Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Почему враждует с нами Запад Конгресс ссорит Трампа с Россией 2017-й решающий? Тупики украинской ситуации требуют своего разрешения уже в ближайшей перспективе Ричард Спенсер: Трамп - начало глобальной консервативной революции
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Юбилей с привкусом горечи

Ровно десять лет назад, в мае 2004 года, восемь стран Восточной Европы и Прибалтики вместе с Мальтой и Кипром, под фанфары Девятой симфонии Бетховена вступили в Европейский союз. Ожидания и надежды восточноевропейцев были большими, равно как и разочарования, которые вскоре за этим последовали.

В день десятилетней годовщины «восточного расширения» ЕС в Будапеште над Дунаем вновь прошёл воздушный парад, опять летали самолёты и вертолёты, опять звучал Бетховен, реяли сине-звёздные флаги и гремел салют. Только вот оптимизма заметно поубавилось, а на лицах новоевропейцев улыбок уже намного меньше, чем тогда, в 2004-м.

Тогда, десять лет назад, многим венграм, как и словакам, чехам, полякам и прибалтам, казалось, что ещё немного и их страна начнёт жить достойной жизнью, получать европейские зарплаты, пенсии, европейский уровень здравоохранения и образования. Одним словом, жить, как граждане Германии или Франции.

Правда, уже и тогда так казалось не всем венграм. На референдуме о вступлении в ЕС в 2003-м «за» проголосовали меньше половины избирателей. Многие просто не пришли на избирательные участки, предполагая, что те условия, на которых Венгрия вступает в ЕС, не сулят им никакой «манны небесной», а разрыв в благосостоянии Западной и Восточной Европы сразу никуда не исчезнет. К тому же весь исторический опыт венгров говорил о том, что богатый Запад никогда не отличался альтруизмом в отношении Востока Европы, а все разговоры о солидарности чаще всего так разговорами и оставались.

Многие трезвые головы из числа прагматиков ещё тогда, в 2004-м, предупреждали, что «чуда от ЕС» не будет и после завышенных ожиданий будет разочарование, на волне которого Восточную Европу захлестнёт волна «евроскептицизма» и правого национализма. Но тогда прагматиков не очень слушали. Однако не прошло и пяти лет после вступления в ЕС, как Венгрия, уже в 2008 году, оказалась на грани дефолта с уровнем госдолга в 80 процентов ВВП. Если бы не «спасательный круг» МВФ и ЕС в двадцать миллиардов евро и жёсткое «затягивание поясов» населения, то неизвестно, как бы выжила экономика.

Прошло ещё пять лет, и сегодня в той же Венгрии 50 процентов граждан считают, что членство в ЕС не принесло стране ощутимых перемен, а ещё 30 процентов готовы поддержать идею местных «евроскептиков» о выходе страны из ЕС. Праворадикальная «Партия за лучшую Венгрию», «Йоббик», жёстко оппонирующая ЕС, на парламентских выборах 2010 года добилась оглушительного успеха, получив поддержку почти 20 процентов избирателей. На парламентских выборах 2014-го «Йоббик» сохранил свои позиции третьей по популярности партии Венгрии.

На этот раз на представительной конференции в Будапеште, созванной Еврокомиссией и правительством Венгрии по случаю десятилетия расширения ЕС, бывшие и нынешние министры иностранных дел предпочитали больше говорить о достижениях в сфере права и дипломатии. Здесь нет таких противоречий и разногласий, как в сфере финансов или экономики.

Правда, недавний министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле особо делал акцент на проблемах демографии. Мол, Европа всё больше отстаёт от Азии по численности населения. К 2030 году население Земли достигнет десяти миллиардов человек, и у Европы будет всего пять процентов человеческих ресурсов планеты.

Европу, в том числе и Германию, по части демографии, действительно, ждут тяжёлые времена. Судя по последним прогнозам Евростата, до 2060 года численность населения стран ЕС сократится на 30 миллионов человек. Причём половина из этих 30 миллионов придётся именно на Германию. На 5,5 миллиона меньше станет поляков, на 4,2 миллиона румын, 2 миллиона болгар. Население Венгрии в общей сложности с 1994 по 2030 год сократится на целый миллион человек, или десять процентов.

