Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Как украинцы строили Канаду...в концлагерях Почему партия войны на Украине захотела «мира» Как защитить себя при языковых конфликтах на Украине? «Разгром исламистов станет началом третьей мировой войны»
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Зеркало для России: Мария Локтионова о положении беженцев из Донбасса

Вот уже год, как на Украине идет самая настоящая война. Почти сразу же после майдана потекли на наши столичные приходы донецко-луганские священники и дьяконы. После майского сожжения мирных граждан в Доме профсоюзов Одессы резко пополнилось ополчение – как за счет россиян, так и за счет жителей Харькова, Киева, Мариуполя, Славянска… Все лето на наши вокзалы прибывали и прибывали беженцы. В середине этого жаркого лета вышло Постановление Правительства РФ от 22 июля 2014 года, но уже 1 августа в Москве производится прием вынужденных мигрантов с территории Украины только в рамках консультаций по вопросам оказания содействия для переезда в регионы, имеющие квоту на размещение.

Итак, Москва и Подмосковье – не место для размещения бежавших от войны. Однако уезжать от родственников и знакомых вынужденные переселенцы не спешили – к осени, как грибы после дождя, возле станций метро вырастали палатки для сбора помощи Донбассу. С восьми утра и до восьми вечера сбор пожертвований принимали люди с характерным, знакомым по фильму «Зеркало для героя» южным говорком. Разные люди останавливались у палаток – кто просто бросить мелочи и уйти, кто спросить – куда теперь податься, если синий украинский паспорт утерян на территории РФ, кто, как один молодой юрист, обнадежить «новогодним подарком от деда Мороза» - дескать, сдайте только экзамен на знание русского – и примем вас как родных. Прошли новогодние праздники, кончилась зима. Сейчас, в годовщину Одесской трагедии, ведь должны же были беженцы обустроиться и распределиться?

- Я приехала в июле, беременная вторым ребенком к родственникам в Подольск – говорит Светлана (имя изменено), бывший украинский юрист. Зарегистрировавшись в Калужской области, толкалась в очередях в ФМС. То принесите те документы, то – они не нужны, собирайте другие, а то и вовсе – не мешайте работать, вся информация на стендах. Информация и впрямь была на стендах. Но менялась чуть ли не еженедельно! Обращались в «Союз беженцев Украины», где сказали, что ничем помочь не могут, писали коллективное письмо Кобзону… Ночи осенние еще теплые были, ночевала на лавочке – потому что иначе не наездишься из Подмосковья в Калужскую область, пропустишь все приемные дни и часы. Теперь все мои мытарства позади – дочка в садик ходит, родился сын – четыре месяца уже, я жду российского гражданства по упрощенной схеме. 

«СП»: - Что бы Вы посоветовали беженцам Москвы и Подмосковья?

- Ехать в Калужскую область - она ближайшая - и там оформляться, от Москвы ждать нечего…

Что ж, видно и вправду нечего, если один из работников ФМС на Октябрьском поле отдал свою квартиру в пользование беженцам, понимая, что не в силах сделать что-то по закону… 

- Беженцы? Да меня уже раздражает это слово! – говорит Елена из Авдеевки. - Я, когда оформляла документы, писала, что отказываюсь от статуса беженца, а прошу предоставить временное убежище, разрешение на временное проживание. Но даже эти документы никому не гарантируют ни трудоустройства, ни детсадов-школ, ни, тем более, жилья. Немногочисленные мужчины из числа вынужденных переселенцев, как правило, обременены уходом за малолетними детьми и тяжелобольными родственниками, поэтому стараются найти работу любой ценой. Чаще всего эти люди работают нелегально где-нибудь на стройке, и в лучшем случае за 3-6 месяцев работы просто не заплатят, в худшем – изобьют, и нередко до смерти. 

«СП»: - А что Вы скажете о программе «Соотечественники», об упрощенном получении гражданства? 

- Упрощенное получение гражданства как минимум осложнено. Необходимо наличие среди родственников первой линии граждан РФ, то есть – родных братьев-сестер, родителей-детей, мужа или жены. Никакие племянники и двоюродные братья помочь не могут. Но и это еще не все. На упрощенное получение гражданства могут претендовать только люди трудоспособного возраста, и в лучшем случае процедура получения гражданства займет не менее полугода. Вот, например, есть семья, где муж-пенсионер имеет нетрудоспособную мать, а также жену пятидесяти лет с рабочей группой инвалидности. Понятно, что на работу никто не возьмет, а значит, и получения гражданства ожидать напрасно. Говорить ли о том, что для получения российского гражданства надо сперва отказаться от украинского? Естественно, и отказаться-то законным способом нельзя, а покупать липовые справки…

«СП»: - Как сейчас обстоят дела с работой? Почему не уезжаете из Москвы?

