть на то, как их истребляют, или предпринять меры поддержки, а, значит, и для обвинений в агрессии, и в новом витке санкций.

Понятно, что тут Украина и украинцы выступают в роли разменной монеты, потому что никто не интересуется, чем чреваты будут последствия для Украины. Главное: поставить в неловкую ситуацию Россию.

Не исключаю, что те нерастворимые остатки русофобов, которые осели в Госдепартаменте, в разведывательном сообществе, в министерстве обороны, в Конгрессе, таким образом, хотят спровоцировать новый виток напряженности в отношениях между США и Россией. А Трампа будут в данном случае вести на поводке с тем, чтобы он вынужден был бы реагировать.

— Нужно ли России в ответ вводить экономические санкции против Украины после принятия этого закона? Нужно ли запретить российским предпринимателям и предприятиям сотрудничать и вести бизнес на Украине?

— Тут все восходит к теории, что лучше в этой ситуации: отгораживаться от Украины полностью или сохранять все контакты, которые существуют. Моя точка зрения: мы не можем выстроить китайскую стену на границе с Украиной, и это никогда не получится.

Если стратегия Украины — обрубить с нами все связи, то уже хотя бы по этой причине нашей стратегией должна быть прямо противоположная. Но от связей торговых и экономических должны выигрывать обе стороны, но кто-то выигрывает больше, а кто-то меньше. Если мы увидим, что мы не проигрываем в этом, то эти экономические отношения нужно продолжать.

Я был против того, чтобы тот же «Альфа банк», который действует на Украине, по-прежнему принуждать уйти с Украины в ответ на репрессии против других российских банков. Мне кажется, что надо сохранять какие-то каналы. Но тут должны соблюдаться принципы. Все взаимоотношения должны осуществляться, но только не ценой сдачи русского и русскоязычного населения, не ценой отказа от поддержки тех деятелей на Украине, которые пытаются в создавшейся ситуации выступать против антирусского курса украинских властей.

Евгения Кондакова
Просмотров: 1397
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Популярное на сайте
Символика цвета в русской традиционной культуре Растения живые и чувствуют боль Как живут на Западе (подборка видео) 500 русских против 40 000 персов Являлся ли хан Батый князем Ярославом? Ванга: после Сирии придет спасительная вера