Венгерские «евроскептики» уже называют эту тенденцию «геноцидом» со стороны ЕС, объясняя такую демографию политикой жёсткой экономической эксплуатации страны со стороны западных транснациональных корпораций. Выделяя дотации из бюджета ЕС на один процент ВВП Венгрии, Запад затем ежегодно по разным каналам выкачивает из страны до 30 процентов её ВВП.


Заживём как в Европе?

Вступая в ЕС, венгры полагали, что в обозримом будущем их уровень жизни приблизится к уровню жизни недавних новобранцев — греков, испанцев или португальцев. Однако и сегодня, 10 лет спустя, он остаётся недосягаемым для большинства населения. Разрыв в зарплатах двухкратный. Если минимальная зарплата в Венгрии, по данным Евростата, 344 евро в месяц, то в Португалии она составляет 566 евро, в Греции — 684, а в Испании и вовсе 753 евро. Об уровне зар-плат Франции и Германии, где эта цифра составляет 1500 евро, пока и мечтать не приходится. Такая же картина и со средними зарплатами:Венгрия — 472 евро, Португалия — 879, Франция — 1851 евро.

При этом цены на продукты и товары первой необходимости в Венгрии практически сравнялись с ценами в Австрии и Германии. В то же время средние зарплаты в Венгрии составляют треть, а то и пятую часть от австрийских. Но что особенно возмущает местное население, так это то, что за одну и ту же работу на одном и том же предприятии в Венгрии рабочие получают намного меньше, чем их австрийские или немецкие коллеги.

Казалось бы, как-то должны были влиять на благосостояние граждан Восточной Европы немалые дотации из структурных фондов ЕС. Скажем, Венгрия получает из этих фондов три-четыре миллиарда евро в год, а платит в общий бюджет всего один миллиард. Разница ощутима. Вроде бы вот он — источник счастья. Но платит-то деньги Венгрия в бюджет ЕС из кармана налогоплательщиков, а получает средства только на инфраструктурные проекты: дороги, метро, канализация. Одним словом, до простых людей из этих денег доходит лишь небольшая часть.

В плане благосостояния населения Венгрия мало чем отличается от своих соседей — Словакии, Чехии или Польши. Похуже ситуация в Литве, значительно хуже в Румынии и Болгарии, которые составляют самый бедный «кластер» ЕС.

В начале и середине 1990-х в Венгрии была довольно сильная эйфория по поводу притока иностранного капитала и иностранных инвестиций. Так, в общей сложности на сегодняшний день с начала 1990-х в страну влилось более 60 миллиардов долларов иностранного капитала. В основном из США, Германии, Франции, Италии, Японии и Австрии. Поначалу этому радовались.

За минувшие 20 лет иностранцы построили в Венгрии крупные автомобильные заводы: «Судзуки», «Ауди», «Опель», «Мерседес». Венгрия, стоявшая при социализме в очередях за «Жигулями», вдруг стала крупной европейской автосборочной державой. Казалось бы, что ещё надо?

Однако чуть позже пришло понимание, что иностранный капитал приходит не для благотворительности. Его манит дешёвая рабочая сила и возможность больше и быстрее заработать, чем у себя в стране. По словам профессора экономики Будапештского университета Ласло Богара, транснациональные компании сразу же, ещё в начале 1990-х, поставили тогдашнему правительству Йожефа Анталла жёсткое условие: мы работаем у вас только при льготном режиме налогообложения, а прибыль вывозим из страны по своему усмотрению. И деваться было некуда.

В итоге, как подсчитал Богар, за все эти 20 лет ТНК получили от венгерского бюджета больше льгот, чем заплатили налогов. Кроме того, по его же подсчётам, ежегодно из страны западные корпорации выводят порядка двадцати миллиардов долларов произведённой здесь прибыли. Эти деньги обходят бюджет стороной, обескровливая экономику.

