Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Мат в Алеппо «Такое не прощают». Что в США готовят для Украины Эксперты: почему России невыгоден распад Евросоюза Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Вопросы митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну

...Внешне видимая катастрофичность истории России очевидна для непредвзятого наблюдателя. Но что это: выражение и следствие катастрофичности её внутренней, духовной истории и воздаяние за отступничество от путей земных Божьей правды? — или Россия в истории подобна многострадальному, но праведному Иову?

И многие, вглядываясь в прошлое, пытаются ответить на эти вопросы, дабы понять, как жить народам России дальше.

Одни из них могут увидеть только отступничество власти от того, что они называют “идеалами коммунизма” и “заветами Ленина”, но не способны в силу разных причин увидеть несостоятельность атеистически-материалистического мировосприятия и правления, из него проистекающего.

Другие отдают себе отчет в несостоятельности атеизма, но, поскольку несколько поколений в СССР выросло в условиях пропаганды атеизма и бездуховности, то, не восприняв с детства никаких религиозных традиций, они оказываются в ситуации, предполагающей поиск ими своего пути к Богу, или избрание ими одного из исторически сложившихся вероисповеданий.



Кроме того, с тех пор, как брак стал гражданским и пали межконфессиональные перегородки, в СССР образовался довольно широкий круг людей, чьи разные предки искренне исповедовали взаимно несогласные друг с другом вероучения.

И как бы представители иерархий всех церквей ни доказывали современным вероискателям, очнувшимся от атеизма, — потенциальным православным, католикам, лютеранам, мусульманам, иудеям, буддистам и прочим, — что ИСТИННОЕ ВЕРОУЧЕНИЕ уже давно хранимо именно ими, и поэтому проблемы избрания вероисповедания для ищущих путей к Богу не существует, тем не менее ВНЕКОНФЕССИОНАЛЬНО ВЕРУЮЩИЕ, каждый для себя лично, будут искать вероисповедание, в котором их разум, вера, совесть и добротолюбие сливаются в гармоничное единство благо-ВОЛЕНИЯ.

И коли земные церкви находятся в миру, то кроме неотмирных вопросов перед сознанием вероискателей встанут вопросы о роли каждой из Церквей в земной, мирской истории.

Мы живем в эпоху всеобщей грамотности; широк круг людей, освоивших весьма высокое образование, подчас не одно; многие из этих читающих и образованных интеллектуально развиты и поэтому будут думать сами, сопоставляя информацию, полученную из разных источников, а не принимая бездумно для себя за истину мнения той или иной Церкви.

И ни одна из Церквей не имеет монополии на формирование мнения в обществе об истинности именно её взглядов на земную и неотмирную историю.

Религиозный взгляд на историю предполагает устремленность глобального исторического процесса, целесообразность национальных исторических процессов, существование целей, устремиться к которым — благо для каждого человека в его земной жизни, предполагает и свободу воли человека в использовании предоставленных ему Богом возможностей.

Если нет свободы воли, то нет и греха, поскольку тогда вся история — мультфильм, в котором люди переживают предписанные им роли в тех или иных жизненных ситуациях, которые возникают ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО вне зависимости от их намерений и устремленности.

Совесть человеческая подсказывает, что земное и небесное понимание добра и зла — едины, и это подтверждает слова Молитвы Господней: «Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе...» (Лука, 11:2).

И следуя этому, вольный человек должен в земной жизни вытеснить из неё зло осознанным творением добра, испрашивая Вседержителя: что есть добро для него лично, и что доброго он может сделать для окружающих его людей, облегчая их земной путь.

Если, признав высказанное, мы без конфессиональной предвзятости и налагаемых ею ограничений на постановку вопросов и информацию, привлекаемую к рассмотрению, обратимся к истории России в глобальном историческом процессе, то перед нами встанут явления и вопросы, не получившие освещения в православной концепции истории России. Конечно, один дурак может задать столько вопросов, что и сотня умных не ответит.

