Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Киев стал для ЕС эталоном коррупции Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 07 декабря 2016 (7525) Украина и заветы Геббельса Как депутаты переписали Налоговый кодекс: украинцам стоит готовиться к новым ценам
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Ярош прорвал барьер

Националистические идеи получают все большую поддержку у граждан Украины

Украинские социологи отмечают значительный рост популярности «Правого сектора» *, сообщает ИА ПолитНавигатор. «ПС» уже обогнал по уровню электоральной поддержки фаворита прошлогодних выборов в Раду «Народный Фронт» премьера Яценюка. И сегодня имеет все шансы пройти в парламент с рейтингом 6,6%. При том, что осенью набрал всего 1,8%.

Такие данные приводит украинская социологическая группа «Рейтинг» в своем исследовании «проходимости» партий в Верховную Раду, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье.
Опрос показал, что при чувствительном падении популярности правящей коалиции, существенно увеличилась поддержка праворадикальных политических образований, особенно партии Яроша. На западе Украины она оказалась на втором месте после «Самопомощи» львовского мэра Садового. Основной электорат бывшего аутсайдера — мужчины и молодежь.


С чем связаны такие перемены в предпочтениях украинских избирателей? Можно ли говорить о том, что в обстановке хаоса, который сейчас творится в стране, общество радикализуется и в нем возникает востребованность «сильной руки»? Причем, не просто сильной, а жестокой?

— Здесь важно учитывать, что украинская социология очень резко отличается от западной и даже от российской, — обращает внимание директор российского Института инструментов политического анализа Александр Шпунт. — И, в общем, все три крупнейших социологических Центра России, лидеры которых придерживаются очень разных политических позиций, всегда практически демонстрируют одни и те же цифры.

На Украине все совершенно не так. Там социология сегодня, как у нас в 90-е гг., является инструментом политической борьбы. Поэтому я бы предпочел, прежде чем делать какие-то выводы, дождаться исследований еще как минимум двух украинских экспертных социологических центров. Тогда можно более-менее уверенно говорить, что такой тренд существует. Сейчас пока я бы не стал опираться только на имеющиеся данные.
Но тенденцию они отметили достаточно тревожную.

«СП»: — Можете, пояснить?

— Есть очень серьезные проблемы, которые возникли у режима Порошенко после выборов. Прежде всего — в сфере государственной идеологии. Порошенко и его партия не сумели сформулировать какого-то другого политического предложения украинскому народу, которое было бы сопоставимо по понятности предложению ультраправых сил. Да, националисты провалились на выборах в Раду. В силу того, что украинский избиратель в действительности не радикален, а очень осторожен. И очень боится за свою «хатыночку у гаю».

Но сегодня ситуация, когда страна — и это очевидно обывателю — разваливается. При этом некоторый внутренний консенсус по поводу того, что Украина должна двигаться в Европу, теряет опору. Европа жестко показала, что она не позволит этого. Словами Юнкера (Жан-Клод Юнкер, председатель Еврокомиссии — ред.), который сказал, что европейская перспектива для Украины закрыта. Отказом введения свободного перемещения или даже смягчения визового режима. Отсутствием серьезных инвестиций с Запада. Отсутствием реальной поддержки в конфликте на Юго-Востоке. Попыткой занять позицию арбитра в этом конфликте.

Таким образом, запрос Майдана на движение Украины в Европу, на что Порошенко опирался в самом начале своего правления, оказался нереализованным. Никакого другого запроса Порошенко предложить не может. Он занимается государственным администрированием и пытается как-то спасти украинскую экономику. Вот и все…

Но украинского избирателя, который во многом, как и российский, в отличие, например, от избирателя Германии или Британии, живет в идеологических моделях (западный избиратель не живет в таких моделях, он живет в моделях своей бытовой жизни), волнует вопрос: «Какое будущее будет у моей страны?».

В этом смысле, естественно, шараханье от Порошенко идет в сторону наиболее внятного, понятного, четко артикулированного и давно существующего предложения — предложения радикальных националистов.

«СП»: — Альтернативы разве нет?

— Та украинская социология, с которой я знаком, говорит и о другом тренде. О том, что другая часть электората Порошенко двинулась в сторону… пока не оформившейся, но все-таки идеологии бывших «регионалов».

«СП»: — Вы говорите о тех, кто симпатизирует «Оппозиционному блоку»?

— «Оппозиционный блок» — это скорее аппаратный осколок «регионалов». А существует некоторая идеология. Нельзя говорить, что «Партия Регионов» вообще не обладала идеологией. Это была идеология хитрого балансирования между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. Идеология использования преимущества транзитного государства и геополитического положения Украины.

То есть, такая позиция купца, который продает Западу восточное, а Востоку — западное. Несколько циничная, но тоже достаточно понятная для украинского обывателя.

Так вот другая социология, с которой я знаком, говорит, что часть электората Порошенко склоняется теперь к этой позиции: «Как глупо, что мы оттолкнули Россию. Хорошо бы доить и Россию, и Европу». Это тот самый прагматично-циничный тренд, который представляли бывшие регионалы.