Получается, что сегодня не столько иностранный капитал работает на Венгрию, сколько Венгрия работает на иностранный капитал. Кто-то называет это глобализацией, кто-то колонизацией. Как ни назови, важно то, что это не нравится простым гражданам. Многие венгры, устав ждать, в последние годы просто уезжают на заработки в богатые страны ЕС. Только за последние пять лет страну в поисках счастья за границей покинули более 500 тысяч человек.

Не решила проблем страны и масштабная приватизация, по части которой Венгрия была первопроходцем среди бывших государств соцлагеря. К началу рыночных реформ в собственности государства было около двух тысяч крупных предприятий. Сегодня их осталось менее ста. Остальные ушли с молотка. Часто за символическую цену. Казна от приватизации получила около 11 миллиардов долларов, которые частично были направлены на выплату госдолга, а частично пошли в госбюджет на текущие расходы.


Ушли с молотка

Впоследствии многие приватизированные компании обанкротились или были обанкрочены новыми собственниками. Так, Венгрия лишилась целых отраслей экономики. В 2004-м, в год вступления в ЕС, был закрыт завод «Икарус», в лучшие времена производивший до 14 тысяч автобусов в год. Закрыли завод новые хозяева, концерн «Рено-Вольво», явно устранявшие конкурента. Теперь венгры ездят на импортных автобусах «Вольво» и «Мерседес», которые в разы дороже «Икарусов». Вслед за автобусным производством настал черёд и венгерской электроники. Флагман отрасли — завод «Видеотон», купленный компанией IBM, после приватизации недолго продержался на плаву и был вскоре закрыт с увольнением пти тысяч сотрудников.

Сегодня, столкнувшись с масштабным кризисом 2008—2009 годов, правительство Венгрии решило заново формировать госсектор экономики, для начала в сфере энергетики. На базе госкомпании «Венгерские электросети» будет сформирован энергетический холдинг. По мнению экспертов, госсектор в сфере энергетики поможет венгерскому правительству решать не только финансовые вопросы, но и социальные, в частности снизить безработицу.

Безработица к 2010 году достигла рекордного уровня в 11,5 процента трудоспособного населения. Это означает, что без работы оказались около 600 тысяч венгров. Целая армия. По данным журнала HVG, в среднем в 2003—2007 годах в стране было 3,9 миллиона занятых, то в 2013 году эта цифра превысила 4,3 миллиона. Однако она увеличилась в основном за счёт двухсот тысяч венгров, занятых на общественных работах уборкой улиц от мусора, снега или опавших листьев. На содержание этой армии уборщиков бюджет выделяет 30 миллиардов форинтов в год. В реальной же сфере экономики число работающих уменьшилось на 20 тысяч по сравнению с 2010-м. На этом фоне уже как-то не удивляют цифры о том, что более миллиона венгров не могут вовремя платить за электричество и коммунальные услуги, а из десяти миллионов населения три миллиона оказались за чертой бедности.

По мнению экспертов, сельское хозяйство Венгрии более всего пострадало от вступления в Евросоюз. Объём его производства за последние десять лет упал на 30 процентов, тысячи хозяйств обанкротились. В значительной мере это объясняется теми условиями, на которых Венгрия вступала в ЕС. Скажем, в отличие от поляков, венгры не смогли добиться объёма дотаций своим фермерам больше, чем 25 процентов от уровня Западной Европы. Поэтому изначально были в неравных условиях со своими конкурентами из Старой Европы. Поляки же стояли до последнего и выбили у Брюсселя дотации в 40 процентов от западноевропейского уровня.

В итоге за десять лет в ЕС Польша и польские фермеры получили от Брюсселя на 50 миллиардов евро больше, чем сами заплатили в кассу Евросоюза, сельское хозяйство на подъёме, польская деревня цветёт и хорошеет, две трети поляков довольны членством в ЕС, нет никаких «евроскептиков». Отставая от Венгрии по индексу развития при вступлении в ЕС, Польша за последние годы не только догнала Будапешт, но и опередила.