И мы бы не обратились к Вам, если бы отсутствие ясно изложенного мнения Церкви по ним не стирало бы земное различие между Русской Православной Церковью, западным псевдохристианством, синагогой, синедрионом времен Пилата и КПСС. Если же различия при этом и остаются, то они носят неотмирный, душеспасительный характер, и вопрос истинного вероисповедания тем самым предается на милость Божию, обращенную к каждому из людей лично.

Если подводить итоги пропаганде КПСС, то можно сказать, что она пыталась навязать мнение, будто всем хорошим в своей жизни народ обязан её политике, а все неурядицы — следствие объективных, то есть неподконтрольных ни ЦК, ни народу обстоятельств; и народ должен хранить верность заветам Ленина и опираться на учение Маркса, ибо оно “всесильно потому, что оно верно”, пребывая в единстве с партией и её структурами.

У Вас же читаем нечто подобное: «Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве, чем ныне более дорожим мы по справедливости, о чем приятно размышлять нам, что отрадно и утешительно видеть вокруг себя? — от веры Православной, которую принес нам равноапостольный князь наш Владимир» ("Битва за Россию", стр. 5 <: книга, сборник статей митрополита Иоанна, изданная в 1993 г.>).

Но если речь заходит о событиях тягостных, о которых вспоминать неприятно и которые не хотелось бы пережить на своем опыте лично, то «суровым испытанием и великой скорбью посетил Господь народ, в огне искушений смиряя остатки гордыни» его — это о нашествии Батыя; «достигнув в меру высокой христианской духовности, сподобилась Русь подвергнуться огненному искушению Смуты начала XVII века» (Цит. по “Собеседнику православных христиан”, № 2, 4, 1993 г.). То есть неприятности в истории обусловлены внесоциальным фактором, неподвластным земной иерархии Церкви.

Римская курия ввела догмат о непогрешимости человека в белой ермолке и насилует догматом сознание паствы. То, что делала КПСС, и то, что встает из сопоставления двух фрагментов из Ваших работ, с точки зрения теории алгоритмов и программирования есть введение по умолчанию догмата о непогрешимости своей иерархии, поскольку об ошибках иерархии, её несостоятельности в тех или иных ситуациях просто умалчивается; если говорить об этом языком современной психологии, то это называется “кодирование подсознания”.

Поскольку православные писатели ОСОЗНАННО и неоднократно высказывались против метода кодирования подсознания как средства устранения пороков людей, ибо кодирование есть нарушение Богоданной свободы воли человека, то это наводит на мысль о закодированности, запрограммированности самой иерархии Церкви на вполне определенные действия и на неспособность её на какие-то иные действия, несовместимые с программой.

Поэтому обратимся к истории, чтобы показать то явление, которое мы называем запрограммированностью церковной иерархии, предопределяющей её несвободу поведения в тех или иных ситуациях.

Пьянство и курение населения, особенно молодежи, в наши дни приняло характер наркотического геноцида в отношении народа. Легенда, повествуя о причинах, по которым князь Владимир отверг учение магометан и избрал византийское вероучение, приписывает ему слова: «Веселие Руси есть питие..

Н.М.Карамзин передает слова Владимира в несколько иной редакции: «Вино есть ВВЕДЕНИЕ [1] для русских; не можем быть без него» (Цит. по ж. “Вопросы экономики” № 8, 1993, стр. 119, со ссылкой: Н.М.Карамзин, Предания веков, М., 1988, стр. 102).

Карамзин был масоном, а причастные к “всемирному профсоюзу каменщиков” часто выбалтывают сведения о закулисных причинах того или иного “введения для русских”. Владимир был полукровка. И мы, прекрасно обходясь без вина, вправе спросить: «не можем быть без него» — это голос русской крови или точка зрения иноплеменника, вводящего в Русь средство реализации некой долгосрочной программы, без которого программа не может завершиться успешно? Но исторически достоверно, что в писанной истории слова о “питии русских” многократно и бездумно повторяются при упоминании событий 988 г.

