Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

ЦРУ: врачи на Кубе лучше, чем в США Так говорил Шуляк: раздача "Калашниковых", деньги от Кличко, снайперы в "Украине" Stratfor прогнозирует усиление России и дальнейший раскол на Западе Как бы юбилей Украины: и четверть века продолжается развал...
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Вячеслав Пономарёв: Славянск был оставлен в результате сговора Стрелкова и ВСУ

12 апреля считается официальным днём начала обороны Славянска. На самом же деле оборона города началась задолго до этой даты. Пожалуй, это был первый и единственный случай того, когда горожане сами, именно сами, без помощи чиновников, олигархов или «вежливых людей» взяли управление городом в свои руки: создали отряды самообороны, организовали патрулирование города, практически искоренили преступность, наладили административную работу.

«Антифашист» разыскал человека, который стоял во главе этого движения – народного мэра Славянска Вячеслава Пономарёва. Вместе с ним мы вспомнили о том, как всё начиналось, узнали много новых подробностей того периода, поговорили о Стрелкове (куда уж без него), Захарченко и других представителях руководства ДНР. Узнали мы и о том, как сложилась судьба самого Вячеслава. Разговор получился большим и обстоятельным. Мы решили разделить его на несколько частей. В этой части мы вспомним о том, как всё начиналось.

- Здравствуйте, Вячеслав. Для всех нас 12 апреля - День космонавтики. Но в Донбассе теперь эта дата официально считается днём начала обороны Славянска. Вспомним, как всё было?

- Здравствуйте, да, давайте.

- Вначале пару слов о вас. Кем вы были до начала всех этих событий?

- До событий 2014 года я был директором ООО “АТП-НОВА”. Наше предприятие занималось производством мыла и транспортными грузоперевозками. Также я был одним из основателей общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией, оргпреступностью и терроризмом».

- Как вы там оказались?

- Я имел опыт оперативной деятельности, получил его во время прохождения военной службы. Плюс моя активная гражданская позиция.

- Как вы стали народным мэром? И почему именно вы?

- 14 апреля 2014 года на общем собрании жителей города, которое проходило на центральной площади, путем простого открытого голосования я был избран народным мэром. Заключив договор с представителями территориальной общины, был назначен Уполномоченным по делам территориальной общины Славянска. 30 апреля на внеочередной сессии горсовета был избран председателем исполкома. До избрания меня народным мэром, я уже был командиром отрядов самообороны. Жители города меня знали.

Народный мэр Пономарёв. 9 мая 2014 года.

- Расскажите, пожалуйста, об этих отрядах. Ведь, по сути, именно эти люди стали первыми в народном ополчении. Как вы всё это организовали? Из кого? Какие цели ставили перед собой?

- Я постоянно следил за развитием ситуации в Киеве и на Западной Украине. Видел, что сторонники так называемой евроинтеграции ведут явную дискриминационную политику по отношению к нам, русскоговорящему населению Юго-Востока. Понимал, что радикально настроенные и хорошо подготовленные бойцы «Правого сектора» вскоре приедут на Донбасс. Я имел определённые лидерские качества, военный и управленческий опыт работы, поэтому взял на себя полномочия по организации народного сопротивления. Ещё в декабре 2013-го в разговоре с друзьями я высказал догадку, что после окончания Олимпиады в Сочи, у нас на Украине начнется война. После убийства крымских активистов Антимайдана под Корсунем, сомнений не оставалось, необходимо с оружием в руках подниматься на защиту нашей земли от бандеро-фашистской своры.

