Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Порошенко уйдут по схеме Кучмы Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко» Ахиллесова пята России Так говорил Шуляк: раздача "Калашниковых", деньги от Кличко, снайперы в "Украине"
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Восстание на Донбассе, что это было?

События февраля 2014 года, когда под давлением улицы сторона Януковича сначала длительное время бездействовала, а затем пошла на уступки, показали ошибочность многих подходов и неверное понимание запущенных процессов. Подписание, при посредничестве посла России и представителей Европы, компромиссного соглашения между тогдашней украинской властью и оппозицией, казалось, что устраивает все стороны, однако оно не продержалось и суток, после чего сторона президента, допустившая шаг назад, оказалась сметена. Тот вывод, что нарушение соглашения было вызвано форс-мажором и кратковременной потерей управляемости над Майданом со стороны его западных кураторов, следует признать ошибочным. Поскольку вся цепь последующих событий говорит нам о том, что мы имеем дело с цивилизационным и мировоззренческим конфликтом где роль внешних кураторов сводилась лишь к коррекции процессов, но никак не о полной управляемости ими.



 Случившаяся за переворотом фактическая утрата легитимности украинской власти, открыла широкое окно возможностей для внешнего вмешательства самого различного характера, начиная от аннексии отдельных регионов, вплоть до прямого военного вмешательства с целью реставрации власти законного президента. Ограничителем для этих прожектов являлось формальное следование букве закона, чтобы не позволить странам запада использовать факт вмешательства как формальный казус белли, и наличие общественной поддержки у населения в самой Украине.

Активные, успешные и красивые действия России в Крыму, продемонстрировали как временную слабость и недееспособность Киева, так и дали надежду тем слоям населения, которые видели свое будущее вместе с Россией. Что же за категории граждан Украины ожидали весной 2014 года наступление «Русского Мира»?

Чиновничий аппарат, в целом совершенно безыдейный, справедливо опасался чисток и люстрации со стороны новой власти, а действия России в Крыму, где воинские части и лояльность глав администраций покупалась за хорошую цену, на первое время заставили местные органы власти на Юго-Востоке держать нос по ветру, в надежде не совершить непоправимых шагов и в ожидании прихода посланников с Востока. Когда эти надежды не оправдались, а Киев показал сговорчивость в отношении прежней управленческой номенклатуры, позиция местных властей изменилась в сторону Киева. За редким исключением, большинство депутатов и глав городов и районов поддержали киевскую власть, хотя собственно «свидомых» среди них было едва ли 5-10%.
Тоже самое можно сказать о силах МВД, расквартированных на Востоке Украины.

Крупный бизнес, внезапно почувствовал свой политический вес и значимость, в принципе не был враждебен России, однако желал полностью воспользоваться ситуацией в свою пользу. Если бы РФ проявила решительность и напор в сочетании с широко раскрытым кошельком, то вся управленческая верхушка, как минимум трех областей Украины, (Харьковской, Донецкой и Луганской) официально приветствовала смену политической принадлежности и охотно перешла на строну России.

Что касается широких слоев населения Юго-Востока, то они в большинстве своем за период независимости практически не участвовали в деле конструкта украинской нации. Невольно противопоставляя себя галицийской модели украинского национализма, юго-восточная общность так и не смогла найти и сформировать свою уникальную идентичность.

После захвата власти в Киеве и успешных действий России в Крыму народные движения на Юго-Востоке начали развиваться по нескольким направлениям, приведшим как к трагедии в Одессе, так и относительно успешному восстанию на Донбассе. Первым массовым было антифашисткое течение, которое справедливо видело в Майдане нацистский переворот, ставящий под угрозу пересмотр итогов Великой Отечественной Войны и обеспечивающий реванш фашисткой идеологии в центре Европы. Движение затрагивало определенные слои интеллигенции, а также широкие слои населения и находило определенную поддержку как в России, так и отклик в Европе. Первоначально, не поднимало идеи выхода из состава Украины.
Вторым, куда более массовым, и первое время тесно связанным с антифашистским, стало левое движение, ожидавшее более справедливого распределения благ и доходов в стране.

Что характерно, русские правые ранее так и не сумели создать на территории Юго-Востока Украины существенно заметного объединения, и долго время находились в тени общеукраинского правого движения, в основном концентрировавшихся вокруг футбольных клубов. На короткий момент, после Крыма и появления передового отряда в Славянске, среди украинских ультрас произошел раскол, часть из них на какое-то время почувствовав силу, исходящую с Востока, готова была, и вставала, под черно-бело-желтые знамена. Однако невнятная позиция России очень быстро привела к вымыванию украинского правого элемента из среды протестующих.