После отмены крепостного права на Руси начался подъем трезвеннического движения. Сельские сходы принимали один за другим решения о закрытии кабаков. Царское правительство не посчитало возможным перестроить государственный бюджет, в котором “пьяные” деньги играли не последнюю роль в доходных статьях, и подавило трезвенническое движение, используя силовые полицейские методы. Церковная иерархия сохранила верноподданность царской власти.

При Иване Грозном иерархи обличали заблуждения и злоупотребления государя, хотя и тогда Церковь утверждала, что царь — помазанник Божий. В либеральном же XIX веке иерархи промолчали, в общем-то ничем не рискуя даже в земной жизни по сравнению с временами царствования Ивана Грозного.

В начале XX века начался новый подъем трезвеннического движения. Но когда Иоанн Чуриков именем Христовым начал проповедовать абсолютную трезвость по отношению к алкоголю и курению, синод запретил ему проповедовать. Возможно, что братец Иоанн отступал от сложившегося канона, кроме того, он начал по совести править текст Библии.

Но что мешало Церкви, не отступая от традиций православия, проповедовать именем Христовым трезвость по всей России? И когда в ходе первой мировой войны в России всё же был введен сухой закон, то это произошло под давлением авторитета учений левых партий, включая РСДРП, а не под давлением авторитета Церкви.

М.С.Горбачев, следуя традициям, положенным в основу РСДРП, также “начал” поход за трезвый образ жизни. Любовь масонства к проповеди трезвости объяснима: чтобы вызвать социальный катаклизм, необходима социальная база. Лозунг трезвости, пока его не дискредитирует сама же власть, в России всегда гарантирует социальную базу на первых порах любого движения.

То есть исторически реальное православие при всей своей декларируемой благонамеренности охраняло «ВВЕДЕНИЕ для русских» винопития и оказалось неспособным защитить народ не только от наркотического геноцида, но и само способствовало геноциду.

Но это — земная церковь; если же попытаться из текста канона Нового Завета понять отношение Христа к вину и винопитию, то становятся ясны и причины недееспособности Церкви в алкогольно-наркотическом вопросе.

Превращение воды в вино — предел мечтаний заурядного алкоголика. Евангелие от Иоанна ( 2:11 ) комментирует этот эпизод: «Так ПОЛОЖИЛ ИИСУС НАЧАЛО чудесам в Кане Галилейской и ЯВИЛ СЛАВУ свою.» Лука ( 7:34 ) передает мнение толпы об Иисусе: «любит есть и пить вино», хотя непонятно, как это сочетается с именованием Иисуса назореем, которые, как известно, не пили.

И апостол Павел прямо рекомендует Тимофею пить не одну только воду, но употреблять немного вина ради его желудка (Тимофею, 5:23).

Православный катехизис (Париж, зарубежная церковь, 1950-е — 1979 гг.) епископа Александра Семенова-Тян-Шанского излагает еще “прямее”: «Виноград таит в себе необыкновенную растительную силу, а изготовляемое из него вино (при умеренном употреблении) дает бодрость и, по словам Псалмопевца, “веселит душу человека” (Псалм 103).»

Осуждается только “пьянство” (в частности, Лука, 21:34), но при каких условиях питие “для здоровья”, “бодрости” переходит в пьянство и алкогольный геноцид? — этот вопрос выносится за скобки Евангелия и катехизисов.

Кроме того и сам церковный ритуал включает винопитие, язык даже породил термин церковное вино. Да, вероучение настаивает на таинстве причастия. Но таинство — удел церковной мистики, недоступной обыденному сознанию большинства даже клириков <, а что несет в себе эта “мистика”, и откуда она произошла, — это вопрос особый>.

В обыденном же сознании “наиболее интеллигентных людей” всё преобразуется к сказанному А.Битовым в передаче “Момент истины” от 15.11.93 г., когда алкогольное воздействие на психику им было названо “мгновенным гонораром от Господа. И тогда все вам будет в радость...” В сознании же не интеллигентных людей возникает нечто подобное интерпретации В.Высоцкого:

                                            Вдоль дороги лес густой
                                            С бабами-ягами.
                                            А в конце дороги той —
                                            Плаха с топорами.
                                            И ни церковь, ни кабак —
                                            Ничего не свято.
                                            Ой! Ребята! Все не так!
                                            Все не так, ребята!...