21 февраля 2014 года можно назвать датой организации народной дружины Славянска. Тогда в парке Ленина у памятника Воину Освободителю в 19.00 собралось семьдесят неравнодушных жителей города. В этот же день, обсудив ситуацию в Киеве, мы приняли решение работать над созданием отрядов самообороны. Поскольку большая часть милиционеров (около ста человек), были откомандированы в Киев, город практически был беззащитным. Было принято решение об организации патрулирования города в темное время суток, охраны митингов и протестных акций. Город мы разбили на двенадцать секторов, из ребят сформировали подразделения по территориальным признакам, отделение, взвод, рота. Отдельно я сформировал группы из казаков, бывших военных и охотников. Параллельно велась идеологическая работа, мной был назначен замполит. Работой с населением занимался председатель местной ячейки Компартии Украины – Анатолий Хмелевой, и активисты компартии.

23 февраля у меня состоялся разговор с заместителем начальника ГОВД Беляниным. Достигнув в результате беседы принципиального согласия по обеспечению правопорядка в городе, мы начали совместную работу. Я выделял наших ребят на усиление блокпостов ГАИ, по договоренности некоторые районы города мы взяли под свой полный контроль. Показатели преступности практически полностью обнулили. События стали разворачиваться стремительно, каждый день приносил новые вопросы, которые мы решали. Добавилось патрулирование на блокировании склада с оружием в Параскеевке под Соледаром, так начались складываться отношения с такими же патриотами из других городов Донецкой и Луганской областей. В Донецке я наладил взаимодействие с ветеранами ВМФ, на одном из митингов, которые они организовали, был избран так называемый народный губернатор Павел Губарев. Одновременно вел работу с казаками ВВД. К концу февраля провел встречи с руководителями отрядов самообороны близлежащих городов. Второго марта в Славянске провели первое собрание Координационного Совета командиров отрядов самообороны пяти городов – Славянска, Красного Лимана, Краматорска, Дружковки, Константиновки. Тогда же я был избран командиром совета.

Теперь перед нами стояла задача боевой подготовки и возможность вооружиться. К 10 марта у нас уже была сформулирована идея взять под свой контроль ГОВД в пяти городах в один день. В каждом городе была своя специфика, но самое главное - это было нам по силам. На совете я принял решение выехать в Крым и найти возможность скоординировать наши действия (из простого анализа следовало, что мы, захватив ГОВД, не сможем продержаться более трёх дней максимум, оружия и боекомплекта всё равно было недостаточно). Выезжая на все захваты ОГА в Донецке, видел, что разговаривать там не с кем. Пытался выйти на людей Губарева. Безрезультатно. Ходаковский на встречу не приехал, причин не знаю. С Захарченко так же не сложилось, хотя беседовал с ним и с Мельником. В Донецке нам не удалось к середине марта найти координации ни с кем, кроме общественной организации “Ветераны ВМФ”.

12 марта я с друзьями выехал в Крым, используя старые знакомства и связи вышел на Совет Министров АР Крым. Главная задача была решена, меня вывели на Екатерину Губареву (поскольку Павел уже был арестован, она была координатором Народного Ополчения Донбасса). Встретившись уже в Донецке с доверенными лицами Губарева, продолжили дальнейшую деятельность по формированию боевых подразделений, организацией митингов, соцопросами и возможностью получить оружие.

30 марта мы в Славянске впервые дали отпор первым визитерам с майдана. Это была первая победа, очень яркая и громкая. На следующий день я дал интервью на местном ТВ с пояснениями о нашем движении, целях и задачах. Так жители города наконец-то узнали, кто действительно охраняет город.

3 апреля в интернете появилось провокационное видео с призывом взять оружие и выйти в Донецке на акцию протеста. А мы уже готовились в это время брать областное СБУ и 6 апреля сводный отряд из 180 человек из Славянска, Красного Лимана, Краматорска, Дружковки и Константиновки, а также около 100 человек дончан. К 4.00 без особого труда заняли здание. Так мы получили первое оружие. В этот день точка невозврата была пройдена, теперь только вперёд.

