Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел Яценюк метит в «фюреры» Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Война в Донбассе закончится к концу года»

Как ни странно, в этом теперь уверены и в Киеве, и в Донецке

Глава Донецкой народной республики (ДНР) Александр Захарченко заявил, что рассчитывает на завершение конфликта в Донбассе до конца 2016 года. Захарченко также подчеркнул, что представители народных республик делают все, чтобы кризис был разрешен мирным путем

«Надеюсь, что в этом году. Но не факт. Мы пытаемся решить все миром», — заявил лидер ДНР, отвечая на вопрос жителей Донецка о том, когда в Донбассе закончится вооруженный конфликт.

Примечательно, что практически одновременно те же сроки завершения войны назвали и в Киеве. Советник главы Службы безопасности Украины (СБУ) Юрий Тандит заявил, что «в этом году будут активно происходить события, которые нам помогут вернуть территории, все к этому идет». Он отметил, что уже в 2016 году Украина вернет контроль над территориями, которые контролируются ополченцами ДНР и ЛНР.

По словам Тандита, сейчас у Украины достаточно сил, чтобы сохранять государство в целостности. Чиновник убежден, что пока наступать преждевременно, однако все идет к тому, что очень скоро бойцы Вооруженных сил Украины (ВСУ) вернут под контроль Киева всю территорию Донбасса.

При этом он обвинил ополченцев народных республик Донбасса в обстрелах. «Это активизируется в связи с тем, что природа начала дышать полной грудью, много зелени, и они боятся, что украинская армия перейдет в наступление», — подчеркнул советник.

Действительно, с началом весны резко возросла напряженность на линии соприкосновения. По сообщению Министерства обороны ДНР от 18 апреля, украинские военные в течение суток 329 раз обстреляли территорию республики. 2,5 часа они стреляли по поселку Александровка из минометов, АГС и стрелкового оружия. Уничтожен жилой дом.

Кроме того, в тот же день ВСУ дважды обстреляли позиции Народной милиции ЛНР.

15 апреля президент Украины Петр Порошенко во время празднования годовщины создания добровольческих батальонов заявил, что в 2016 году будет проведена новая волна мобилизации в ВСУ. Он отметил, что сроки проведения мобилизации в 2016-м были перенесены из-за того, что в ряды армии поступило много военнослужащих по контракту.

«Мне приятно сообщить, что десятки тысяч украинских патриотов воспользовались этой возможностью», — отметил Порошенко.

Политолог Евгений Филиндаш видит два варианта, почему в заявлениях чиновника СБУ и главы ДНР фигурирует одна и та же дата — конец года.

— Вариант первый: дата взята с потолка. По принципу: «К концу года принято завершать дела, вот и закончим». Вариант второй: это связано с предстоящими в конце этого года выборами президента США, в результате которых в Белый дом придет новая администрация. Которая, вполне вероятно, будет корректировать свою политику, в том числе — и в отношении Украины.

— Но Донецк и Киев по-разному видят окончание войны. При этом все говорят только о мирном решении…

— Смотря что, а точнее — кого понимать под Донецком и Киевом? Если большинство населения Украины, то в его интересах только один вариант — заключение устойчивого мира, основанного на компромиссном соглашении, более-менее приемлемом для обеих сторон.

Если же речь идет о нынешних властях Украины, то они максимально заинтересованы в продолжении конфликта, так как получали и продолжают получать от него как политические, так и экономические дивиденды. И, конечно же, власти в Киеве и в Донбассе рассчитывает на военный разгром противника.

— Стоит отметить, что все эти заявления происходят на фоне эскалации по всей линии соприкосновения. То, что мы сейчас наблюдаем, это подготовка к чему то?

— Возобновления боевых действий в тех масштабах, которые были до заключения минских соглашений, ожидать не стоит. Это чревато очередными разгромами для войск Киева. И этого не могут не понимать — если не в Киеве, то в Вашингтоне.

