Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Кому Госдеп даст денег ЦРУ: врачи на Кубе лучше, чем в США Киевский режим накануне грандиозного шухера: грядет ли пересменка? МИД РФ и указiвкi из Киева
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Я не вижу каких-либо проблем в отношениях России и Беларуси

Во время поездки в Беларусь ресурс «Чеснок» взял у меня интервью, которое я предлагаю вашему вниманию

Н.В. Стариков о российско-белорусских отношениях, Евразийском союзе, Украине и ситуации в мире.

— Здравствуйте, Николай Викторович, для начала хотелось бы задать несколько вопросов про Беларусь. Как вы оцениваете в целом нынешние белорусско-российские отношения. И наблюдаются ли в последнее время какие-то изменения?

— Здравствуйте, во-первых, изменения я вижу только к лучшему, потому что процесс интеграции на евразийском пространстве продолжается, и к тому процессу, который когда-то инициировал президент Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко, сначала присоединилась Россия, Казахстан. Теперь уже Армения и Киргизия. Процесс продолжается. Поэтому я не то, что не вижу каких-либо проблем в отношениях между Россией и Белоруссией. Я наоборот вижу, что отношения становятся все более добрососедскими, более дружественными. И та интеграция, о важности которой постоянно говорится, она активными темпами продолжается.

— Существуют разговоры о некотором развороте Беларуси на Запад. Видите ли вы это или нет?

— Для меня очевидно, что Запад очень бы хотел попытаться развернуть Белоруссию в ту сторону, в которую, к сожалению, Западу удалось развернуть Украину. То есть в никуда. Это не путь на Запад. Это путь к развалу, потере национальной идентичности. Но у меня нет сомнений, что пока Беларусью руководит Александр Григорьевич Лукашенко, такие процессы совершенно невозможны. Запад пытается показать свое благоволение, отменяя санкции, абсурдность которых давно уже для всех очевидна, но отменяя их на время.

— Что будет происходить в случае, если наша страна будет выполнять все требования со стороны Запада?

— То есть если Белоруссия, с точки зрения Запада, будет себя хорошо вести, то возможно, “великий и могучий” запад отменит санкции дальше. В России тоже введены санкции — ничего хорошего они не принесли ни России, ни Европе. Поэтому Соединенные Штаты так активно эти санкции и навязывают. Наносится одновременно удар и по своим европейским союзникам и по России. Точно такая же ситуация и с Беларусью. Несмотря на то, что санкции были введены против Белоруссии еще раньше, чем против России, очевидно, что они не смогли внутри Белоруссии ничего изменить в ту сторону, в которую бы западу хотелось бы изменить. А это только полная подконтрольность и приход к власти прозападных марионеток.

— На Западе Россия хорошо работает в плане культурного сотрудничества, продвигает свое мнение, взгляды, свою позицию. Например, канал RT. А вот в странах бывшего Советского Союза как-то не видно этого. Почему вы думаете это так?

— Вы знаете, наверное, тут ситуация несколько двоякая. С одной стороны — необходимо продвигать свою культурную идентичность, свои взгляды в мире. Это совершенно очевидно. Но, с другой стороны, мне кажется, что поскольку Россия и Белоруссия являются единым союзным государством, то, наверное, как-то странно, если бы Россия активно пропагандировала Россию внутри Белоруссии. Мы и так составляем некое государственное образование, и это уже данность. Поэтому, наверное, есть смысл все-таки сосредотачиваться на работе с европейским избирателем. И вообще нести правду о той ситуации, которая складывается вокруг ближнего Востока, Украины, для западного мира. И не забывая, конечно, о том, что наши геополитические соперники с удовольствием вели, ведут и будут вести работу внутри Евразийского союза.

— Как, например, на Украине. Там же, кстати, российская, так называемая мягкая сила, она проиграла?

— У России на Украине не было никакой мягкой силы. Там было полное бессилие. Но основано это не только на том, что Россия как-то провалила работу. Она там практически не велась. По многим причинам. Сначала мы, собственно говоря, вели борьбу за саму Россию. И слава Богу её выиграли. Это раз. Во-вторых, организации такие, как например, Россотрудничество, занимались там не понятно чем. И даже в той ситуации, которая была на Украин,е они могли бы вести куда более активную работу и принести больше пользы. Но в-третьих, что тоже немаловажно, на Украине до сих пор, (я сейчас не говорю о Донбассе — это отдельная ситуация) в политическом поле Украины не было ни одной пророссийской политической мало-мальски значимой силы и мало-мальски значимой политической фигуры. Подчеркиваю: ни одной! Там работать просто, отчасти, было не с кем.