Это — одно из наиболее удачных выражений восприятия социальными низами исторического пути России, на который вывел её <князь> Владимир, и перспектив уготованного ей в случае успеха сионо-масонства в построении глобального национального “элитарно”-невольничьего государства.

Пожалуй наиболее намозолившее глаза публике изложение этой программы правления человечеством — “Протоколы сионских мудрецов”. В “Протоколах” среди всего прочего говорится об институте кредита со ссудным процентом, монопольно контролируемого в глобальных масштабах хеврейскими ростовщическими кланами (хеврейскими — не опечатка, так лучше) и являющегося в этой программе средством экономического подчинения жизни государств и их народов глобальному сионо-масонству.

Но тиражи “Протоколов” утонут и затеряются в тиражах другого издания, где содержится та же самая программа, но против которого никогда не выступал ни один иерарх церкви, обличавший масонство и “Протоколы”. Раскрываем Второзаконие (23:19, 20):

«Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост; а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею».

Сказанное здесь касается и Русской Земли, как, впрочем, и любой другой, в которую вошли иудеи с намерением «ЧТОБЫ ВЛАДЕТЬ ЕЮ», и где проповедуется Библия как неизменная ИСТИНА СВЫШЕ. Но вместе с предписанием РОСТОВЩИЧЕСТВА в Ветхом Завете есть обетование хеврейству его последствий:

«И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут» — это где-то во Второзаконии <(28:12)>.

«Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их служить тебе; ибо во гневе Моем я поражал тебя, но во благоволении Моем буду милостив к тебе.

И будут всегда отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся
» (Исаия, 60:10 — 12).

Но это до-Христианский Ветхий Завет. Обратимся к Новому Завету. В той же Нагорной проповеди, которую преподносят как идеал любви и доброты, данный людям Свыше, есть и такие слова: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.
Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все
" (Матфей, 5:17, 18).

В это «всё» входят и рекомендации Второзакония и обетование, которое <якобы> провещал Исаия. В журнале “Вопросы экономики” № 8, 1993 г. Д. Платонов в ст. “Православие в его хозяйственных возможностях” утверждает, что в греческом оригинале стиха Мтф. 5:17 стоит не “исполнить”, а наполнить (стр. 87). Это ставит вопрос: чем наполнить? Новой энергией и информацией наполнить ростовщическую экспансию, которая начала захлебываться к началу нашей эры?

В целом же приведенные ветхо- и новозаветные тексты есть экономическая стратегия в программе построения глобального сионо-масонского “элитарно”-невольничьего государства, кормящегося трудом биороботов, закодированных на бездумье и неусомнительность в священности и неизменности текстов Библии. Канон Евангелия приводимыми словами утверждает эту программу до конца новозаветной эры, ссылаясь на авторитет Христа.

И нет у нас никаких кривотолкований. То, что показано, есть проявление вложенности частностей в объемлющую их целостность, которой в данном случае выступает Библия, изданная по благословению Патриарха Московского Пимена. Библия — как сборник писем и директив разным адресатам: каждому свое, но все в одной обложке; каждый же читает и исполняет “свое” по данному ему вероучению, не задумываясь о том, что кто-то в это же время читает и исполняет “не его”; и тем более не задумываясь о том, что в совокупности порождает их совместная исполнительность в жизни, даже если они не знают друг друга.

Именно эту программу алкогольно-ростовщической экспансии принес на Русь князь Владимир в 988 году.

Введение же вина для русских было необходимо социальным программистам-сценаристам, чтобы алкогольно зависимые люди были подневольны ростовщикам и стали бы их орудием, поскольку заем у ростовщика позволяет перебиться пропившемуся “до получки”, “до нового урожая” и т.п., а ростовщик в восприятии алкоголика — “благо”-детель, а не угнетатель.