Надо, однако, признать, что с точки зрения выборов это скорей всего, действительно, работает на праворадикальные круги.

«СП»: — Почему?

Потому что «осколкам» бывших регионалов не дадут получить больше, чем они получили сегодня. В любом случае из-под Порошенко уходит электоральная опора.

Это ни в коем случае не означает ослабление коалиции. Я не вижу сейчас никаких серьезных угроз по отношению к коалиции в Верховной Раде. Ну, просто потому что они все в одной лодке, и никто не будет рубить в ней дно. А у единственного человека, которому выгодно это дно прорубить, — я имею в виду Юлию Тимошенко — не хватит на это ресурсов.

Но это будет означать, что давление на Порошенко со стороны правых, будет усиливаться. И он вынужден будет какими-то кадровыми уступками, и, возможно, какими-то идеологическими уступками, это давление компенсировать. Чтобы не пустить его в экономику, не пустить в практическую плоскость.

И надо сказать, что Порошенко ведет сейчас очень сложную игру. Он ни в коем случае не друг России. Но сегодня для России это лучший выбор из реалистичных.

Это циничный человек, который понимает: мир (пускай с жуткой военной риторикой, с антироссийскими лозунгами) — это все-таки не война. Это единственный инструмент, чтобы выжить. И в этом смысле он, очень осторожно подкармливая радикальных союзников, дрейфует в сторону этого мира. Он не может себе позволить поражения. Потому что иначе та же самая Юлия Владимировна с сотниками Майдана войдет в Раду и устроит то же самое, что матрос Железняк устроил в свое время в Петербурге. Но этот дрейф, в сторону такого циничного примирения, он давно заметен.

«СП»: — Кому?

— Ну, это разговоры о восстановлении газопровода Таганрог-Мариуполь, которые сейчас идут. И которые явным образом возможны только в ситуации согласия между администрацией Мариуполя, подчиняющейся Киеву, и республиканцами. Это согласие на покупку угля в Донецке, которое сейчас реализовано. И прекращение всяких завиральных идей с покупкой угля в Южной Африке и в Австралии.

Эти практические, не очень предъявляемые украинскому обывателю детали поведения, радикально расходятся с агрессивной риторикой Порошенко. Они показывают, что он делает ставку на мир с Россией. Хотя при этом, безусловно, будет постоянно говорить о «российской агрессии», «российской угрозе», и о «кровавой руке Кремля». Причем, риторика будет только радикализовываться.

«СП»: — Но если правые поймут, что он играет «на два фронта», они могут объединиться и просто его убрать…

— Им не с кем объединяться. Выборы показали, что электоральная платформа праворадикалов крайне узкая. Более того, она постоянно сужается. И решение Порошенко о мобилизации — оно ведь, на самом деле, имело и внутриполитическую цель.

Мобилизация в наибольшей степени — по понятным причинам — идет на западе Украины и в центре. А это — гробы, которые туда приходят. Причем, гробы не добровольцев. Доброволец поехал — это его выбор. А хлопцев. Которые вчера работали на хлебном фургоне, а сегодня его привезли убитого. И мама плачет.

Поэтому поддержка резко радикальных идей усиливается. А вот электоральная платформа радикалов — т. е. людей, готовых за них голосовать — уменьшается. Без вариантов, что они способны свалить Порошенко и войти в Раду. Без Юли и без какого-то серьезного аппаратного бунта у них этого не получится.

Коломойский показал, что он не пойдет на аппаратный бунт. А Тимошенко сейчас не будет играть с правыми. Это для нее было бы очень опасно. Потому что она становится им обязана. Это неудобный для нее союзник.

Так что, я думаю, что движение будет в эту сторону — ужесточение радикальной риторики в пользу правых и в пользу правой идеологии. И при этом реальный дрейф в сторону прагматичных решений, которые позволили бы компенсировать глупости, наделанные в начале Майдана.

Политический аналитик Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO Станислав Бышок предположил, что рост рейтинга «правосеков» объясняется тем, что националистические идеи на Украине давно пустили прочные корни.

— Идеология «Правого сектора», особенно в ее интерпретациях украинской истории и взаимоотношений Украины и России, ничем не отличается от того, что украинские дети читают в школьных учебниках, начиная с 1991 года. Там написано то же самое. Для украинского общества, на самом деле, радикальным является, скорей, имидж некоторых активистов партии. Хотя после Майдана и после полутора лет войны люди в камуфляже с оружием уже воспринимаются достаточно привычно.

Что касается их идеологии, то она не считается радикальной — вот в чем дело.
Многие у нас не понимают до сих пор или не хотят понять, что восприятие России как врага и агрессора началось не с событий в Донбассе. Вся история российско-украинских отношений интерпретируется именно с этих позиций уже почти четверть века. И то, что происходит сейчас, в украинском истеблишменте, во всех украинских СМИ подается исключительно как война России и Украины. Поэтому «Правый сектор» там не могут воспринимать как радикалов.

Светлана Гомзикова

Просмотров: 1514
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
7 тайн продажи Аляски Бог Ярило Коляда - славянский праздник зимнего солнцеворота Славянской цивилизации быть! 7 названий России Скифы-Сарматы кто они