Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Что будет после Алеппо Запад пугают ядерным ударом из Крыма Что сделает Россия с остатками Украины. И почему Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 08 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Война Святослава с Византией - битва при Аркадиополе

Переворот в Византии. 11 декабря 969 года в результате переворота византийский император Никифор Фока был убит, а на имперском троне оказался Иоанн Цимисхий. Никифор Фока пал в зените своей славы: в октябре имперская армия захватила Антиохию. Никифор вызвал сильную оппозицию в среде знати и духовенства. Это был суровой и аскетичный воин, сосредоточенный на восстановлении мощи Византийской империи, все силы отдававший на борьбу с арабами и борьбу за Южную Италию. Богатым сословиям не пришлась по нраву отмена роскоши и церемоний, бережливость в расходовании государственных средств.

Одновременно басилевс планировал провести ряд внутренних реформ, направленных на восстановление социальной справедливости. Никифор хотел ослабить знать в пользу народа и лишить церковь многих привилегий, делавших её богатейшим учреждением империи. В результате значительная часть византийской аристократии, высшего духовенства и монашества ненавидела «выскочку». Никифора обвиняли в том, что он не происходил из царского рода и не имел по рождению прав на императорский трон. Не успел он снискать и уважение простого народа. Империю охватил голод, а родственники императора были отмечены в казнокрадстве.

Никифор был обречён. Против него выступила даже жена. Царице Феофано, видимо, пришлась не по вкусу аскетичность и равнодушие к радостям жизни Никифора. Будущая царица начала свой путь дочерью константинопольского шинкаря (содержателя питейного дома) и проституткой. Однако поразительная красота, способности, честолюбие и порочность позволили ей стать императрицей. Сначала она соблазнила и покорила молодого наследника престола, Романа. Ещё при жизни басилевса она завязала отношения с перспективным полководцем — Никифором. После того как Никифор Фока занял престол, она повторно стала царицей. Феофано сделала своим любовником блестящего сподвижника Никифора, Иоанна Цимисхия. Феофано впустила Цимисхия и его людей в спальню к императору, и Никифора зверски убили. Перед смертью над императором измывались. Надо также сказать, что Цимисхий был племянником Никифора Фоки, его мать была сестрой Фоки.

Государственный переворот значительно ослабил только начавшую «собирать камни» Византийскую империю. Завоевания Никифора на Востоке — в Киликии, Финикии и Келесирии — были почти полностью утрачены. В Каппадокии, в Малой Азии, поднял мощное восстание племянник погибшего императора, полководец Варда Фока, который собрал сильную армию на средства рода Фок. Он начал борьбу за престол. Младший брат императора Никифора II Фоки, Лев Фока пытался поднять восстание против Цимисхия во Фракии.

В этих условиях и Калокир, который пришел в Болгарию с русскими войсками, получил шанс занять имперский трон. Это было вполне в духе времени. Не раз и не два в течение долгих столетий энергичные претенденты на византийский престол поднимали мятежи, поворачивали подчиненные им армии на столицу, вели в Византийскую империю иностранные войска. Другие проводили удачные или неудачные дворцовые перевороты. Самые удачливые и способные становились новыми басилевсами.

Подготовка к войне, первые стычки

При Иоанне I Цимисхии отношения между Византией и Русью стали откровенно враждебными. Русский князь, по сообщению Василия Татищева, узнал от пленных болгар, что нападение болгарских войск на Переяславец было совершено по наущению Константинополя и, что болгарскому правительству греки обещали помощь. Он также узнал, что греки уже давно заключили союз с болгарами против русского князя. К тому же Константинополь теперь особо и не скрывал своих намерений. Цимисхий направил в Переяславец посольство, которое потребовало у Святослава, чтобы тот, получив от Никифора награду, вернулся в свои владения. Византийское правительство со времени ухода Святослава для борьбы с печенегами прекратило выплачивать Руси дань.