Статистика до 1917 года свидетельствовала, что шинкари и ростовщики были из среды хеврейства, а крупнейшим спиртозаводчиком был хеврей Гинзбург, даже барон “православной” Российской империи. В.Емельянов в “Десионизаци” утверждает, что Владимир-креститель — внук раввина, бывшего отцом Малки, хазарской полонянки, с которой спутался, как кобель, Святослав, вопреки своему имени и социальному долгу.

Это означает, что с точки зрения иудаизма Владимир — иудей-миссионер, и, исторгая дочь из среды избранного “народа”, дед Владимира совершил нечто эквивалентное жертвоприношению Авраама в раввинском миропонимании.

Если же принадлежность Владимира к хеврейству — ложь сионистов или антисемитов-нехристей, то остается еще один вопрос. Владимир Ленин (тоже полукровка) жил в эмиграции. Кто оплатил и кто посредничал в оплате его деятельности и возвращения в Россию, мы, наконец, узнали. Но Владимир-креститель тоже был эмигрантом и вернулся на Русь с наемным войском. Кто оплатил его эмиграцию, наемное войско, какой земной промысел готовил его принятие на Руси и расчищал ему дорогу? — это хотелось бы вспомнить.

Теперь посмотрим, каково было и есть отношение православной церкви к ссудному проценту. В.О. Ключевский относит “Русскую правду” к сфере церковной юрисдикции. Согласно “Русской правде”: при краткосрочных займах месячный рост не ограничен; годовой рост 50 %. Владимир Мономах допускал годовой рост в 40 %. Вскоре после Мономаха милосердным ростом считалось 60 - 80 %.

В XIII веке «духовные пастыри находили возможным требовать “легкого” роста — “по 3 куны на гривну или по 7 резан”», т. е. по 12 или 14 % (Курс русской истории, лекция XIV).

Но “Русская правда” «составлялась не без влияния памятников церковно-византийского права», т.е. это не русский по духу документ, дух коего принесен церковью из Византии, кроме того, В.О. Ключевский отмечает заимствования в "Русской правде" и из Моисеевых законов, записанных в каноне библейского текста. В.О. Ключевский одной из причин увядания Киевской Руси еще в домонгольский период называет ростовщичество, в котором погряз Киев. Но это была ведь и церковная столица Руси тех лет.

В XIX веке, когда Россия вступила на путь капиталистического развития, в ней наряду с государственным банком существовала сеть коммерческих банков, контролируемых хеврейством. С.Ю. Витте, занимавший длительное время пост министра финансов, был женат вторично на хеврейке, и при нём госбанк был кормушкой для хеврейских коммерческих банков.

В.П. фон Эггерт в брошюре “Надо защищаться” (СПб, 1912 г.) приводит свидетельство американских околобанковских кругов, что С. Витте поддерживал их ГОСУДАРСТВЕННЫМ ЗОЛОТОМ России, когда ростовщические хеврейские кланы, контролировавшие банковскую систему США, были на волосок от разорения.

Кроме того, введение при нём золотого стандарта рубля и золотого обращения — антигосударственная мера, выгодная хеврейской мировой корпорации ростовщиков. Её государственная благовидность — иллюзия, проистекающая из извращенности экономических теорий современной цивилизации и экономического невежества частника-потребителя.

Потом из банков США были субсидии на убийство П.А.Столыпина и еще большие субсидии на обе революции, ежегодный объем которых был соизмерим с военным бюджетом тогдашних “великих держав”. Спрашивается, почему воинствующая православная церковь все это время молчала по вопросу о ссудном проценте, а банковская система империи до самого октября 1917 года работала со ссудным процентом и включала в себя коммерческие банки, подконтрольные антагонистичной государству глобальной силе?

Можно математически строго показать — и это столь же истинно, как теорема Пифагора, — что в терминах теории игр <раздел математики> институт кредита со ссудным процентом есть игра с ненулевой суммой, т.е. такая “игра”, выигрыш в которой во всех случаях предопределен кредиторам. Если во множестве кредиторов главенствует единая корпорация, как это и есть реально исторически, то все остальные разрозненные кредиторы попросту вовлекаются в их стратегию кредитования одних и разорения других, либо разоряются сами.

