Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Послание Путина: война войной, а обед по расписанию Трясись, буржуй! Киев целит в крымский воздушный мост Рынок рабов: украинцев будут разбирать на органы и продавать в Европу и США
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Яценюк продал Донбасс за триллион

Какую новую войну украинский премьер объявил России?

Премьер Украины Арсений Яценюк вновь поднял вопрос о трехмиллиардном долге по еврооблигациям перед Россией. И снова в духе «кому я должен — всем прощаю».

Фактически, он даже поставил Москве ультиматум: до конца октября определиться с условиями украинской стороны по реструктуризации и частичному списанию общей суммы финансовых обязательств Киева.

«Если они (РФ — ред.) считают, что они нормальные, то мы им предлагаем 29 октября принять те самые условия, которые приняли все украинские кредиторы» — цитирует РИА «Новости» заявление Яценюка, которое он сделал на брифинге в Киеве в четверг, 15 октября.

Если же, мы, по его выражению, считаем себя «уникальными», то получим не три миллиарда, а «юридическую войну». Плюс иск на один триллион долларов за Крым и Донбасс.

Откуда взялась эта астрономическая цифра, премьер не пояснил. Но заверил, что «это только начало».

«У нас есть два ключевых кейса в ЕСПЧ. Эти два юридических дела касаются как российской аннексии Крыма, так и российской интервенции Донецка и Луганска. Финальная цифра убытков от Российской Федерации появится на финальной стадии рассмотрения дела в ЕСПЧ», — пригрозил глава кабмина Украины.

В Кремле, в свою очередь, выразили недоумение по поводу того, что «должник-банкрот» не только ставит условия, но еще и угрожает своему кредитору.

«Крым — это территория России. Донбасс — это территория Украины. Причем тут один триллион? Не ясно», — ответил на претензии Яценюка пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

А, действительно, причем? И кто, собственно, что оценивал? И, наконец, у кого больше шансов выиграть в этой «юридической войне»?

— Я бы согласился с тем, что Россия сейчас оказывается перед выбором: списание части долга, либо «юридическая война», — комментирует ситуацию президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, — Это, действительно, так. И очевидно, что этот выбор надо делать в пользу «юридической войны».

«СП»: — Почему?

— В данном случае «рычаг», который можно задействовать, это наступление дефолта по факту отказа Украины от обслуживания этого долга. Международный валютный фонд (МВФ) перед выбором. Либо он будет в нарушение собственных правил и дальше продолжать кредитование Украины. Что дискредитирует его. И, в свою очередь, даст России основание, например, прекратить участие в целом ряде его программ. Либо МВФ будет соблюдать свои принципы, перестанет давать Киеву деньги. И тогда уже Украина вернется к тому, чтобы этот долг признать и обслуживать. Поэтому здесь нужно, безусловно, идти на такую юридическую конфронтацию.

«СП»: — А как тогда быть с угрозой триллионных исков?

— Здесь можно не сомневаться. Если такая возможность у Украины будет, если они сумеют найти какую-то юридическую возможность, то она будет реализована вне зависимости о того, что будет делать или не делать Россия. Киев сделает ровно то, что может сделать. И не стоит рассматривать это в контексте торга. В смысле, они не применяют эту угрозы, а мы не применяем свою. Нет, они сделают против России то, что физически (в данном случае, юридически) в состоянии.

Я сомневаюсь в том, что такого рода иск применительно к Крыму — с такими астрономическими суммами — вообще может быть предметом юридического рассмотрения. Предметом юридического рассмотрения может быть целый ряд «кейсов», по вопросу собственности на отдельные объекты в Крыму. Действительно, там возникла масса спорных ситуаций.

Проблема в том, кто их сможет рассматривать? Какие решения по ним могут выноситься? И в каких инстанциях?

«СП»: — Поясните?

— Поскольку юридически международные институты не признают Крым частью России, то и вменить непосредственно России обязательную компенсацию по этим активам будет довольно проблематично. Можно против Крыма, как отдельной территории, вводить какие-то санкционные меры. Но они и так, в общем-то, действуют сегодня по максимуму.

Что касается иска в целом по Крыму, как активу, то он просто невозможен. Потому что речь идет не о частноправовых отношениях. Речь идет в данном случае о публично-правовых отношениях. А именно, об акте самоопределения.

Можно признавать или не признавать право на самоопределение. Признавать или не признавать «качество» этого референдума. Но в любом случае речь идет о публично-правовом акте. А не о частном.

Крым — это не объект собственности. Это территория, населенная неким сообществом людей, которые воспользовались своим правом на самоопределение. По политическим, по любым другим мотивам можно этот акт не признавать. Но это отношения юрисдикции и суверенитета. И как таковые они не могут быть объектом каких-то арбитражных исков.

«СП»: — Если вернуться к долгу Украины, который она так не хочет возвращать… Получим мы, в конце концов, эти деньги? Ведь они, насколько известно, учитываются в Федеральном бюджете на следующий год.

