Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Война, начатая американским вторжением в Ирак, продолжается 13 лет США собрались давить Китай! Интересно, как они это сделают… 2017-й решающий? Тупики украинской ситуации требуют своего разрешения уже в ближайшей перспективе Украина больше не интересна
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Ядерная изоляция России

Почему Москва отказалась от участия в саммите по безопасности в Вашингтоне

Заместитель советника президента США по ядерной безопасности Бен Родс заявил, что отказом от участия в саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне Россия упускает возможности и «изолирует сама себя». Саммит стартует в столице США 31 марта и продлится два дня. В нем примут участие более 50 государств мира.

«Мы считаем, что для России этот отказ — потерянная возможность обсудить важные вещи. Если честно, все, что она делает — это изолирует себя от обсуждения данных тем», — сказал Родс, правда, потом добавил, что обе стороны продолжают сотрудничество и диалог в этих вопросах.

Российский МИД уже отреагировал на высказывание зампомощника и назвал его «политизированной натяжкой». Директор департамента по нераспространению и контролю над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов отметил, что для такой оценки нет никаких оснований, так как Россия была и остается одной из ведущих стран в вопросах обеспечения физической ядерной безопасности.

«Мы с американцами уже 10 лет являемся сопредседателями глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма, составной частью которых является и та проблематика, которая обсуждается сейчас на саммите. Мы не только не изолированы, но и являемся сопредседателями вместе с США», — отметил Ульянов.

Россия принимала участие в предыдущих трех саммитах, которые начали собираться с 2010 года по инициативе президента США Барака Обамы. На прошлой встрече, которая проходила в Гааге, присутствовал глава МИД РФ Сергей Лавров. Но на сей раз Москва решила вообще не направлять своих представителей на мероприятие по целому ряду причин. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков 30 марта объяснил это решение «дефицитом взаимодействия» при проработке повестки саммита, хотя подчеркнул, что вопросы ядерной безопасности остаются актуальными.

Ранее представитель МИД Мария Захарова заявляла, что по мнению российской стороны, эти саммиты вообще исчерпали свое политическое значение. «В области международного сотрудничества по физической ядерной безопасности (ФЯБ) отсутствуют какие-либо объективно назревающие прорывные решения, требующие подключения глав государств и правительств», — сказала она, подчеркнув, что вопросы, которые будут обсуждаться на саммите, скорее, касаются специалистов и инженеров, а не политиков.

Еще одна озвученная причина отказа от участия в том, что организаторы мероприятия коренным образом изменили его концепцию, предложив выработать «указания» для Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма, а также ООН, Интерпола и Глобального партнерства. В МИД посчитали, что это будет «попыткой навязать мнение ограниченной группы государств упомянутым международным организациям и инициативам в обход их собственных механизмов принятия политических решений». Такое вмешательство в работу МАГАТЭ и других структур российская сторона считает неприемлемой.

Помимо России в саммите не будет участвовать еще одна крупная ядерная страна — Пакистан. Премьер Наваз Шариф отменил визит в Вашингтон из-за теракта, который произошел в Лахоре 27 марта. Также в последний момент от поездки отказалась президент Бразилии Дилма Руссефф. Она приняла такое решение в связи с политическим кризисом в стране.

Мнение экспертов по поводу необходимости участия в саммите разделились. Одни считают, что в связи с недавними террористическими актами в Бельгии, когда возникла угроза нападения на ядерные объекты страны, вопрос ФЯБ стал актуальным, как никогда, поэтому нужно использовать любую площадку для его обсуждения. Главной темой саммита станет недопущение попадания расщепляющихся материалов в руки экстремистов и усиление мер контроля над такими веществами и ядерными объектами.

Другие указывают на то, что саммиты нельзя назвать эффективным инструментом для повышения ядерной безопасности. Пока что работа в этом направлении основывается на Конвенции о физической защите ядерного материала, которая была принята еще в октябре 1979. В 2005 году в Вене к ней была принята поправка, которая существенно расширяет действие Конвенции и повышает ответственность стран за физическую сохранность ядерных материалов. Но ратифицировать эту поправку спешили далеко не все государства-подписанты. Даже США, инициатор саммитов по ядерной безопасности, ратифицировали ее только летом 2015. По состоянию на февраль 2016 года венская поправка так и не вступила в силу, потому что к ней не присоединилось достаточное количество государств. Возникает закономерный вопрос: зачем устраивать новые саммиты, если не удается заставить работать даже давно принятые документы, и не логичней было бы активизировать уже существующую структуру, чем «придумывать велосипед»?

Главный советник Российского института стратегических исследований Владимир Козин в интервью «Известиям» выразил мнение, что американский саммит — это попытка отвлечь внимание от более насущных вопросов ядерного нераспространения. Например, в 2015 году на конференции Договора о нераспространении ядерного оружия Россия попыталась активизировать вопрос о создании на «взрывоопасном» Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового поражения. Но тогда из-за позиции Израиля, обладающего, по некоторым данным, ядерным оружием, а также США, Канады и других стран, итоговый документ конференции был заблокирован. Так есть ли смысл в том, чтобы лететь Вашингтон на очередной саммит, который не закончится ничем, кроме разговоров?

Член общественного совета ГК «Росатом», член Совета Центра экологической политики России Валерий Меньшиков считает, что есть.

— Любое обсуждение в сложившейся сегодня обстановке было бы продуктивным. После терактов в Бельгии очень остро встала проблема физической защиты атомных станций. Думаю, эту тему обязательно нужно обсуждать за столом переговоров, ведь это очень специфические и при этом уязвимые технологии.