Вячеслав Пономарёв с ополченцами Славянска

В этот день я познакомился с Игорем Безлером, который прибыл к нам и принимал участие в переговорах с руководством МВД и СБУ. Не найдя понимания и поддержки с теми, кто в это время занял ОГА, мной было принято решение покинуть Донецк и ехать по своим городам, готовиться к захвату местных ГОВД. Тем более, что ещё в Крыму я озвучивал, к середине апреля мы будем готовы провести эти мероприятия. 11 апреля по скайпу у меня состоялся разговор с Екатериной Губаревой, она сказала, что ко мне в Славянск идёт группа помощи. Доверенные люди, с которыми я был на связи, отзвонились, и мы договорились о времени и месте встречи. Поскольку у меня были хорошие личные отношения с работниками ГАИ по трассе Ростов-Харьков, я дал команду транспорт, следующий ко мне в Славянск, не останавливать и не досматривать. В Дебальцево встретил автомобили. Так я познакомился с командиром группы Стрелковым Игорем Ивановичем.

Можно ли было избежать войны, каким было взаимодействие между Славянском и Донецком? И что это за человек, вокруг имени которого уже сломано немало копий, которого кто-то до сих пор боготворит, кто-то проклинает, а кто-то уже начал и вовсе забывать – Игорь Стрелков.

- Вячеслав, вы надеялись на мирное урегулирование конфликта? Или война была неизбежна?

- Возможность решить все вопросы мирным путем всегда есть. И тогда она была. Нежелание вести диалог со своим народом, дискриминация русскоговорящего населения юго-востока, амбиции представителей хунты привели к кровопролитию. Но опять же, это всего лишь американские и прозападные марионетки, которым была поставлена одна главная задача – создать конфликт с РФ. Политика двойных стандартов и желание диктовать условия привели хунту в тупик. Никто даже слушать не захотел нас. А ведь в Славянске была на тот момент единственная на весь Донбасс юридически правильно зарегистрированная и получившая свидетельство о госрегистрации народная дружина (муниципальная милиция). Мы воспользовались своим законным правом, гарантированным нам Конституцией и международным правом. Могу копии документов приложить. Но, повторюсь, слушать и слышать нас никто из Украины не захотел.

- Было ли на тот момент какое-то взаимодействие между Славянском и Донецком? Вы поддерживали связь с лидерами протеста в Донецке?

- Настоящего взаимодействия с Донецком у нас не было с самого начала по разным причинам. Со мной ни разу не общался никто из руководителей. Позже я узнал, что в так называемом народном совете ДНР были представители от Славянска - самозванцы, которым полномочий от территориальной общины Славянска никто не давал, так же, как и большинству нынешних депутатов народного совета ДНР. Мне были еще до начала весны 2014-го известны некоторые личности, и чьи интересы они представляют. Поверьте, большинство нынешних лидеров ДНР никакого отношения к народу не имеют, а преследуют в своих действиях только личные интересы или интересы олигархов. Когда Славянск воевал, под их руководством гуманитарная помощь, предназначенная Славянску, оседала в подвалах ОГА, денежные средства - в карманах четы Губаревых, добровольцев, желающих попасть в Славянск, под разными предлогами не пускали к нам и оставляли в различных подразделениях Донецка. Моё отношение к ряду деятелей ДНР осталось неизменным до сих пор.

- Поговорим о Стрелкове. Что вы можете о нём рассказать? Какими были ваши взаимоотношения?

- 12 апреля 2014 года я лично встречал и сопровождал группу добровольцев из Крыма. Стрелков ехал со мной в машине. На тот момент у меня не было никаких сомнений в отношении Стрелкова и его людей. Кроме него в группе было 52 человека. Конечно, после увиденного мной в Крыму, как всё было четко и слажено там сделано, и у нас была надежда, что в определенный момент мы тоже сможем получить необходимую поддержку для реализации своих целей.

Вячеслав Пономарёв с людьми из отряда Стрелкова

- Кстати, вы надеялись на «крымский сценарий», на ввод российских войск?