Это означает, что в игры с не-нулевой суммой просто не следует вступать. Пока же экономика общества не избавилась от ссудного процента во всех его видах (процент по вкладам в банки, дивиденды, выигрыши в лотерею и т.п.), она является ветхозаветно-талмудической, сколь бы часто не восхвалялось Христово имя обществом, кормящимся от такой экономики.

В “Битве за Россию”, стр. 72, Вы лично не провозглашаете категорического отказа от ссудного процента во всех его видах при построении народного хозяйства. Это понятно, поскольку Вы лично, будучи призванным к иному поприщу, не имели физической возможности глубоко изучать хозяйственную деятельность общества и её отражение в экономических теориях.

Но есть экономисты-профессионалы, считающие себя христианами. В уже упоминавшемся 8 номере “Вопросов экономики” — сборнике статей на тему “Экономика и религия” — ни один пишущий на темы “христианской экономики” не отвергает ссудный процент как антихристианское явление.

Так А.Глаголев, к.э.н., читающий “Введение в христианскую экономию” в 8 классе православной гимназии “Сабурово” (к деятельности которой, по его словам, проявил интерес Отдел религиозного образования и катехизации Московского патриархата), пишет следующее:

«Нынешний высокий ссудный процент коммерческих банков есть, очевидно, следствие не только инфляции и обесценивания денег, но и угасания доверия кредиторов и должников друг к другу. Погасив инфляцию и вернув веру хозяйствующим субъектам, мы снизим ссудный процент, облегчим инвестиции» (стр. 70).

Он слеп и не видит того, что ссудный процент, на котором зиждется вся система коммерческих банков, и есть НЕОБРАТИМЫЙ мощнейший генератор инфляции.

Причем генератор — управляемый из-за рубежа через хеврейство, традиционно устремившееся в банковское дело с началом реформ в России.

Для стабилизации финансов необходимо ликвидировать систему коммерческих банков и аннулировать “ваучеры” и дивиденды по акциям, кроме всего остального, что необходимо провести в жизнь для организации саморегуляции в народном хозяйстве, чтобы оно работало на народ, а не на Международный валютный фонд и его хозяев от “мировой закулисы”.

Но и церковная иерархия, многократно повторяя слова Нагорной проповеди: «И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. (Почему Евангелие умалчивает о даче взаймы, чтобы получить обратно гораздо больше?). Но вы любите врагов ваших и благодарите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего» (Лука, 6:35), — не связала этих слов со ссудным процентом и общественной необходимостью его запрета.

У России была возможность построения системы общей регуляции народного хозяйства на основе церковной, монастырской собственности и их финансовой деятельности, но исторически реальная никонианская церковь сдала народное хозяйство на откуп ростовщическим кланам хеврейства и два с половиной века преследовала старообрядцев, по крайней мере декларировавших отказ от ростовщических операций, и в большинстве соблюдавших его в своей хозяйственной деятельности.

В наши же дни, когда государственные чиновники приняли для себя моду торчать в церквях со свечками почти на все двунадесятые праздники, ни один из иерархов церкви не обличил их прилюдно как пособников и холопов мировой системы ростовщических кланов, кто вовлек в грех ростовщичества практически весь народ, проведя ваучеризацию: за “ваучер” заплатили по 25 рублей, а при продаже его или “вложении в дело” каждый получил больше, чем по 25 рублей просто так, — ростовщичество.

То есть исторически реальная православная церковь за 1000 лет пребывания на Земле Русской не защитила народ от принесенной ею же вместе с Библией программы ростовщической экспансии, осуществляемой раввинатом.

И сейчас церковь не способна к такой защите, что видно из того, как Московская патриархия глотает всякие околоэкономические ложномудрствования, если в них цитируется Новый Завет, хотя на самом деле это — защита ростовщичества авторитетом Христова учения. Раввинат превратно не истолковывал священные книги, как пишете Вы (“Битва за Россию”, стр. 15), а две тысячи лет с лишним следует КАНОНУ ВЕТХОГО ЗАВЕТА, ведя за собою толпы подчиненных ему хевреев. Зачем возводить на них напраслину там, где и свершенного ими больше, чем достаточно, чтобы совестью отстранить себя от дел их?