— А Янукович со своей командой?

— Янукович — абсолютно проамериканская фигура, американцами управляемая и американцами свергнутая в тот момент, когда у них изменились планы. Точно так же как Мубарак в Египте. Кто-то может сказать, что он был пророссийский президент? Нет? Это был абсолютно проамериканский президент. Но инспирированный американцами государственный переворот его и сверг. И только потом армия отыграла обратно. Берем ситуацию с Муаммаром Кадаффи. Он что — был пророссийский лидер? Он был союзник России? Нет! Это был абсолютно прозападный лидер, который выплатил компенсацию за несовершенные террористические акты своими “мощными” спецслужбами. “Мощь” ливийских спецслужб, мне кажется, сейчас уже очевидно всем — их просто не существовало. И Муаммар Кадаффи был свергнут при поддержке Запада.

— То есть Россия не вкладывала в Януковича деньги?

— Что значит? Вопрос звучит странно: Россия вкладывает деньги в Януковича. Мы что, давали ему деньги на избирательную кампанию? Нет. Мы что — давали ему деньги на строительство его замечательной загородной резиденции? Нет. Россия дала в долг Украине 3 миллиарда долларов. И нынешнее украинское руководство еще не хочет их отдавать. То есть, по сути, на Украине наступил дефолт. Но поскольку сегодняшняя марионеточная власть в Киеве управляема из-за рубежа, то запад усиленно переписывает свои собственные правила, чтобы сделать вид, что там дефолта нет. А конкретно Януковичу, как физическому лицу — Виктору Федоровичу, не давали ни копейки.

— А режиму его? Поддерживали, чтобы он существовал?

— Мы давали деньги в долг украинскому государству. То есть точно также как МВФ, точно так же как другие западные инвесторы. На сегодняшний момент Россия не является крупнейшим держателем государственного долга. Вы только подумайте, есть некий западный фонд (я сейчас забыл его название), он является держателем около 7—8 миллиардов долларов украинского госдолга. То есть некоторый частные инвесторы вдруг решили купить очень много государственного долга Украины. В тот момент, как другие частные инвесторы бежали оттуда, видя крушение украинского государства. Вопрос: это бизнес или политика? Очевидно, что это — чистая политика. Так что кредитование в политических целях — это распространенная мировая практика. И мы здесь в отношении Украины не были самыми большими кредиторами.

— Какие есть успехи, плюсы в существовании ЕАЭС и какие у него перспективы?

— Во-первых, плюс в том, что в России и Белоруссии нет гражданской войны. Нужно понимать, что Запад сегодня взял курс на дестабилизацию и хаотизацию целых регионов. И поэтому то, что происходит на Украине и на Ближнем Востоке, оно должно происходить повсеместно. Где у американцев хватит сил это сделать — они это будут делать. Это первое. Поэтому мощное объединение, не дающее американцам и их союзникам влезать во внутренние дела — это залог стабильности и просто человеческой жизни в прямом смысле этих слов. Во-первых: жизни. Во-вторых: человеческой. То есть без обстрелов, без бомбежек, без того чтобы сидеть в подвалах целыми месяцами. чтобы дети могли спокойно ходить в школу.

Далее. Для чего создаются вообще объединения, такие как Евразийский союз, Европейский союз? Для укрупнения рынка, для открытия каких-то барьеров, которые существуют, для движения капиталов, человеческих ресурсов и так далее. Европа это сделала в рамках ЕС. Плохо ли хорошо — отдельный вопрос. Сейчас то же самое делается на евразийском пространстве вот, собственно говоря, в двух словах смысл этого объединения. И, в конце концов, всегда есть угроза войны. Она, на мой взгляд, сегодня стала куда более очевидной. Поэтому большие объединения — они более защищены от внешней агрессии. В этом смысле мы, конечно же, должны продолжать интеграционный процесс.

— Насколько удачно этот процесс сейчас идёт?