Великий князь быстро ответил: русские передовые отряды были направлены тревожить византийское приграничье, одновременно проводя разведку. Началась необъявленная война. Иоанн Цимисхий, едва захватил престол, столкнулся с постоянными набегами русов на византийские владения. Таким образом, Святослав Игоревич вернувшись в Переяславец, резко сменил сдержанную политику в отношении Византии. Разгорелся открытый конфликт. У князя был и формальный повод — у Святослава было соглашение с Никифором Фокой, а не Цимисхием. Никифора — формального союзника Святослава, подло убили. В это же время активизировались венгры, союзники русов. В тот момент, когда Святослав выручал свою столицу от печенегов, венгры нанесли удар по Византии. Они дошли до Фессалоник. Грекам пришлось мобилизовать значительные силы, чтобы вытеснить противника. В результате Константинополь и Киев обменялись ударами. Подкупленные византийцами печенежские вожди впервые привели войска к Киеву. А Святослав, зная или догадываясь, кто виноват в печенежском нашествии, направил послов в Буду и попросил венгерских вождей ударить по Византии.

Теперь маски были сброшены. Греки, убедившись, что ни золото, ни набеги печенегов не поколебали решимости Святослава остаться на Дунае, предъявили ультиматум, русский князь ответил отказом. Болгары заключили союз со Святославом. Русы разоряли приграничные области империи. Дело шло к большой войне. Однако время для схватки со Святославом было неудобное. Арабы отвоевывали занятые Никифором Фокой территории, пытались отбить Антиохию. Варда Фока поднял мятеж. Империю уже третий год терзал голод, особенно обострившись к весне 970 года, вызывая у населения недовольство. Раскололась Болгария. От Преславы отделилось Западно-Болгарское царство, которое стало проводить антивизантийскую политику.

В этих крайне невыгодных условиях новый византийский басилевс проявил себя искушенным политиком и решил выиграть время у Святослава, чтобы собрать войска, разбросанные по фемам (военно-административные округа Византийской империи). К русскому князю весной 970 года было отправлено новое посольство. Русские потребовали от греков выплатить дань, которую Константинополь должен был обязан выплачивать согласно прежним соглашениям. Греки, видимо, поначалу согласились. Но тянули время, стали собирать мощную армию. Одновременно греки потребовали ухода русских войск с Дуная. Князь Святослав Игоревич, по информации византийского хрониста Льва Диакона, был готов уйти, но потребовал огромный выкуп за оставляемые на Дунае города. В противном случае, заявил Святослав, «да переселятся они (греки) из Европы, им не принадлежавшей, в Азию; да не мечтают, что тавроскифы (русы) без сего примирятся с ними».

Понятно, что Святослав и не собирался уходить, предъявляя грекам трудновыполнимые требования. Русский князь не планировал уходить из Подунавья, которое хотел сделать центром своей державы. Но переговоры продолжались. Византийцы выгадывали время. Святославу оно также было необходимо. В то время как греческие послы пытались улестить и обмануть Святослава Игоревича в Переяславце, посланцы русского князя уже отправились в печенежские и венгерские владения. Венгры были старыми союзниками Руси и постоянными врагами Византии. Их отряды регулярно угрожали Византийской империи. Венгерские отряды поддерживали войска Святослава в 967 году и в 968 году атаковали византийские земли по его просьбе. И теперь князь Святослав Игоревич снова звал союзников на бой с Византией. О послах Святослава к уграм знал византийский хронист Иоанн Скилица. Сообщил об этом союзе и Татищев. В «Истории Российской» он сообщил, что когда шли переговоры между послами Цимисхия и Святославом, у русского князя было всего 20 тыс. воинов, так как венгры, поляки и подкрепления из Киева ещё не подошли. О поляках другие источники не сообщают, но в тот период вражды между Русью и Польшей не было, поэтому какие-то польские воины вполне могли выступить на стороне Святослава. Крещение Польши по римскому образцу было начато на рубеже X — XI веков и продолжалось до XIII века, только тогда Польское государство стало непримиримым врагом Руси.