- О вводе войск РФ с самого начала говорил Стрелков. Нет, конкретно мы не надеялись на «крымский сценарий», у нас изначально были другие цели (свержение хунты, федерализация, Таможенный союз с РФ и т.д.). Вы можете удостовериться в этом, найдя в интернете мои первые интервью.

Так вот, изначально никаких сомнений в отношении Стрелкова у меня не возникало. Позже, глядя на его ошибки, на его отношение к людям стали закрадываться сомнения. В особенности они усилились, когда были отпущены из-под ареста люди, работавшие на противника. Когда его помощница Вика была замечена на воровстве гуманитарной помощи. Когда стали грабить местных жителей. Я видел запасы оружия, формы, обуви, но бойцам на передовой мало что перепадало. Тем более мне было очень непонятно, зачем военному человеку пиар-команда, занявшая в штабе два кабинета. С середины мая у меня с ним начались недопонимания, я неоднократно предлагал ему пообщаться и подкорректировать наше взаимодействие. Тем более, нельзя было «выносить сор из избы». Но он не шел на контакт. На тот момент у меня не было возможности проверить его, а когда люди из его группы сказали, что он не тот человек, за кого себя выдаёт, мне уже оставалось только наблюдать за ним. Ведь все мои люди на тот момент были на передовой, да и разборки устраивать, когда укропы на окраине города, тоже не дело. Ещё в Славянске, уже будучи под арестом, встречался с командирами подразделений, и многим была непонятна позиция Стрелкова. Но парни делали своё дело, стояли на обороне города и давали достойный отпор.

- Вячеслав, на ваш взгляд, что было бы, если бы Стрелков не пришёл в город? 

- Если бы не пришел Стрелков, мы бы развивались дальше сами, взяли бы ГОВД, и дальше делали всё так же, как и происходило. Ведь укрепления и блокпосты мы строили и организовывали сами. Карачун бы не отдали. Так же, как и было на самом деле, разоружили без него разведвзвод 25-й бригады ВДВ, забрали бы шесть БМД, боеприпасами тоже смогли бы себя обеспечить на складах в Артемовске, Соледаре, Чугуеве, Барвенково.

- Почему был оставлен Славянск?

- Славянск был оставлен в результате сговора Гиркина и ВСУ. Это предательство и трусость, что бы там сейчас бывший главком не говорил, ему уже никто не верит. Есть свидетельства ополченцев из его личной охраны, офицеров СБУ (в том числе действующих), факты и косвенные доказательства. Когда Славянск и шесть городов были сданы без боя противнику, хунте отошла почти половина территории, боевой дух ополчения упал. Выйдя в Донецк, он и там готовил сдачу. Как оптимист, я надеюсь на справедливую оценку действий Гиркина судом.

- Как вы отнеслись к тому, что ваш город сдан украинским войскам?

Когда оставляли город, мне об этом сообщили за 20 минут до погрузки. В тот момент я был под арестом. Сам выход был плохо организован, это было больше похоже на бегство. Оставили много боеприпасов, амуниции, продуктов питания. На территории авиационного училища остались почти новые КАМАЗы. В штабе не были уничтожены списки ополченцев, все они достались ВСУ. На отдельных блокпостах приказ об оставлении города доведён не был. В камерах СИЗО оставались арестованными до двадцати ополченцев, ребятам удалось открыть двери камер и бежать. Как потом говорил один из офицеров СБУ, это была часть договоренности по сдаче города. Всё это, иначе чем предательство, назвать нельзя.

Лиза Резникова

Просмотров: 1816
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Альтернативная история происхождения азбуки - глаголицы К чему приводит изоляция от общества на примере старообрядческой семьи Гимнастика Бога Хорса, покровителя казаков-характерников Ложь Солженицына. Для чего писался "Архипелаг ГУЛАГ"? Откуда у Елизаветы II диадема русской императрицы? Вилами по воде писать, бить баклуши, воду в ступе толочь