— Вы знаете, политика — это искусство возможного. Но проблема в оценке: насколько политические лидеры справились со своими задачами — она затруднена тем, что значительная часть информации находится под столом и под сукном. И всплывает (если вообще когда-либо всплывает) лет через 50 или 100. Поэтому мы можем только субъективно оценивать: хорошо это или плохо? На мой взгляд, процессы идут достаточно активно, но, наверно, они могли бы быть более интенсивными. Хотя глядя на ситуацию, которая сложилась на Украине, возникает вопрос: а может быть сегодняшняя интеграция Евразийского союза — это не просто пятерка — пятерка с плюсом. Потому что альтернатива этому была просто: катастрофа.

— В Европе сейчас происходят серьезные потрясения. Этот процесс, как мы видим, набирает обороты. Как вы думаете, что может спасти Европу?

— В любой ситуации, всегда: человека, социальную группу, народ — может спасти самостоятельность принятия решений. Вот когда нет возможности принимать решения, то народ похож на команду корабля, которая лишена возможности как-то влиять на движение судна: поднять паруса, снять паруса, откачать воду, изменить направление движения, чтобы ветер не заваливал корабль. То есть все должны сидеть и ждать решения от кого-то в стороне. А этот кто-то может принимать решения исходя из своей выгоды. Может быть, он застраховал этот корабль на очень большую сумму и ему крайне выгодно будет чтобы он не доплыл до ближайшего порта, потому что страховая сумма превысит стоимость этого корабля со всем грузом и экипажем.

Поэтому в первую очередь европейцам нужно получить самостоятельность. Самостоятельность принятия решений. Я хочу обратить внимание, что в политической и международной сфере у России, Белоруссии, у Евразийского союза есть практически полная суверенность в принятии решений. Это очень важно. То есть, белорусское руководство принимает решения относительно политики Белоруссии — в интересах Белоруссии. Российское руководство принимает решения в отношении политики России — в интересах России. Но, поскольку наши интересы совпадают, то совпадает и с интересами и Казахстана, Армении, Киргизии, и, я надеюсь, с теми, кто позднее вступит в Евразийский союз.

— А с чем это связано, что там нет своей самостоятельности, а у нас есть?

— Посчитайте количество американских военных баз на территории Европы. Несколько сотен. Германия — чисто оккупированная страна. Поэтому, мне кажется, это и есть ответ на вопрос. Советская армия была выведена с территории Германии, потому что об этом договорились. А американская армия забыла уйти с территории Германии. Хотя не очень понятно, от кого она теперь немцев защищает? У меня есть стойкое убеждение, что она защищает Германию от немцев.

— А как американские военные базы влияют на политические решения в Европе?

— Задайте себе вопрос: вот вы руководитель страны, у вас дефицит бюджета и вы забыли вывести из Европы несколько сотен тысяч человек, инфраструктуру. Завозите туда атомное оружие, держите там самолеты, танки, тяжелое вооружение. Просто так?! Без какой-либо цели — просто их там держите? Надо же где-то им находиться! Тратите колоссальные деньги налогоплательщиков и постоянно увеличиваете свой государственный долг. Или вы, в такой ситуации, просто вывели бы войска — если они были там не нужны? Вернули бы их на американскую территорию, сократили бы их численность, а освободившиеся деньги, как это любят говорить либеральные товарищи, потратили бы на пенсионеров и детей?

— Возможно, европейцы согласны с этими базами?

— Конечно, они согласны! Сложно было бы без их согласия там находиться. Так это и есть вопрос управления политической системой. Потому что все же делают вид, что европейские государства суверенны. Если в Европе на выборах победит партия, которая ставит своей целью вывод американских войск с немецкой, например, территории (такие партии есть), то американцам придется либо осуществить там государственный переворот, что сложно, либо уходить. Поэтому там американцы выбирают третий путь: эти партии не допускать на выборы, маргинализировать, убивать их лидеров в случае каких-то успехов. И таким образом к власти не приходят политики, которые поставят так вопрос. Нам до сих пор никто не смог объяснить — зачем американские войска находятся в Германии. Этого ответа нет. Кроме одного: это оккупационная армия.

— Есть ли будущее у Балто-черноморского союза (проекта по созданию пояса буферных государств на западной границы с Россией)?

— Нет. Никакого будущего у такого проекта, конечно, нет. Потому что — это проект не созидания, а — отрицания. То есть единственная цель — коридор буферных государств, который отрезает, кстати, Россию от Европы, то бишь от Германии. Впервые такой пояс буферных государств был сделан по окончании гражданской войны, начал формироваться еще в ее ходе (я имею ввиду, конечно, гражданскую войну на территории бывшей Российской империи в начале 20-го века).