За печенежских вождей шла борьба. В Константинополе прекрасно знали цену и значение союза с ними. Ещё император Константин VII Багрянородный, автор сочинения «Об управлении империей», писал, что когда римский император (в Константинополе считали себя наследниками Рима) живет в мире с печенегами, то ни русы, ни венгры не могут совершать нападения на ромейскую державу. Однако на печенегов как на своих союзников смотрели и в Киеве. Нет никаких данных о боевых действиях между Русью и печенегами за период с 920 по 968 год. А это в условиях постоянных боестолкновений на границе «леса и степи» в тот период истории довольно редкое, даже можно сказать уникальное явление. Более того, печенеги (видимо, такой же обломок скифо-сарматского мира, как и Русь) регулярно выступают как союзники русов. В 944 году великий князь Игорь Рюрикович ведёт на Византийскую империю «Великую Скуфь (Скифию)», печенеги входят в состав союзной армии. Когда с Константинополем заключен почетный мир, Игорь отправил печенегов воевать с враждебными болгарами. О союзе русов и печенегов сообщают и восточные авторы. Арабский географ и путешественник X века Ибн-Хаукаль называет печенегов «шипом русиев и их силой». В 968 году византийцы смогли подкупить часть печенежских родов, и они подошли к Киеву. Однако Святослав наказал дерзких. К началу войны с Византией печенежские отряды снова влились в войско Святослава Игоревича.

Готовясь к войне с Византийской империей, русский князь позаботился и о внешнеполитическом курсе Болгарии. Правительство царя было привязано к политике Святослава. Об этом говорят многочисленные факты. Болгары выступали в роли проводников, болгарские воины сражались с греками в составе русской армии. Русы и болгары вместе обороняли города от противника. Болгария стала союзницей Руси. Вполне возможно, что в этот период в окружении царя Бориса возобладали те вельможи, которые видели катастрофичность соглашательской, грекофильской линии политики Преславы. Болгария по вине провизантийской партии раскололась и была на грани гибели. Византия дважды подставила Болгарию под удар Руси. Причём Святослав Игоревич, когда совершил второй Дунайский поход и снова занял Переяславец, мог легко захватить и Преслав. Но русский князь великодушно прекратил боевые действия против болгар, хотя мог захватить всю страну: болгарская армия была разгромлена, а руководство деморализовано. Святослав Игоревич видел эти сомнения и шатания, он старался ликвидировать «пятую колонну» в Болгарии, которая была ориентирована на Византию. Так, он уничтожил заговорщиков в Переяславце, из-за них воевода Волк был вынужден оставить город. Уже во время войны с Византией, Святослав жестоко расправится с частью пленных (видимо, греками и провизантийски настроенными болгарами) в Филиппополе (Пловдив), который располагался на границе с Византией и был оплотом провизантийской партии. На втором этапе войны будет подавлен заговор в Доростоле, во время осады его ромеями.

Пока шли переговоры, русские отряды тревожили греческие земли, проводили разведку боем. Ромейские военачальники, которые командовали войсками в Македонии и Фракии, не могли их остановить. В армию Святослава влились союзные венгерские и печенежские отряды. К этому моменту обе стороны были готовы к войне. Полководцы Варда Склир и патрикий Пётр — он разбил арабов у Антиохии, получили приказ выступить европейские владения Византии. Империя получила возможность перебросить основные силы на Балканский полуостров. Император Иоанн Цимисхий пообещал выступить со своей гвардией против «скифов», так как «не может более сносить их необузданную наглость». Лучшие византийские полководцы получили приказ охранять границу и вести разведку, отправляя через границу лазутчиков в «скифском платье». Был подготовлен флот. В Адрианополе стали сосредотачивать запасы оружия, продовольствия и фуража. Империя готовилась к решительному наступлению.

Переговоры были прерваны. Послы Цимисхия стали от имени византийского басилевса угрожать русскому князю: в частности, напомнили Святославу о поражении его отца Игоря в 941 году, когда часть русского флота была уничтожена с помощью т. н. «греческого огня». Ромеи угрожали уничтожить русское войско. Святослав немедленно ответил обещанием разбить шатры у Константинополя и вступить в бой с врагом: «мы храбро встретим его и покажем ему на деле, что мы не какие-нибудь ремесленники, добывающие средства к жизни трудами рук своих, а мужи крови, которые оружием побеждают врага». Русская летопись также описывает этот момент. Направил Святослав к грекам людей со словами: «Хочю на вы ити и взяти градъ вашь, яко и сей», то есть Переяславец.