Так, правительство Петера Медьеши под давлением ЕС согласилось снизить посевные площади под пшеницу на двести тысяч гектаров больше, чем первоначально планировалось. Ещё большие уступки пришлось делать в сфере животноводства. Квота Венгрии на поголовье крупного рогатого скота была сокращена почти в три раза: с 245 тысяч голов до 95. По настоянию того же Брюсселя в Венгрии практически исчезла переработка сахарной свёклы. Были закрыты восемь местных заводов.

В советские времена в сельском хозяйстве Венгрии выращивалось 12 миллионов свиней. Большая часть свинины шла на экспорт в СССР. К моменту вступления страны в ЕС поголовье свиней в Венгрии сократилось вдвое — до шести миллионов. А к сегодняшнему дню осталось лишь три миллиона. Местный же рынок наводнила дешёвая свинина из Голландии и Дании.

Но самой большой потерей для венгерского сельского хозяйства, да и Венгрии в целом, может стать скупка венгерской плодородной земли иностранными фермерами и компаниями-спекулянтами. С 1 мая 2014 года Будапешт по договорённости с ЕС вынужден был снять мораторий на продажу земли иностранцам. Вместо моратория спешно был принят новый Закон о земле, в котором процедура покупки земельных угодий иностранцами значительно усложнена. Однако, несмотря на это, венгерские фермеры всё равно бьют тревогу. Земля в Венгрии не только очень плодородная, она в разы дешевле, чем в Западной Европе. Многие сельхозугодья, несмотря на запреты, и так уже давно скуплены иностранцами. Теперь, после отмены моратория, возможностей для легальной покупки земли у них будет больше. Между тем многие венгерские фермеры разоряются, не выдерживая конкуренции с западноевропейцами.


Супергосударство

Вступая десять лет назад в Европейский экономический союз, то есть союз преимущественно экономический, страны Восточной Европы вскоре после того неожиданно для себя обнаружили новую реальность. Союз, в который они вступили, спустя пару лет начал постепенно превращаться в супергосударство, нечто наподобие Соединённых Штатов Европы, СШЕ, о чём в своё время, на заре революции в России, писал дедушка Ленин.

Сначала в Брюсселе приняли Конституцию — Лиссабонский договор. Потом ввели посты председателя и министра иностранных дел ЕС, расширили полномочия Европарламента. Общая валюта уже к тому времени была, теперь оформляется финансовый союз. Гимн, флаг тоже есть. Одним словом, до превращения ЕС в федеративное государство остаётся совсем немного.

Но это совсем не то, к чему стремились многие восточноевропейцы, которые считают себя демократами.

Они-то хотели «Европу наций», «Европу суверенных государств», а им навязывают федерацию с центром в Брюсселе, которая, по словам бывшего президента Чехии Вацлава Клауса, всё больше напоминает коммунистические времена.

Бывший президент Чехии в дни годовщины тоже был приглашён на торжества в Будапешт, но выступал не на основной тусовке действующих политиков и министров, а в Институте «Дануб». Его доклад красноречиво назывался «А стоит ли отмечать десятилетие расширения ЕС?» и как-то был обойдён вниманием прессы. Оно и понятно. «Евроскептиков» официальный Брюссель — устроитель торжеств — не жалует. Между тем Клаус продолжает предупреждать об опасной тенденции в развитии ЕС — централизации принятия решений и снижении роли суверенных государств.

На предстоящих в конце мая выборах в Европарламент венгерская «Йоббик», уже имеющая там свою фракцию, как и многие другие европейские правые партии, пойдёт с лозунгом «Европа Наций» вместо «Европа — СШЕ». По предварительным прогнозам, на этих выборах в ЕП ожидается «прорыв» евроскептиков из разных стран — Франции, Голландии, Венгрии. Это обстоятельство может в значительной степени повлиять на то, как будет развиваться Евросоюз в следующие десять лет своего существования.

Фёдор Лукьянов, ПРАГА—БУДАПЕШТ

Просмотров: 913
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Межконтинентальные подземные тоннели Скрытые факты Славянской истории Морена - богиня смерти Новая Сербия в Российской империи Влияние кукол Барби на детей Как ставить защиту вокруг себя и очищать пищу?