— Мирное решение конфликта хотя бы теоретически существует?

— Мирное решение возможно, но только после смены нынешнего «евромайданного» режима в Киеве. При этих правителях стабильного, долгосрочного мира на Украине, к сожалению, не будет.

— Ни о какой не просто уверенности, но даже определенности говорить не приходится, — считает бывший депутат Госдумы и экс-представитель МИД ДНР в Москве Дарья Митина. — Заявление Захарченко — это в чистом виде высказывание из серии «То ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет». Сегодня готовимся проводить выборы по украинскому законодательству, завтра хотим освободить Славянск, Краматорск и довести границы республики до границ бывшей области Украины. Послезавтра вспоминаем, что начинали борьбу в Харькове, и Харьков тоже был готов самоопределиться в пользу Новороссии. А через неделю гоним фашистов до Киева и Львова.

Вся эта словесная эквилибристика без какого-либо реального содержания уже изрядно утомила жителей ДНР, не понимающих, в какой стране они живут и что с ними будет дальше. Собственно, ничего другого Захарченко сказать и не может, поскольку является главой администрации некоего территориального образования, не обладающего никаким суверенитетом. Народное волеизъявление дончан было иным — они самоопределились в пользу суверенитета и независимости, но внешние обстоятельства оказались сильней. Судьба Донбасса, увы, на сегодняшний день зависит от внешнеполитических обстоятельств и внешних игроков.

Что именно имел в виду Захарченко под «концом года», трудно сказать, но первое, что приходит в голову — смена американской администрации после президентских выборов. Разумеется, с нынешним президентом США — «хромой уткой» — России говорить не о чем.

— Киев тоже верит, что сможет закончить войну до конца года. Только видит завершение войны в «возвращении контроля над территориями, контролируемыми боевиками».

— В отличие от Москвы, не говоря уже о Луганске и Донецке, Киев вполне последователен. Для него итогом войны должно стать возвращение контроля над территориями. Безапелляционная уверенность Киева базируется на том, что никакого другого пути ни в одном документе не зафиксировано, а нежелание России решать вопрос силовым путем очевиден.

— Возможно ли вообще мирное решение? Или выбор только между войной и «заморозкой» боевых действий?

— Мирное решение возможно только путем договоренностей, которые устроят все стороны. Если «мирные договоренности» будут навязанным какой-либо стороне вариантом (например, Запад за спиной у республик договорится с Москвой о передаче границы и возвращении Донбасса Украине), то мира не будет. Будет либо полномасштабный кровавый конфликт, либо вялотекущая неопределенность на фоне перестрелок и провокаций. Любая попытка восстановить на самоопределившихся территориях украинскую администрацию будет чревата большой кровью и дальнейшей войной.

А вот как объясняет слова лидера ДНР политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок:

— На чем основана уверенность Захарченко? Почему до конца этого года?

— Важнейшая, пожалуй, обязанность настоящего лидера — вселять в людей уверенность в завтрашнем дне несмотря ни на что. Александр Захарченко со своими лидерскими обязанностями справляется отлично.

— С чем связано нынешнее обострение? Порошенко объявляет о новой мобилизации. Советник главы СБУ говорит, что конфликт решится до конца года. Это угрозы?

— Это игра словами. На протяжении всего конфликта на Донбассе, в том числе в периоды относительного перемирия, информационное пространство заполняется данными о том, что, согласно самой достоверной информации, «скоро» ВСУ пойдёт в атаку по всему фронту. Вопрос только: зачем?

Если предположить самый невероятный сценарий, что Россия завтра бросит Донбасс на произвол судьбы, армии ДНР и ЛНР сдадутся украинским военным, а те займут всю территорию провозглашённых республик, то что со всем этим будет делать президент Порошенко? А ничего. Украинский президент в страшных снах видит возвращение Донбасса, с разрушенными домами и заводами, искалеченными судьбами, с людьми, имеющими более чем веские основания ненавидеть Украину.