«Меч Святослава». Меч «варяжского» типа обнаруженный в реке Днепр у острова Хортица 7 ноября 2011 года. Вес около 1 кг, имеет длину 96 см. Датирован серединой X века.

В Константинополе хотели ударить по врагу весной, начав поход через Балканы в Северную Болгарию, когда горные перевалы освободятся от снега, а дороги начнут подсыхать. Однако получилось обратное, русские войска перешли в наступление первыми. Князь Святослав получая сведения о приготовлениях противника от передовых сил, лазутчиков-болгар, предупредил вражеский удар. Князь-воитель сам двинулся в поход на Царьград-Константинополь. Это известие было для Цимисхия и его полководцев как удар грома. Святослав Игоревич перехватил стратегическую инициативу и смешал врагу все карты, не дав завершить подготовку к походу.

Вскоре выяснилось, что стремительное наступление русских воинов и их союзников остановить просто невозможно. Весной 970 года войска Святослава Игоревича молниеносным броском прошли от низовьев Дуная через Балканские горы. Русы, пользуясь помощью болгарских проводников, разметали или обошли ромейские заставы на горных перевалах и перенесли войну во Фракию и Македонию. Русские войска захватили несколько приграничных городов. Отбили и захваченный ранее греками стратегически важный город во Фракии — Филиппополь. По сообщению византийского историка Льва Диакона, здесь русский князь казнил тысячи «грекофилов». Также во Фракии были разгромлены войска патрикия Петра, с момента войны византийские хронисты «забыли» об этом полководце.

Русская армия стремительным маршем двинулась на Константинополь. Пройдя около 400 километров, войска Святослава подошли к крепости Аркадиополь (современный Люлебургаз), на этом направлении оборону держал Варда Склир. По другим данным, решающая битва первого этапа русско-византийской войны произошла у крупного византийского города Адрианополь (нынешний Эдирне). По данным Льва Диакона у Святослава было 30 тыс. воинов, численность византийского войска составляла 10 тыс. человек. Русская летопись говорит о 10 тыс. русских воинов (войско Святослава наступало несколькими отрядами), и 100 тыс. греческом войске.

По словам византийского хрониста, обе стороны проявили упорство и доблесть, «успех битвы склонялся то в пользу одного, то в пользу другого войска». Греки смогли разгромить печенежский отряд, обратив его в бегство. Дрогнули и русские войска. Тут князь Святослав Игоревич обратился к своим воинам со словами, которые стали легендарными: «Да не посрамимъ земле Руские, но ляжемъ костьми, мертви бо срама не имамъ. Аще ли побегнемъ, срамъ имамъ. Не имамъ убежати, но станемъ крепко, азъ же предъ вами поиду: аще моя глава ляжеть, то промыслите собою». И исполчились русские, и была сеча великая, и одолел Святослав.

По словам же Льва Диакона убедительную победу одержали греческие войска. Однако есть много доказательств, что византийский хронист искажает историческую правду, поставив политику выше объективности. Надо сказать, что информационная война — это далеко не современное изобретение. Ещё древние хронисты Рима и Константинополя всячески принижали «варваров» с востока и севера, приписывая все достоинства и победы «высокоразвитым» грекам и римлянам. Достаточно сказать о несоответствии и откровенном вранье Льва Диакона. Хронист говорит о том, что бились огромные массы войска и «успех битвы склонялся то в пользу одного, то в пользу другого войска», то есть битва была ожесточенная, а затем ниже сообщает о потерях — 55 убитых ромеев (!) и 20 тысяч с лишним (!!) погибших скифов. Видимо, «скифов» из пулемётов расстреливали?! Очевидное вранье.

К тому же есть свидетельство непосредственного участника событий — греческого епископа Иоанна. Церковный иерарх в момент приближения русских войск к Константинополю обратился с горькими словами к убитому императору Никифору Фоке, выражая полное недоверие успехам полководцев Цимисхия: «…восстань теперь, император, и собери войска, фаланги и полки. На нас устремляется русское вторжение». Надо думать, что Повесть временных лет, хоть и описывает события этой войны крайне скупо, более достоверна, когда сообщает о том, что Святослав после этой жестокой битвы пошел к Царьграду, воюя и разбивая города, что и до сих пор стоят пусты.