— Важно, насколько будет твердой позиция Москвы. Повторю еще раз: на мой взгляд, здесь необходимо приводить в действие политический рычаг. И поставить МВФ перед сложным выбором. В данном случае, это будет лучше, чем ничего.

В МВФ, я думаю, закроют глаза на отказ Украины платить по российским долгам. Найдут какие-то предлоги для того, чтобы, например, квалифицировать данный долг как коммерческий, а не государственный. МВФ может на это пойти. И продолжит кредитование Украины.

Но МВФ — это не та организация, отношением с которой мы вообще должны дорожить. Поэтому, на мой взгляд, это как раз даст прекрасные основания России для того, чтобы сотрудничество с этой организацией — глубоко вредоносной для всякого клиента — прекратить.

«СП»: — А не дорого это нам обойдется?

— Про эти три миллиарда долларов вообще можно забыть. Про них уже можно было забыть в тот момент, когда их дали Януковичу. Это было совершенно понятно уже тогда.

Замдиректора центра украинистики и белорусистики МГУ им. Ломоносова, политолог Богдан Безпалько предположил, в свою очередь, что Яценюк со своей фантастической суммой иска просто пытается делать «хорошую мину при плохой игре».

— Потому что Украина фактически — банкрот. Расплачиваться ей нечем. А реструктуризировать долги, на самом деле, отказывается далеко не только Россия. Я могу сказать, что и Franklin Templeton (американская инвестгруппа, скупившая 20% долга Украины — ред.) и остальные кредиторы, вовсе не настроены выполнять условия Киева. И насколько я могу судить, последние публичные заявления министра финансов Натальи Яресько свидетельствуют о том, что у Украины нет никаких возможностей платить по долгам. Поэтому все, что остается, это делать громогласные заявления перед средствами массовой информации.

И совершенно непонятно, на каком основании сумма госдолга будет увязываться с переходом Крыма в состав России, который является результатом волеизъявления его жителей и международного права на самоопределение. И с конфликтом в Донбассе, который сейчас фактически урегулируется Минскими соглашениями. Причем, руководство РФ многократно делало заявления, что признает Донбасс территорией Украины. От Киева только требуется, чтобы свои действия он согласовывал с Луганском и Донецком, как того требуют минские договоренности. Этого не происходит.

Так что, резюмируя, можно сказать, что Арсений Петрович просто выступает как «шантеклер» (петух, распускающий хвост — ред.).

«СП»: — Но он не только самолюбованием занимается. Он еще и «зубы показывает»…

— У петухов нет зубов. Хотя они все же могут быть грозными… Для жучков, паучков, червячков. Но когда петух кричит на медведя — это совсем не страшно, на самом деле. Поэтому это — «не зубы». Это, скорее, истерика. И воспринимается все, на самом деле, трагикомично. Потому что, с одной стороны, это трагедия — гибнут люди. А с другой стороны, когда Яценюк пытается изображать из себя льва, это, действительно, очень смешно.

«СП»: — Каков ваш прогноз по долгу? Мы получим эти деньги? Российский президент, к слову сказать, настаивает.

— Украине придется выплачивать хотя бы часть этой суммы. Но это будут, конечно же, не ее деньги. Фактически платить придется странам Евросоюза. Или каким-то международным финансовым структурам. В противном случае, вступят в силу определенные рычаги, которые Российская Федерация задействует. И это будут не только экономические рычаги.

«СП»: — А может ли Запад позволить Украине не платить? Допустим, по политическим соображениям.

— Сомневаюсь. Гораздо проще будет в данной ситуации дать Украине денег, чтобы она каким-то образом заплатила свой долг. И еще больше закабалить ее перед другими кредиторами.

«СП»: — Значит, дефолт ей не грозит?

— Украина де-факто уже в состоянии дефолта. Вот подкармливать ее могут еще долго. А тратить какие-то серьёзные суммы, конечно же, никто не будет. Украину будут просто поддерживать на плаву, пока она худо-бедно выполняет свои функции. Больше ни на что рассчитывать это государство точно не сможет.


Позже, вечером в четверг кабмин Украины пояснил слова Арсения Яценюка об иске к РФ «за Крым и Донбасс». Оказывается, украинские власти намерены требовать с России «за Крым и Донбасс» не 1 трлн. долларов, а 1 трлн. гривен. По словам представителя правительства Украины, информация о том, что премьер-министр Арсений Яценюк в своём выступлении назвал сумму в американской, а не украинской валюте, неверна, сообщил сайт RT.

Светлана Гомзикова

Просмотров: 2764
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Значение слова Урод Гимнастика Бога Хорса, покровителя казаков-характерников Богиня Тара "Кровавое воскресенье": история провокации Письма княжны Анны Ярославовны Путь воспитания будущего Воина