— Захарченко говорит, что власти ДНР будут стараться решить конфликт миром. Это возможно? Мирное решение, которое надолго исключит вероятность возобновления войны, вообще существует?

— «Замороженные» конфликты во всём мире — это обоюдоострое оружие, которое при определённых условиях может порезать все стороны, так или иначе претендующие на контроль над спорной территорией. В этом смысле, конечно, давать какие-то гарантии, что «замороженный» конфликт не перейдёт снова в «горячую» фазу, нельзя.

Что же касается относительно мирного сожительства Украины и республик Донбасса, то оно мне представляется существенно более реалистичным, чем захват Донбасса украинской армией или, напротив, вооружённый выход сил ДНР и ЛНР на административные границы бывших Донецкой и Луганской областей.

— Говоря о мирном решении, многие подразумевают «Минск». При этом эксперты соглашаются, что «Минск» невыполним в принципе, так как не устраивает ни одну из сторон. А каково ваше мнение? Сколько еще времени понадобится, чтобы понять, что этот формат устарел, и возможен ли новый формат? Каким вы его видите?

— Главной целью минских договорённостей было и остаётся прекращение полномасштабных боевых действий в Донбассе. Эта цель достигнута, хотя перемирие может быть нарушена завтра.

От нынешнего «Минска» можно двигаться в двух направлениях: в сторону отмены автономии отдельных регионов Донецкой и Луганской областей и возвращении их под контроль Киева. Или в сторону признания независимости ДНР и ЛНР. Обе крайние точки существенно более недопустимы, чем имеющийся сейчас компромиссный вариант.

Если кто-то из критиков «Минска» предложит что-то, выходящее из этой линии и не фантастическое в духе «уже через две недели после расторжения ненавистных минских договорённостей победоносная армия Новороссии займёт Киев», критику можно будет рассматривать серьёзно.

— Саманта Пауэр заявила, что продолжение войны будет катастрофой для всех. Так ли это? Для кого это действительно будет катастрофой, а для кого единственным выходом из замкнутого круга минских соглашений?

— Саманта Пауэр, несмотря на своё специфическое амплуа, далеко не всегда говорит неразумные вещи. Худой мир лучше доброй войны, а в минских соглашениях не следует искать ответы на все вопросы обустройства Донбасса или его дальнейших отношений с Украиной, Россией и миром в целом. Нынешний худой мир выстрадан как теми, кого так или иначе коснулась «АТО» в Донбассе, так и усилиями международного сообщества. Прежде всего, лидеров и министров иностранных дел России, Германии, Франции и США. Нарушение этого зыбкого мира ударит не только по многострадальным Донецку и Луганску, но и по системе международных договорённостей как таковой. Это недопустимо.

— Будущая смена хозяина «Белого дома» как-то повлияет на процесс? Будут ли у нового президента США развязаны руки?

— Американские президенты с момента окончания «холодной войны» так или иначе влияют на все ключевые события в мире. При победе любого из демократов, а также любого из республиканцев за исключением, пожалуй, Дональда Трампа, ожидать действительной разрядки отношений между США и Россией (и, следовательно, Украиной и республиками Донбасса) наивно.

Уходящая же администрация Барака Обамы не станет делать резких движений в отношении России, чтобы при негативном развитии событий не сыграть на руку своим оппонентам из Республиканской партии.

Впрочем, даже при победе единственного не замеченного в антироссийской риторике в рамках нынешней избирательной кампании кандидата Трампа рассчитывать на «дружбу» между нашими странами не приходится. Геополитика диктует свою повестку.

Дмитрий Родионов

Просмотров: 2856
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Эротика-искусство или оружие Аленький цветочек Влияние кукол Барби и им подобных на наших детей Старинная традиционная русская одежда XVIII-XIX вв Толерантность - духовный СПИД Гедиминовичи-польско-литовские татары