- Сейчас на работу в палатки (а я занималась сбором гуманитарной помощи от одного благотворительного фонда) приходят западенцы и граждане РФ. Помогаем друг другу, оказывая информационную поддержку – где нужна няня, сиделка или разовая работа, вроде соцопросов. Из Москвы я уехать не могу, так как являюсь одним из организаторов общественной организации, находящейся в стадии регистрации. Основная задача и цель создания организации – организованный сбор помощи нашим родственникам и знакомым, оставшимся в непризнанных ДНР и ЛНР. Кстати, мы планировали круглый стол с представителями ФМС, Общественной палаты, Службой занятости… Все отказались. 

- Как ни странно, для меня найти работу в Москве, где нет квот для размещения беженцев, оказалось даже легче, чем в том регионе, куда нас определили, – говорит Ольга.

«СП»: - Как это так?

- Ну, наши мужики говорят – уезжайте, отдохните пару неделек в Крыму, а мы тут пока возьмем Ясиноватую… Собрались – трусики, бусики… Жара, Крым, паром… В Крыму сразу отобрали паспорта и посадили на самолет. Наши документы вылетели следом. Прилетели в Читу. А там с утра почему-то минус три. Летом. Сибиряки удивляются – а чего это вы голые приехали? Быстро собрали одежду, но все равно многие у нас заболели. Мне предложили работу, но как только узнали про ребенка четырех лет, сразу сказали – до свидания, потому что детсадов нет. Другую работу искать? Так до ближайшего населенного пункта – 600 километров! Вместо паспорта – справка, причем без фотографии! И нет денег на дорогу! Вот, в Подмосковье устроилась на мясокомбинат… Ребенок по-прежнему вне детсада, но мы тут со своими договариваемся. Сидим по очереди… 

- Конечно, сейчас обстановка в строительстве сложная, идут большие сокращения, – рассказывает Ирина Николаевна, инженер-строитель, неофициальный работодатель. - Если и есть работа – только для профессионалов высочайшего класса, причем, если найдутся таковые из числа беженцев с Украины – все равно в Москву им путь заказан, возможна работа в Подмосковье, и преимущественно – у частников. Люди спрашивают про жилье, всем хотелось бы привезти семьи, но я отвечаю – нет, условия спартанские, проживание на объекте. Я знала одну семью из числа беженцев – мать и сын, у которого с головой явно не в порядке, но тихий и к работе способен, жили в полуподвале… Пока мне однажды не сказали: «Ирина Николаевна, а у них на ужин две холодные картошки, хлеб и чай без сахара». Ну, вот как такое возможно у нас, без войны? Дала им денег, поговорила на объекте – пристроились в доме настоятеля при храме… Говорят – теперь регулярно за Вас записки подавать будем…

За обстановкой в непризнанных республиках они все следят с замиранием сердца, конечно, не только при помощи «российского телебачення», но и в соцсетях, и через контакты с родными и знакомыми. Многие, устав мыкаться по России без жилья и работы, уезжают обратно. Да, знают, куда едут – гуманитарка часто разворовывается или уходит в магазины, дороги разбомблены, регулярны перебои с водой, светом, предприятия работают вполсилы, а зарплаты и пенсии задерживают. Но там получившие зарплату делятся с пенсионерами, помогают войти в автобус инвалидам, собирают вдовам на кроватки-коляски – словом, возвращаются будто бы в исходную точку «Зеркала для героя», и от личной инициативы каждого человека зависит многое. Они не могут поверить в то, что Россия «сдаст» Донбасс. «Три наших завода принадлежат владельцу из Подмосковья, и у нас об этом знают даже дети» - говорит одиннадцатиклассник Кирилл, работающий в Москве и дистанционно обучающийся в родной Макеевке.

Такие вот они, эти беженцы – ни здесь, ни там. А каковы мы? Долго ли можно делать вид, что наш хрупкий мир не куплен их донецко-луганской кровью и не замечать, что ни один «заперемирщик» и «единоукраинец» ни за что не сунется в обстреливаемый Донецк или Углегорск, чтобы с риском для жизни вывезти раненых?

Мария Локтионова

Просмотров: 893
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Сценарий резни русов, от старого узбека Скрытые факты Славянской истории Немецкий танкист о войне и героизме русских солдат "Кровавое воскресенье": история провокации Мамонты живут и сегодня Тайны подземных городов