Политическая составляющая играет первую роль, но я как физик, специалист, который много лет занимается вопросами радиационной безопасности, считаю, что обсуждать эту проблему надо в любом формате. Мы ведь сами призываем на политическом уровне объединяться в борьбе с терроризмом. А это одна из составляющих такой борьбы.

Терроризм сегодня становится все более «умным». Там действуют очень подготовленные люди. Исполнители — это всегда солдаты, которых отдают на заклание. А вот организаторы — это специалисты, часто имеющие большой комплекс профессиональных знаний. Поэтому волна терроризма может перейти на совершенно новый, более масштабный и разрушительный уровень. Противодействие этой угрозе, которая пока находится на начальной стадии, необходимо обсуждать с теми странами, которые имеют на своих территориях атомные станции и могут подвергнуться таким атакам.

Наши профессионалы наверняка сделали свои выводы, но внутри страны. Я считаю, что это необходимо обсуждать и на международном уровне, причем как политическом, так и профессиональном.

— Но нет ли в организации таких саммитов попытки подменить ту же МАГАТЭ?

— Такая опасность есть. США — это страна, обладающая самым большим банком атомных станций, там их порядка ста. В силу нашего исторического опыта мы знаем, что часть американских чиновников и политиков США свою точку зрения считают единственно правильной и пытаются диктовать свои условия. Но в данном случае за этим круглым столом, где собираются люди из разных стран, не обязательно должен быть консенсус. Достаточно обсуждения шагов, которые бы не допустили террористов к уязвимым объектам. Это не только АЭС, но и комплексы опасных производств, которых в ядерных странах достаточно много. Что касается того, диктуют США свои условия или нет, мы всегда можем отказаться от подписания какого-либо документа или меморандума, если наша делегация будет с ним не согласна. Но встреча с коллегами и обмен опытом лишними не будут.

Заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелёв считает, что нужно использовать все возможности для того, чтобы продвигать свою повестку, в том числе и саммит в Вашингтоне.

— Мне кажется, что отказ от участия в саммите — ошибочный шаг. На фоне терактов в Бельгии и информации о том, что экстремисты планировали напасть на атомную электростанцию, а также с учетом испытаний баллистических ракет для доставки ядерных боеголовок КНДР, проблемы ядреной безопасности обострились, как никогда. В этих условиях следовало поехать в Вашингтон и проявить солидарность с другими странами.

Сейчас идет формирование нового мирового порядка, и Россия должна участвовать в этом процессе, чтобы он отвечал ее интересам. Но для этого нужно сидеть за общим столом и вырабатывать общие правила, а не отказываться от переговоров.

Проблемы ядерной безопасности сейчас остро встали перед мировым сообществом, и кому, как не России, принимать активное участие для их решения и поиска путей по обеспечению безопасности?

— С чем связан отказ от участия в мероприятии?

— Трудно сделать вывод о реальных причинах отказа. Не исключаю, что президент не хотел ехать в Вашингтон или посылать туда премьер-министра по политическим причинам. Все-таки саммит организован Соединенными Штатами и проводится в Вашингтоне. Своим отказом мы могли выразить недовольство состоянием российско-американских отношений и политикой Вашингтона. Но главу МИД вполне можно было направить на это мероприятие.

Глава Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, генерал-полковник Леонид Ивашов, напротив, полагает, что от игнорирования саммита Россия ничего не потеряет.

— Начнем с того, что этот саммит не единственный и не главный, а лишь одно из многих подобных мероприятий. Собираются и другие конференции, саммиты, двусторонние и многосторонние, в том числе при участии России. Раз мы решили не ехать в Вашингтон, видимо, особой пользы от участия в этом саммите не ожидается. Еще один момент в том, что зачастую в повестку подобных саммитов выносятся вопросы, не касающиеся непосредственно технологии безопасности. Они становятся политизированными, и это одна из причин отказа от участия.

Кроме того, сама территория проведения мероприятия, Соединенные Штаты, — не лучшее место для подобных мероприятий, пока у нас такие натянутые и напряженные отношения. Так что отказ от участия в саммите вполне закономерен, но понятно, что в адрес России всегда будут звучать какие-то обвинения.

— Есть мнение, что нужно использовать каждую площадку для донесения своей позиции для международного сообщества, вы с этим не согласны?

— Я противник того, чтобы бежать, куда ни позовут. Есть политические нюансы ядерной безопасности, есть экологические и чисто технические. То, что мы развиваем мирный атом, уделяем большое внимание безопасности и по этим вопросам взаимодействуем со всеми странами, которые обладают ядерным оружием и атомными станциями, не подлежит сомнению. Видимо, руководство страны посчитало, что этого достаточно, а участие в очередном саммите не принесет большой пользы.

Как я сказал, не нужно сразу бежать в каждое место, куда нас позовут. Тем более, если зовут американцы. Они ничего не будут проводить, не вложат ни одного доллара, если не увидят выгоды для себя. А вот выгода для других и всеобщая польза для них всегда на втором плане.

Мария Безчастная

Просмотров: 906
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Являлся ли хан Батый князем Ярославом? Ад под названием "Европа" Влияние кукол Барби и им подобных на наших детей Крещение Руси — грандиозный политический обман! 20 основных правил поведения в нестандартных ситуациях с агрессивно настроенным человеком Мольфары - потомки славянских волхвов Карпат