По итогам Второй мировой войны произошли тектонические изменения в картах европейских государств и этот пояс государств был ликвидирован. Но Запад опять вернулся к этой стратегии. Изменится баланс сил — изменятся географически границы. И вот эти государства-лимитрофы, главная задача которых строить плохие отношения с Россией, может быть, изменят свою политику или может вступят в Евразийский союз, если произойдут какие-то изменения в балансе сил. Вы должны понимать, это сказал, кстати, Шарль де Голль, что государственные границы всегда отражают баланс сил.

Вот посмотрите на Украине: плохой или хороший был президент Янукович — мы об этом сейчас не говорим. Плохая, хорошая была Рада — мы тоже об этом не говорим. Были партии, были олигархи, были воры, коррупционеры — все там было. Но, когда осуществили государственный переворот, открыли ящик Пандоры. Немедленно началось противостояние, уже вооруженное, внутри страны. Крым — воссоединился с Россией. И полыхнула гражданская война. Баланс сил изменился в государстве, и немедленно изменились и границы государства. Точно такие же процессы идут и в рамках всего континента и всего земного шара. То есть, не бывает пустоты.

— Сейчас в Беларуси работает МВФ. Решают вопросы о выделении нашей стране кредита. Насколько это может принести нам пользу (или наоборот вред)? И вообще может ли страна обойтись без кредитов от МВФ?

— Значит, в сегодняшней системе, где правом создания денег, которые всем миром считаются настоящими деньгами, обладают всего несколько государств. И Россия, и Белоруссия, в этом плане, находятся в состоянии угнетенном. Хорошо ли брать у кого-то кредиты и быть должным? Задайте вопрос себе на бытовом уровне: вот хорошо, когда у вас большой долг, вы набрали много долгов у банков? Наверное, ничего хорошего в этом нет. С государством ситуация точно такая же. Поэтому с одной стороны: в сегодняшней системе кредиты нужны для того, чтобы государство могло как-то сводить концы с концами. И здесь можно понять.

Но с другой стороны, мы должны думать о том, чтобы получить право суверенной эмиссии, чтобы мы не обязаны были брать у кого-то в долг для того, чтобы у нас внутри крутились колеса нашей экономики. А что касается МВФ, то от сотрудничества с этой организацией никому никогда никаких плюсов в экономике не было. Посмотрите, все государства, которые слушали МВФ, у них происходили очень большие проблемы в экономике. Ближайшие серьезные проблемы будут в экономике Украины, которая за полтора года с момента государственного переворота, просто колоссальным образом увеличила свой государственный долг.

— Можете перечислить страны, которые пострадали от МВФ?

— Пожалуйста. Это большое множество латиноамериканских государств. В частности, Аргентина, в которой произошел дефолт, Бразилия, Чили, которая после переворота генерала Пиночета первой начала проводить по совету МВФ, так называемых “чикагских мальчиков”, шоковую терапию. Любое государство, которое сотрудничает с МВФ, что-нибудь теряет. Например, Прибалтика полностью потеряла свою промышленность, следуя советам МВФ, а потом Европейского союза.

— Какая самая большая опасность для государственности России и Беларуси сейчас? Это системная опасность или нет?

— Как показала наша история (а история у нас общая) проблемы в нашем доме начинались в большей степени не из-за внешних причин, а из-за причин внутренних. И на этих внутренних противоречиях играли внешние силы. Вооруженным путем нас никто никогда не захватил. А вот организовать внутреннюю смуту в нашей истории, к сожалению, несколько раз удавалось. Поэтому благополучие всего Евразийского союза в большей степени будет покоиться на благополучии содержания наших голов. Будет порядок в головах — будет сильная армия, будет сильный союз, будет понимание свои собственных целей, будет понимание своей культурной и национальной уникальности. Не будет всего этого — у нас могут быть серьезные проблемы.

— То есть надо в первую очередь решать проблемы в головах?

— Об этом еще классики нашей литературы говорили, что проблемы — в головах.

— Спасибо большое, за беседу!

Николай Стариков
Просмотров: 661
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Сколько у Славян богов, кто они и за что отвечают и кто главный Бог? 7 причин остаться в России Свастика на советских деньгах и не только Что символизировали писанки и крашенки на Руси, до христианства Лживая письменная история Как людей разводят на работу?