«Любим ли мы язык наш благозвучный и сильный, как грудь славянина, богатый и разнообразный, как обитаемая им страна? Его образовала нам святая вера Православная. Она принесла нам с собою ПЕРВЫЕ ПИСЬМЕНА (выделено нами) для сообщения наших мыслей, для расширения круга наших понятий, для сообщения между нами светлых и светоносных понятий о Боге и бесконечной любви Его к человекам, о человеке и его высоком предназначении в вечности...» — пишете Вы в “Битве за Россию” на стр. 6.

А в “Собеседнике православных христиан” (№ 2, 1993) Вы же признаете, что сам святой Кирилл засвидетельствовал наличие письменности у славян к моменту своего прихода.

Большинство же населения не знает об этом свидетельстве и под влиянием пропаганды замасоненной Академии наук (Д.С.Лихачев и КО) и под влиянием высказываний Церкви (опять единство мнений: с чего бы?) в народе складывается ложное впечатление, что письменность обретена Русью вместе с византийским вероучением и за это благо надо быть благодарным Церкви.

При этом Церковь и наука одинаково замалчивают существование нескольких видов письменности у славян, у Руси до 988 года. Что есть “Велесова книга”, утверждающая, что греки создали свою письменность на основе славянской, изучая письмена славян? — подделка?

Но в журнале “Русская мысль” (1991, г. Реутов, изд. «Общественная польза») есть статья о расшифровке письменности типа “черт и резов”, бывшей в употреблении у славян до Кирилла и Мефодия. При этом, в частности, приводится расшифровка надписи на Фестском диске, археологической находке на раскопках г. Феста, относимой к XVII — XIII в. до н.э. Ключ, найденный автором публикации в “Русской мысли”, позволил им прочитать множество текстов, ранее молчавших, найденных как в традиционно признаваемых регионах славянства, так и в Средиземноморье.

Обилие заговоривших на общем языке надписей из разных регионов исключает имитацию расшифровки, но перечеркивает как недостоверную сложившуюся концепцию развития европейской культуры и славянства, в частности, пропагандируемую веками просвещенным и посвященным масонством в науке.

Вы пишете: «В 988 году по Рождеству Христову русский народ возложил руки свои на рало церковного послушания, которое он упорно и терпеливо, “не зря вспять”, доныне несет...» (Собеседник православных христиан, № 2, 1993).

1000 лет народ послушен церкви, а кому послушна церковь? Но Вы лично и вся церковная и светская наука “зрите вспять”, описывая историю России, но почему описание истории начинается от 988 г., а предыстории — только от Рюрика?

Партийные историки И.Минц, М.Гефтер, Н.Эйдельман начинали историю от 1917 г., а предысторию — от декабристов. Не есть ли Нестор <а тем более игумен Сильвестр — “редактор” Несторовой Повести> — “Минц” древности?* Ведь, если письменность была до Кирилла и Мефодия, то, свершив идеологический переворот на Руси, пришлая византийская иерархия была заинтересована в том, чтобы дать свое освещение истории и предыстории и уничтожить противные её точке зрения источники.

В этом после 1917 года было заинтересовано большинство идеологов партии, и они делали это, будучи ставленниками “мировой закулисы”. Но ростовщичество Второзакония и “Протоколы сионских мудрецов” явно происходят из одного источника, и заказчик у них один.

И как можно рассматривать события около 988 г., не вспоминая о "мировой закулисе"? Она по датировке текста Второзакония уже давно существовала: если не со времен Рамзеса II и библейского исхода из Египта хеврейства, то с VI в. до н.э. точно.

Не в подсознательной ли оглядке на неё лежит причина нежелания или страха “зрить вспять” глубже 988 г. у церковных и светских масонских историков.