В такой ситуации, когда победоносная армия Святослава стояла в примерно 100 километрах от Константинополя, греки попросили мира. В летописном рассказе, греки снова хитрили, испытывали Святослава, прислав ему разные дары. Князь остался равнодушен к золоту и драгоценным камням, но похвалил оружие. Византийские советники дали совет платить дань: «Лют будет сей муж, ибо богатством пренебрегает, а оружие берет». Это ещё одно доказательства греческого обмана о победе в решительном сражении. Ромеи могли одержать вверх в одной из стычек, над вспомогательным отрядом, но не в решающей битве. Иначе зачем им просить мира. Если бы основная часть русских войск (20 тыс. воинов) была уничтожена, а остальные рассеяны, очевидно, что тогда Цимисхию незачем было бы искать мирных переговоров и давать дань. Император Иоанн Цимисхий должен был в такой ситуации организовать преследование врага, пленение его воинов, пройти балканские горы и на плечах воинов Святослава ворваться в Великий Преслав, а затем Переяславец. А здесь греки умоляют Святослава Игоревича о мире.

Первый этап войны с Византийской империей завершился для Святослава победой. Но князь Святослав не имел сил для продолжения похода и штурма огромного Константинополя. Войско понесло тяжелые потери и нуждалось в пополнении и отдыхе. Поэтому князь дал согласие на мир. Константинополь был вынужден выплатить дань и согласиться с закреплением Святослава на Дунае. Святослав «…възратися в Переяславецъ с похвалою великою». Русы, болгары, венгры и печенеги покинули Фракию и Македонию. Фактически Русь и Византия вернулись к состоянию соглашения 967 года, заключенного между Святославом и Никифором Фокой. Византийская империя возобновляла уплату ежегодной дани Киеву, соглашалась с присутствием русов в Подунавье. Русь отказывалась от претензий на северопричерноморские и крымские владения Византии. В остальном сохранялись нормы русско-византийского договора 944 года.

Византийские источники об этом соглашении не сообщают, что понятно. Византийская империя потерпела тяжелое поражение от «варваров», но скоро возьмет реванш. А историю, как известно, пишут победители. Ромеям не нужна была правда о поражениях их могучей армии от «скифского» князя. Константинополь пошел на мир, чтобы подготовиться к новой войне.

Не доверять информации русской летописи в данном случае нет никаких оснований, поскольку те же византийские источники сообщают, что военные действия были приостановлены, и Варду Склира отозвали с балканского фронта в Малую Азию для подавления восстания Варды Фоки. В Константинополе расценивали мирное соглашение, как паузу в боевых действиях, военную хитрость, а не долгосрочный мир. Византийское командование старалось навести порядок в тылу, перегруппировать силы и подготовить внезапный удар в 971 году. Святослав, видимо, решил, что кампания выиграна и в ближайшее время активных боевых действий не будет. Союзников — вспомогательные печенежские и венгерские отряды, русский князь отпустил. Основные русские силы отвел в Переяславец, оставив небольшой отряд в болгарской столице — Преславе. Русских отрядов не было ни в каких других болгарских городах. Плиска и иные центры жили своей жизнью. Не затронула война и Западно-Болгарское царство, враждебное Византии. Хотя Святослав мог заключить союз с Западно-Болгарским царством. Если бы Святослав был разбит и отступил, он вел бы себя иначе. Не стал бы отпускать союзников, наоборот усилил их ряды, вызвал подкрепления из земель печенегов, венгров и Киева. Основные силы сконцентрировал у горных перевалов, чтобы отбить вражеское наступление. Получив подкрепления, перешел бы в контрнаступление. Святослав же вёл себя как победитель, не ждущий предательского удара со стороны разбитого неприятеля, который сам попросил мира.

Просмотров: 919
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Арабские источники о Славянах и Русах Ванга: после Сирии придет спасительная вера Лживая письменная история Разгром «дикой дивизии горцев» на Украине или за что батька Махно кавказцев резал Гедиминовичи-польско-литовские татары Кубанский ученый разработал технологию печати солнечных панелей на принтере