Идеи местного сепаратизма в лице «Донецкой Республики» затрагивали первоначально лишь небольшую группу идеалистов и интеллектуалов и не находило до поры никакой массовой поддержки в среде населения.

И все же основную и массовую поддержку в среде населения обеспечивал прежде всего образ России, как страны более развитой экономически, с высокими зарплатами, твердой государственной властью и сильной армией. Та самая борьба образов между Европой и РФ, проигранная в целом по Украине, находила своих симпатиков на Юго-Востоке. Большинство обывателей ждали российских зарплат, пенсий и гарантий, как более реальных чем призрачные обещания из Европы.

Несмотря на то, что идеи как такового сепаратизма, или юнионизма в отношении России не были доминирующими, именно они стали основной восстания. Почему это произошло, и какая сила столь упорно противится урегулированию конфликта при учете интересов обеих сторон?
Ответ мы можем увидеть если вернемся к началу основной части и взглянем на ситуацию как на межцивилизационный конфликт, вернее элемент взаимодействия двух европейских цивилизаций, Западной и Восточной. В этом кроется и суть позиции политически активного элемента на Юго-Востоке. У большинства, условно пророссийски настроенных граждан Украины, в глубине сознания хранилась мысль о том, что рано или поздно Украину, как антироссийский проект, придётся ломать. И дело лишь за тем, чтобы услышать вовремя команду на старт. При этом форма и механизм этой затеи оставлялся всецело на откуп Москве, если уж та призовет своих бывших сограждан к службе.

Восстание на Донбассе не было русской ирредентой – поскольку русские на Украине не оформили никакого значимого движения ранее. Да и не мог многонациональный Донбасс (где только при Союзе мирно уживались представители 110 национальностей) стать «русским Пьемонтом».
Не было оно и социалистической революцией, несмотря на то, что левые лозунги пользовались и пользуются там значительной популярностью. Однако ни ярких лидеров, ни четко сформулированных лозунгов и программы действий восстание не породило.

Ошибочно было бы называть восстание и чисто внутриукраинским гражданским конфликтом. Поскольку большая часть восставших никак не желала и не желает ассоциировать себя с государством Украина в своей нынешней форме. Это не относится к самому понятию «Украина» как некоего историко-географического топонима. Однако государство со столицей в Киеве, для большинства восставших, является на сегодняшний день чужой и враждебной организацией.

Идеи местного сепаратизма также выглядят неубедительно для основной массы пророссийских украинцев. Местный суверенитет, по своей сути, ничем не отличается от украинской самостийности, столь набившей оскомину за прошлые годы.

Можно констатировать, что само восстание было своей противоположностью, а именно, чем-то вроде массового изъявления покорности в отношении Москвы и сакрального образа России, в надежде получить поддержку своим чаяньям и устремлениям. «Придите и владейте нами» - именно этот основной посыл можно слышать и до сих пор, даже из уст опальных лидеров Донбасса.

Поэтому сложно сказать, какие условия устроят восставших Юго-Востока. Их жажда покровительства в лице РФ и сакральный образ России по-прежнему обеспечивают высокий уровень покорности и согласия на любые инициативы из Москвы. Этим только и можно объяснить поступательную эволюцию ожиданий, восставших прошедшую от: «Крым-Донбасс-Россия – это отлично!», через: «Новороссия это тоже хороший вариант», к: «ДНР, ЛНР – а хоть бы и так», и наконец: «Прикажут – и в Украину вступим, только не бросайте». Именно это: «Не бросайте» и является граничным критерием для восставших, за которым кончается лояльность и возможен бунт.

Бунт в ЛДНР против России теоретически возможен, но только после того как будут исчерпаны все надежды на покровительство и защиту России, и он может стать первой искрой общероссийского восстания против власти.

Иным следствием затянутости конфликта стало то, что сложившаяся верхушка обеих республик приняла для себя неприятную политику иждивенчества. Чувствуя, что Россия связанна с ними персонально необходимостью выполнять Минские соглашения, руководство ЛДНР погрязло в коррупции и саботирует многие инициативы Москвы.

Основная же часть населения по-прежнему уповает на интеграцию в РФ и экономическое благополучие, хотя, и потеряла за последнее время возможность открыто высказывать свое мнение на митингах и сходах.
 

 

Андрей Смирнов

Просмотров: 1435
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Что происходит во время и после смерти? Ваджра - оружие древних богов Русские головные уборы: кокошник, кичка, шапка, косынка Глаза зеркало души или Веды о рассах: ДАрийцы, ХАрийцы, Рассены и Святорусы Древние игрушки славян Царь-пушка — вовсе и не пушка!