Мы внеконфессиональны, поэтому можем заглянуть и глубже.
________________________________

*ПРИМЕЧАНИЕ. В журнале “Молодая гвардия”, № 1, 1994 г., опубликована работа А.А.Кура “Из истинной истории наших предков”. В ней он показывает, что хронологический строй Повести временных лет в редакции игумена Сильвестра противоречит сам себе (стр. 228). Причину этого он видит в том, что Нестор пользовался “александрийским” летоисчислением (Р.Х. в 5500 г. от сотворения мира), а Сильвестр, не зная этого, пользовался “византийским” летоисчислением (Р.Х. в 5508 г. от сотворения мира).

А.А.Кур пришел к выводу, что игумен Сильвестр выполнял политический заказ Владимира Мономаха. Он “улучшал” прошлое, дабы вывести родословие Мономаха от Святослава и Владимира и обосновать легитимность династии Мономаховичей (по матери Мономаха — византийской династии) на Киевском великом столе, в то время как реально Владимир Мономах, Ярослав Мудрый происходили от Ярополка, правившего в Киеве после гибели Святослава.

Причем по выводам А.А.Кура, Ярополк, убитый Владимиром-Крестителем, исторически реально не мог быть его братом, поскольку был даже старше Святослава (стр. 250). Святополк Окаянный, Ярослав Мудрый — дети Ярополка и Рогнеды, которая <после гибели своего первого мужа князя Ярополка> вместе с детьми по обычаям того времени перешла в семейство Владимира-Крестителя. Ярополковичи истребили Владимировичей и овладели великим княжением в Киеве.

Эту династическую тайну Владимир Мономах де был намерен скрыть, поэтому все летописное дело было передано Сильвестру, который извратил Повесть временных лет Нестора, создав на бумаге династию “Рюриковичей”, которой никогда не было, поскольку реальный Рюрик был не званным, а захватчиком — норманом или словеном — и к русскому княжескому роду Вещего Олега, Святослава, Владимира Святославовича не имел никакого отношения.

Легенду о призвании “варягов” Сильвестр мог почерпнуть у Гиты Геральдовны, жены Мономаха — дочери погибшего в битве с норманами короля англо-саксов. Это и объясняет приводимое далее совпадение англо-саксонской легенды и русской, на которое обратил внимание И.Л.Солоневич в “Народной монархии”.

Более ранние летописи были изъяты и уничтожены, но несколько веков после этого их списки вне Руси были в употреблении у летописцев в соседних государствах.

По мнению А.А.Кура, мать Владимира Святославовича происходила из Любеча, но была княжеского рода, а не раввинского. Тот факт, что Любеч, как утверждает В.Емельянов, входил в состав Хазарского каганата, А.А.Кур обходит молчанием.

Византийская иерархия была заинтересована в изменении взглядов на прошлое так же, как и Мономах, поскольку Владимир Святославович крестил Русь в арианство. В пользу этого утверждения А.А.Кур приводит факты, о чем будет сказано далее.

Сам Владимир-Креститель умер насильственной смертью, о чем прямо говорит результаты раскопок Десятинной церкви в 1638 г. митрополитом Петром Могилой (стр. 256), а косвенно — 11 икон Св. Равноапостольного Владимира, на которых он изображен с символами его мученической смерти: мученический крест в правой руке (стр. 256).

В общем же, по оценке А.А.Кура, Сильвестр вычеркнул из истории Руси периода до Владимира Мономаха события, начиная с середины V века, относящиеся в общей сложности к 214 годам (стр. 278), известные по хроникам соседей; в том числе и по цитатам <анонимного> “русского летописца”, в коем А.А.Кур видит исторически реального Нестора.
Таким образом, мы не имеем отечественной достоверной письменной истории времени ранее 1116 г., когда Сильвестр завершил свою Повесть временных лет, подменившую собой Повесть Нестора.

 

[1] В других редакциях вместо слова «введение» стоит слово «веселие», как в легенде.

 

***

Из работы ВП СССР ВОПРОСЫ митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и ИЕРАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Просмотров: 581
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как появился "Русский медведь" Почему славянки самые красивые Победа над Древним Китаем - 22 сентября Что мы празднуем на ПАСХУ?! Старые державы славян. Докиевский период былого народа нашего Король Артур - Царь русской орды